Куда вложить золотые соверены?

Posted 7 May 2022 · (387 views) · 1 people like this

Куда вложить золотые соверены?
Eynesbury House and gold sovereign

Столицы и усадьбы.

На западе Мельбурна протекает река Верриби (Werribee). Ее протяженность около 110 километров. Проходит она, в том числе, через зоопарк (Werribee Open Range Zoo), где свободно пасутся на просторных лужайках дикие африканские животные. До прибытия белых поселенцев река Верриби была границей племени Бунуронг, шесть кланов которого жили вдоль побережья нынешнего штата Виктория. В переводе с языка коренных народов Werribee означает «хребет, позвоночник». Это красивое место в 1837 году было выбрано геодезистом Уильямом Дарком для расположения местного заповедника. Вскоре, в 1840-х годах, в этих окрестностях появилась усадьба Эксфорд. Основной дом поместья был построен по землебитной (или как еще называют, глинобитной) технологии, когда стены возводят из прессованной почвы. В ее состав входят земля, глина, песок, известь и мелкие камни. Такая технология является одним из древних методов строительства и ее выбор обусловлен, как правило, климатическими условиями.
Остатки первых известных сооружений, построенных по технологии землебита, относятся к периоду неолита. Римский историк Плиний Старший указывал, что римляне переняли этот способ строительства у карфагенян, и распространили его на своих территориях. В некоторых захоронениях времен Трипольской культуры скелеты находились под слоем плотной засыпки, поверх которого могильные камеры были закрыты землебитными «пробками». Самое известное в России сооружение такого рода — Приоратский дворец в Гатчине, где несущие стены созданы из специальным способом спрессованной и просушенной земли.

Усадьба Эксфорд (Exford), приобретенная и названная так Саймоном Стаутоном (Simon Staughton), была построена в каркасе из восьми больших стволов деревьев, найденных тут же, на собственном участке: по одному в каждом углу и по два для передних и задних дверных косяков. Стаутон прибыл в Австралию из Англии за два года до этого. Решающую роль в его переезде сыграли, как ни странно, гонки борзых.

В начале XIX века такие состязания слыли модным развлечением в Англии. К несчастью, Саймон  был неосторожным игроком, и в 1823 году, когда он делал ставки два дня подряд, то сначала потерял все наличные деньги, а затем и целое состояние. В основное время Стаутон занимался переплетным бизнесом, и держась после проигрыша подальше от игорных мест, сумел со временем восстановить значительную часть состояния.

Род Стаутонов известен еще со времен короля Ричарда I Львиное Сердце (XII век). Стаутоны жили в собственной усадьбе в Бедфорде до рокового 1823 года, когда у двух братьев, владевших поместьем, появилась «непобедимая борзая». Братья вложили в собаку все деньги, что имели. И потеряли их в одночасье. На следующий день они продолжили идти ва-банк и вновь проиграли. Да так, что были вынуждены продать поместье. К сожалению, история не сохранила для нас даже имени второго из братьев, а Саймон Стаутон (1797-1863) отправился за океан и стал пионером Австралии. В течение последующих после проигрыша несколько лет он смог накопить порядка 40 тысяч золотых соверенов. Однако вместо того, чтобы вернуть за деньги утраченное при проигрыше английское дворянство, он решил попытать счастья в быстроразвивающемся пасторальном поселении Порт-Филлип в Австралии.

27-летний бывший землевладелец приехал в Австралию в 1841 году со своей женой Мэри Сьюзен, дочерью Мэри Сьюзен и тремя сыновьями, Саймоном Фредериком, Сэмюэлем Томасом и Стивеном Джорджем. После долгого путешествия из Англии на паруснике «Гималаи» они высадились в Лиарде (ныне Порт Мельбурн). Их первый дом был на Литтл-Коллинз-стрит, недалеко от Кинг-стрит, тогда известной как Тупенни-Роуд. Золотые соверены они привезли с собой.

Как думаете, 40 тысяч - это много или не очень много для тех времен? Сколько поместий в наши дни он смог бы купить на них?
Монета «золотого соверена», весом 7,98 грамм, чеканилась из золота пробы 22-карата, Драгоценного металла в ней было 92%, так что каждая монета содержала 7,32 грамма чистого золота. По нынешнему биржевому курсу это 580 австралийских долларов в каждой монете. А у него их было 40 тысяч, что равнялось бы нынешним 23 миллионам долларов.

В июне 1842 года Стаутон получил лицензию на занятие сельскохозяйственной деятельностью и приобрел участок примерно в 25 милях западнее Мельбурна. Он построил свою усадьбу на утесе с видом на реку Верриби и ее живописное слияние с притоком Тулерн, в месте, ближайшем к Мельбурну.
На первом этаже основного дома находилась прихожая и пять спален скромных размеров. Наверху под черепичной крышей располагались три мансардные комнаты, которые придавали резиденции некую изюминку и послужили основанием для более позднего, но непроверенного утверждения, что Эксфорд был первым двухэтажным жилым домом, построенным в Порт-Филлипе за пределами Мельбурна.

Под домом находился вместительный подвал, в одной из стен которого была встроена небольшая, но прочная железная дверь, охранявшая сейф. Эксфорд был приятной, удобной и солидной резиденцией, но вряд ли в том величественном стиле, который ассоциируется с поместьями Виктории. Его скромность связана с ранней датой постройки. 1840-е годы были первыми годами скотоводства, а не строительства особняков за городом, а также годами сильного падежа скота и снижения цен на рынках шерсти, с чем не могли совладать даже люди обеспеченные. Тяжелое время продолжалось до 1847 года, но Стаутон вышел победителем и из этих суровых и беспокойных лет.

Впоследствии бум цен на скот и шерсть позволил ему совершить массовую скупку земли на государственных аукционах, в основном той, что он уже арендовал, а также дополнительных участков к северу от усадьбы по направлению к Мелтону. Так он стал одним из самых успешных и известных скваттеров Виктории. Этот термин в Австралии определял скотоводов, арендующих для своих стад необработанные участки земли.
Рядом с усадьбой, с видом на сад сохранились два живописных коттеджа с остроконечными крышами, возможно, предназначенные для летнего отдыха гостей. За рекой в шаговой доступности находился сарай для шерсти, кузница и каретный сарай. Последнее строение может быть точно датировано, на нем сохранилась надпись – «1856». В саду, по которому было удобно спускаться от усадьбы к реке, находился домик садовника, построенный несколько неуместно в романтическом готическом стиле.
В последующие годы Саймон Стаутон проводил больше времени в сити, в доме на Литтл-Коллинз-стрит, и инвестировал в городскую недвижимость, часть которой остается у его потомков и поныне.

Он умер в возрасте шестидесяти семи лет, 18 мая 1863 года, в Сент-Килде. Его загородное поместье было разделено более или менее поровну между его четырьмя сыновьями. После 1870 года оно фактически превратилось в четыре владения: Эксфорд, Эйнсбери, Нерови и Стаутон-Вейл, каждое со своей усадьбой.
Усадьба Эйнсбери была построена Сэмюэлем Томасом Стаутоном, единственным политически-активным членом семьи, который некоторое время был членом Законодательного собрания Виктории.
Само поместье Эксфорд отошло к Гарри Верриби Стаутону, который дожил до девяноста лет, но за пять лет до кончины передал право собственности своему сыну. Через два года была разорвана последняя связь с прежним миром, когда в 1927 году поместье Эксфорд перешло из рук семьи Стаутон к Джону Сазерленду, известному коллекционеру редких поместий.
Усадьба Эйнсбери сейчас предлагается как место отдыха, проведения важных встреч, конференций и свадеб, а вместо буколических пейзажей вокруг нее ведется активная жилая застройка.

Видимо, Саймон Стаутон был не единственным бизнесменом, который привез уйму золота в Викторию всего за десять лет до начала «золотой лихорадки», но успел им грамотно распорядиться.

Андрей Кравцов, Мельбурн

 


Your comment

If you like the online version of a Russian newspaper in Australia, you can support the editorial work financially.

Make a Donation