Russian newspaper "Unification"
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Когда пою, мне снова 30

Когда пою, мне снова 30

Раздались резкие мажорные аккорды, потом повисла минутная пауза, словно музыкант внутренне настраивался на произведение, и вот зазвучала музыка — бодрая, веселая, зовущая в пляс.

Сыгранная чисто, без единой заминки, музыка остановилась, и следом полилась уже совсем другая — грустная и протяжная, а невидимая певица запела высоким чистым голосом песню на какой-то знакомый грузинский мотив. Жители и сотрудники Сергиева Посада стали с интересом заглядывать в зал: «Неужели незапланированный концерт?» А, заглянув, не могли сдержать удивления, потому что пела, аккомпанируя себе, одна из новых жительниц РБО Елена Кржатян, которой уже в следующем месяце исполнится 90 лет.
Елене Григорьевне 90 можно дать разве что с натяжкой: энергии у нее хоть отбавляй, даже несмотря на то, что передвигается лишь со специальными ходунками. И пообщаться она любит, с удовольствием рассказывая о своих замечательных внуках и любимом сыне, о своей дорогой сердцу музыке. А голос ее и вовсе остался молодым, застыл где-то на отметке «30». Голос — это ее профессиональный инструмент, да еще руки — тоже по сей день покорно слушаются хозяйку, быстро бегая пальцами по клавиатуре.

Музыкой Елена начала заниматься еще в раннем детстве, когда родители отдали ее и брата в музыкальную школу. Елена исправно училась, а брат оставлял скрипку у друга и прогуливал уроки, о чем родители узнали спустя какое-то время и дали хороший нагоняй несостоявшемуся скрипачу. Маленькая Лена, в отличие от брата, была очень прилежной ученицей, отличницей. Даже сейчас ее голос дрожит от обиды, когда она вспоминает, что на выпускном экзамене ей поставили четверку, а тогда она безутешно рыдала сутки напролет. Успокоилась только, когда ей пообещали, что без экзаменов примут в Первый музыкальный техникум Тбилиси. После выпускного она сразу устроилась на работу преподавателем по классу фортепиано и с первыми учениками занималась даже в свое свободное время. Она очень переживала за их результаты, по которым будут судить о ее работе. Результаты порадовали, а к Елене Григорьевне стали проситься другие ученики. «Ох, как я их всех любила!» — восклицает пожилая женщина и надолго замолкает, наверное, вспоминая каждого по имени, фамилии, музыкальным успехам.

Легкая грусть сменяется теплой улыбкой, когда женщина начинает рассказывать о первой встрече с будущим мужем.
— Мне было уже за тридцать, а на личную жизнь все как-то не хватало времени, потому что всю себя я отдавала работе. И вот съездила как-то в Ленинград, где купила себе самую модную одежду и казалась себе в ней такой красивой! Иду как-то однажды: белая кожа, красные щеки — ух! И прохожу мимо знакомой женщины, которая разговаривает с высоким видным мужчиной. Я им кивнула, а он сразу стал мою знакомую выспрашивать: «Кто такая? Познакомь меня с ней!» А та ему ответила: «Если она согласится, то ты будешь самым счастливым человеком». Потом нас познакомили, и так мы и договорились. Он был очень красивый, педагог-математик. Я его безумно любила, прожили много лет счастливо. Вырастили сына. А потом, когда мужа не стало, то вся моя любовь к нему перешла на единственного сына Гарика. А потом и на внуков.

Внуков у Елены Григорьевны трое, и со всеми она занималась музыкой. Сын тоже окончил музыкальную школу, говорит, что иногда играет для души, однако профессию выбрал техническую. А жену себе выбрал с высшим музыкальным образованием — наверное, не случайно. Из любимой Грузии семье пришлось уехать по причине военных действий, причем иммиграция была длинным и сложным этапом в их жизни. Для Елены Григорьевны, пожилой уже тогда женщины, переезд стал наиболее тяжелым и болезненным. Тем более, что сначала семья была вынуждена уехать в Германию, потом в Новую Зеландию, и лишь затем получилось переехать в Австралию. Сын рассказывает, что до недавного времени мама оставалась независимой и самостоятельной женщиной: справлялась с домашними делами, постоянно ездила в Чатсвуд, где выступала для армянской общины. Но два года назад здоровье начало подводить, и постепенно стало ясно, что женщине требуется круглосуточная помощь и уход. Тогда было принято непростое решение о переезде в Русское Благотворительное Общество.

После работы сын практически каждый вечер навещает ее, а днем часто приезжают два внука и внучка. Внучка Аннушка — особая гордость бабушки. Сейчас она активно занимается помощью людям, которые потеряли интерес к жизни, находятся в сложной психологической ситуации. Ее книга «Unmasking Depression» уже расходится большими тиражами в Австралии, а об авторе написал журнал Women’s Weekly как о полуфиналистке конкурса, организованного авиакомпанией Qantas — «Женщины будущего». Также Анна Кржатян основала организацию «Бабочка», которая помогает людям, находящимся в депрессии.
«Они у меня все такие активные и занятые, что правнуков, наверное, не дождусь», — сетует Елена Григорьевна. Она уже привыкла на новом месте, появились друзья-приятели. Сотрудники РБО организовали ей уголок с синтезатором, где она с удовольствием играет в послеобеденные часы, а если есть настроение, то и поет своим изумительным высоким голосом.

Часто это трогающие душу грустные мотивы ее любимой Грузии, с которой ей пришлось расстаться, но воспоминания о которой живут в ее музыке. И уж с ней-то она не расстанется никогда.
 


Your comment