Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Возвращение в Мэриборо. Часть 3. «Мэри Энн» и другие

Опубликовано 19 Ноябрь 2021 · (157 views) · 1 comment · 2 people like this

Добрый день всем, кто любит путешествовать! У нас впереди новый, наполненный яркими впечатлениями день. И нам надо спешить, потому что локомотив «Мэри Энн» уже под парами! Правда, далеко идти нам не придется. От магазина-музея колониальных товаров The Bond Store нам понадобится пройти всего лишь метров триста, чтобы оказаться на набережной реки Мэри, вдоль которой идет железнодорожная узкоколейка. Добро пожаловать в приключение!

Вот мы уже и на Macalister Station, где, купив билет стоимостью пять долларов (детский билет стоит 3 доллара, а семейный — 10), мы усаживаемся на просторную отполированную скамью в открытом вагоне и ждем последнего перед отправлением гудка. Паровоз, на котором нам предстоит прокатиться — это точная копия первого парового локомотива, построенного в Квинсленде в 1873 году компанией John Walker&Co. Заказчиками стали первые лесопромышленники региона — шотландцы Вильям Пэттигрю (William Pettigrew) и Вильям Сим (William Sim), которым паровоз был необходим для транспортировки бревен в район бухты Tin Can Bay. Кстати, компанией John Walker&Co было построено самое большое количество паровозов в Австралии. Компания существует и сейчас, ее современное имя — Downer Rail.

Локомотив был назван «Мэри Энн» в честь дочерей Вильяма Пэттигрю и его партнера Вильяма Сим, которые обе носили имя Мэри Энн. Кроме счастливого имени у паровоза-пионера были и другие особенности. Например, его котел был установлен не горизонтально, а вертикально, что давало возможности поставить колеса локомотива ближе друг к другу. А это помогало «Мэри Энн» легче преодолевать крутые изгибы железнодорожного пути. На паровом локомотиве стоял двигатель мощностью в восемь лошадиных сил, что позволяло ему тянуть груз в 40 тонн со скоростью 8 миль в час.

Всего за несколько часов «Мэри Энн» могла доставить 40 тонн древесины к месту ее сплава по Cooloola Creek. Перевозка такого груза гужевым транспортом заняла бы две-три недели! Сосновые бревна скреплялись цепями, образуя плот, который во время прилива с помощью гребного буксира 'Hercules' отправлялся в плавание к лесопилке в Dundathu, расположенной ниже по течению реки Мэри. Так этот паровоз с женским именем и трудился, пока не был уничтожен пламенем пожара в 1890-е годы.

Точная копия (реплика) легендарного парового локомотива была построена в Мэриборо компанией Wm Olds & Sons Pty. Ltd в 1998 году на пожертвования организаций и частных лиц. Каждый четверг и последнее воскресенье месяца туристы и жители города отправляются в поездку на «Мэри Энн» по маршруту «Золотая миля» («Golden Mile»). И сегодня такой шанс выпал нам!

Машинист-волонтер улыбается нам и дает долгожданный гудок! Поезд неспешно отходит от станционной платформы, и мы едем вдоль реки по направлению к живописному Queen’s Park. Когда-то земля, на которой расположен парк, являющийся одной из главных достопримечательностей Мэриборо, была собственностью нескольких промышленно-индустриальных компаний. Решение разбить на этом месте Ботанический парк-заказник было принято в 1866 году и оформлено документально в 1873.

Плавно изгибаясь, узкоколейка идет через зеленый газон, огибая живописные группы деревьев. Совсем недалеко от железнодорожного полотна растет величественная Bidwill’s Bunya Pine (Araucaria Bidwill). Джон Керн Бидвилл (John Carne Bidwill) был первым в Мэриборо ботаником на государственной службе. Когда он ушел из жизни в 1853 году в возрасте всего тридцати восьми лет, то коллекция растений, собранных им, была поделена между Ботаническими садами в Сиднее, Брисбене и Kew Gardens в Лондоне. Та часть растений, которая досталась Ботаническому саду Брисбена, была поделена, и некоторые из растений вернулись в Мэриборо.

Слева от нас остается величественная ротонда, похожая на сказочный шатер. «Band Rotunda» и расположенный неподалеку от нее «Фонтан Сказок» («Fairy Fountain») были установлены компанией MELSA (Model Engineers and Live Steamers Association). Мисс Дженет Мелвилл (Janet Melville) хотела увековечить память своего покойного брата Эндрю (Andrew Melville), который был мэром Мэриборо в 1863 году. Дженет, приехавшая вместе с братом из Шотландии, после его смерти передала крупную сумму денег городским властям с просьбой установить ротонду и фонтан в честь его памяти. Оба архитектурных сооружения были привезены в Мэриборо из Глазго, где они демонстрировались на выставке в 1888 г. «Band Rotunda» и «Fairy Fountain» уставлены в Queen’s Park в 1889 г., как символ сестринской любви.

«Мэри Энн» дает очередной гудок и везет нас по направлению к Sussex Street. Справа от нас остается прелестный уголок с миниатюрным водопадом и заросшим лилиями прудом, который местные жители так и называют — Lily Pond. Трудно поверить, что когда-то здесь был карьер по добыче гравия. Легкий ветерок доносит до нас прохладную свежесть водопада, а дети, играющие у воды, машут нам вслед. Остановившись у станции Западная (Maryborough West), паровоз дает задний ход и везет нас в обратном направлении. Мы снова любуемся живописным парком, а затем, выехав за его пределы, едем вдоль Kent Street к лесопилке Hyne timber yards на Tiger Street. А оттуда мы опять возвращаемся к исходной точке нашего путешествия — станции Macalister Station. Мы прощаемся с командой волонтеров, благодаря которой и состоялась наша поездка и расстаемся с «Мэри Энн».

Пройдя неспешным шагом по центру Мэриборо, мы уже через десять минут оказываемся у старинного здания Центральной железнодорожной станции (Maryborough Railway Station) на Lennox Street. Станция расположена в уютном деревянном здании Викторианской эпохи, построенном в 1882 году. Станционный комплекс также включает в себя здание Железнодорожного музея («Whistlestop Museum»), экспозиция которого отражает историю железнодорожного сообщения процветающего портового города, которым когда-то и был Мэриборо. Вот в этот уникальный музей мы с вами сейчас и пойдем.

В «Whistlestop Museum» собрана уникальная коллекция экспонатов, начиная от написанных от руки железнодорожный билетов до действующей модели миниатюрной железной дороги, которая, безусловно, является подлинным арт-объектом. Походите по музею и составьте свое представление о его экспозиции. А я вам расскажу о том, что выхватили из бесчисленного множества экспонатов мои глаза.

Это, конечно же, старинные электрические часы «Synchronome Electric Clock», которые когда-то были установлены над входом в здание станции. Эти часы были одним из двенадцати часовых механизмов, установленных по периметру станционных платформ. Работа всех двенадцати часов была синхронизирована. Персонал станции каждое утро в 8 часов 57 минут получал телеграфное сообщение со станции Roma Street Station в Брисбене для установки точного времени к 9 часам утра. Главные станционные часы были одной из городских достопримечательностей и позволяли всем, кто шел по улице Ellena, видеть точное время в любое время дня и ночи. Часы попали на заслуженный отдых в музей только в 1999 году. Их точная копия была установлена на здании станции 9 мая 2003 года.

В отдельном зале музея на одном из стендов находятся уникальные объекты: телефонная консоль, телеграф и переносные керосиновые аварийные лампы. Все в рабочем состоянии, благодаря золотым рукам и безвозмездному труду волонтеров, усилиями которых и существует «Whistlestop Museum». Контроль над железнодорожным движением всего региона производился из комнаты управления, расположенной в здании станции, с помощью телефонной консоли. Звонки из региональных станций поступали в Мэриборо. Причем, каждый звонок дублировался телеграфным сообщением с помощью аппарата, расположенного в правом углу выставочного стенда. А в центре дисплея находятся переносные керосиновые лампы. Лампы использовались во время отключения электроснабжения до изобретения переносных генераторов.

Но даже больше, чем все эти уникальные экспонаты мне понравилось бережное сохраненное объявление для пассажиров, прибывающих в Брисбен на Roma Street Station из Мэриборо. Оно называется «Ванна и завтрак на станции Рома Стрит» («Bath and Breakfast at Roma Street Station»). Все желающие могли привести себя в порядок, переодеться и помыться в пристройке к станционному кафе. В стоимость входили следующие услуги: теплая или холодная ванна, полотенце, мыло, и хранение вещей в раздевалке. Услуги предоставлялись за умеренную плату в один шиллинг. Те, кто хотел сэкономить, могли просто переодеться в гардеробной за шесть пенсов. Пассажиры также могли заказать завтрак из трех блюд в станционном кафе за два шиллинга. Всем, кто направлялся из Брисбена в дальнейшее путешествие, рекомендовалось воспользоваться этим сервисом именно на Roma Street Station, ибо подобные услуги были недоступны на станции «Южный Брисбен» (South Brisbane). Все для удобства пассажиров!

Теперь нам предстоит снова вернуться в исторический центр города Portside, где на Wharf Street, прямо напротив хорошо нам знакомого The Bond Store, находится Военно-Колониальный музей (Maryborough Military and Colonial Museum). И здесь нам снова понадобятся билеты Portside Pass для его посещения. Музей расположен в элегантном особняке колониальной эпохи, возведенном в 1879 году. Его владельцем был предприниматель Джеймс Эдвин Браун, который основал в Мэриборо в 1857 году компанию по продаже вин и крепких напитков. Мы входим в просторный зал первого этажа, где нас вновь встречает гостеприимная команда волонтеров.

Торжественно открытый 24 июля 2005 года Военно-Колониальный музей не только рассказывает об австралийцах, проливавших свою кровь в сражениях, застрагивающих интересы их страны, но и о пионерах-иммигрантах, которые своими целеустремлённостью и трудом способствовали развитию и процветанию Мэриборо. Мне хотелось бы обратить ваше внимание на историю семьи Ворри (The Warry Family), являвшихся почетными гражданами города. Томас Симc Ворри (Thomas Symes Warry) приехал в Мэриборо в 1880 году и основал здесь семейную бакалейную фирму Warrys PTY LTD, которая процветала на протяжении более ста лет. Он поставлял в Австралию из Лондона такие товары, как мука, кофе, чай, цельнозерновые продукты, консервированные огурцы, желатин и т. д. По мере разрастания бизнеса он дает общее название ассортименту товаров фирмы — «Auburn». Всего торговая марка «Auburn» включала в себя 89 наименований. К тому временами большинство продуктов уже производилось и упаковывалось в Австралии.

Жена Томаса Сара Агнес (Sarah Agnes Warry) много занималась благотворительностью. В годы Первой мировой войны она стала почетным казначеем организации Красный Крест. В 1919 году, Сара Агнес приложила много усилий для победы над эпидемией гриппа-испанки. Миссис Ворри организовывала благотворительные аукционы, средства от которых шли на поддержку бедный семей города. Обратите внимание на фотографию «Торта мира» («Peace Cake»), который сделала Сара Агнес. Воздушный шедевр кулинарного искусства был украшен кремовыми цветами, лирами и голубками, а на его изготовление ушло 54 куриных яйца!

Пройдя вдоль витрин, на которых выставлены персональные предметы, переданные в дар музею членами семейства Ворри, мы оказываемся в центре зала, где расположен дисплей с самой большой в Австралии коллекцией подлинных медалей, полученных австралийцами в Бурской войне. Всего на дисплее находятся 86 наград, к каждой из которых прилагается персональная информация о ее обладателе. Я хочу рассказать вам короткую историю младшего капрала Джона Орр (John Orr), двадцатилетнего мальчика, погибшего на Бурской войне.

Приехав в Австралию в пятилетнем возрасте, Джон оставил ее двадцатилетним юношей для участия в войне с бурами. Он покидает Хобарт в рядах Второго Тасманийского контингента войск 27 марта 1901 года. Находясь в арьергарде конной разведки 18 ноября того же года во время конфликта при местечке Jamestown в Южной Африке, он вплотную приблизился к засаде буров и получил выстрел в грудь. Пуля пробила замшевый кошелек с двумя южноафриканскими монетами и отскочила от них рикошетом. Удар выбил Джона из седла. Спустя несколько минут он сумел вновь оседлать коня и, отъехав буквально двести метров, получил удар разрывной пулей в спину, от которого скончался на месте. Младший капрал был похоронен товарищами на месте гибели. Джон Орр стал одним из одиннадцати тасманийцев, погибших в сражении или умерших от ран в ходе той далекой войны. Жизни остальных забрали болезни и голод. Бурская война открывает список военных конфликтов, в которую Австралия была вовлечена с начала двадцатого века до наших дней. Последней в этом перечне стала война в Афганистане, начавшаяся в 2001 году.

Коллекция музея является поистине уникальной, ибо в ней делается акцент не на описание хода военных конфликтов, а на персональные истории их участников. Музейная коллекция включает в себя более десяти тысяч различных предметов и такое же количество затрагивающих душу рассказов, большинство из которых собрано в комнате музея, посвященной сражению при Галлиполи. Она так и называется — Gallipoli Room. В центре комнаты находится деревянный бюст майора Дункана Чепмен (Major Duncan Chapman), уроженца Мэриборо и первого австралийца, вступившего на землю турецкого полуострова 25 апреля 1915 года. Война с бурами закончилась в 1902 году, а уже в 1915-ом австралийцам снова пришлось платить за амбиции и ошибки британских политиков, орошая своей кровью скалистые берега пролива Дарданелл…

Мы идем вдоль выставочных витрин комнаты. Лиц тех, кто был вырван из жизни пулей, ударом штыка или умер от обморожения, провожают нас взглядом. Лейтенант Кеннет Карлевис, сраженный пулеметной очередью 8 августа 1915 года. Командир роты майор Чарльз Гордон, который пережил Бурскую войну, но встретился со смертью на турецком берегу 25 апреля 1915 года. Лейтенант Дуглас Фримен, выславший семье письмо с осколком шрапнели, застрявшем в его ранце, за несколько дней до своей гибели. Дневники, письма, документы с бурыми пятнами крови… Крови, из капель которой потом выросли маки, цветущие на картине Мелани Джейн Фрауд (Melanie Jane Froud). Будучи уроженкой сиднейского района Blacktown, Мелани последние двадцать лет своей жизни провела в Мэриборо. Она — художник-самоучка, которая не только занимается живописью, но и работает в жанре рисунка, скульптуры, дизайна. Картина Мелани Джейн Фрауд была выбрана для оформления обложки апрельского выпуска популярного сиднейского журнала «Rock-Itt» в 2009 году. Вскоре после этого события художница передала свое полотно в дар Военно-Колониальному музею Мэриборо для экспозиции в Gallipoli Room.

Мы поднимаемся по деревянной лестнице на третий этаж особняка, где находится библиотека музея и массивные инсталляции. Одна из них представляет собой солдата, ведущего под уздцы лошадей, запряженных в водовозку «Furphy Water Cart». Такие водовозки начали использоваться во время Первой мировой войны с 1914 по 1918 гг. Они доставляли воду в армейские лагеря для походных кухонь и прочих нужд. Солдаты-водовозы были основным источником новостей, подчас основанных на слухах. Первые цистерны для перевозки воды были произведены компанией «Furphy» в городе Shepparton штата Виктория в 1880 году. Производство цистерн успешно продолжалось на протяжении последующих ста лет. На цистерне музейной инсталляции мы видим надпись, сделанную скорописью Питмена, одной из систем стенографии для английского языка. Надпись гласит: «Вода — это дар Господа, а пиво и виски — искушение дьявола, утоли жажду глотком воды».

Зайдя в библиотеку музея, в которой находятся более двух тысяч книг, уникальных рукописных дневников, документов и фотографий, мы завершаем осмотр и прощаемся c гостеприимными сотрудниками. И, заканчивая наш насыщенный день, проходим к Военному мемориалу, расположенному в Queen’s Park неподалеку от здания музея. Здесь мы видим лодки, символизирующие военные корабли, причалившие к турецкому берегу, и снова встречаем Дункана Чепмена, идущего по земле полуострова. У мемориала много школьных групп, пришедших с учителями на неформальную экскурсию. Да, в Мэриборо умеют хранить историю и знают, как передать любовь к ней молодому поколению. Может быть, в этом и кроется секрет притягательности города, в который хочется снова вернуться.

Мы провели в Мэриборо три долгих, незабываемых дня. «А что же дальше?», — спросите вы. Если с открытым сердцем и желанием узнать новое приехать в незнакомый городок, расположенный в любой стране мира, то он откроется перед вами, как дверь в хранилище историй. Так что, выбор за вами. Вполне возможно, что новую экскурсию проведете именно вы!

Наталия Самохина, Брисбен


1 comment