Weekly Newspaper of the Russian Community in Australia

Отец Михаил Протопопов: страницы истории и жизни

Posted 26 April 2022 · (669 views) · 12 people like this

Отец Михаил Протопопов: страницы истории и жизни
О. Михаил Протопопов со своей книгой по истории A Russian Presence

Накануне Пасхальных праздников редактор газеты "Единение" побеседовал с митрофорным протоиереем Михаилом Протопоповым о непростом детстве, родителях, семи десятилетиях жизни в Мельбурне и 50 годах служения Православной Церкви.

— Отец Михаил, я знаю, вы родились в конце войны в Сербии. Расскажите об этом, что вы знаете о ваших родителях.
— Родился я в поезде, когда в 1944 году родители покидали Белград вместе с Русским корпусом. Мы приехали в Берлин, а потом отец, который был казачьим полковником, получил назначение в «Казачий стан» в Северную Италию. Вскоре вместе с казачьими войсками мы перешли Альпы в Австрию и поселились в городе Лиенце. Был 1945 год. Там произошла известная выдача союзниками казаков советским войскам. В том числе выдали и моего отца, которого сослали в Сибирь в Гулаг в Кемеровской области, где он пробыл 12 лет. После смерти Сталина и амнистии отца выпустили, он отправился в Сербию, так как был гражданином этой страны. Правительство Тито его отказалось принимать. Он уехал в Австрию, где жил мой старший брат Алексей. После покушения на жизнь отца в Вене, он, как ветеран Второй мировой войны, поселился в Германии, и мы встретились с ним только через много лет, в 1988 году. Помог этой встрече наш будущий архиепископ Павел, который в то время был епископом Штутгардским.
Возвращаясь к послевоенным временам, мы с мамой, которая была врачом, и братом Николаем узнали, что в Зальцбурге стала собираться белая эмиграция и отправились туда. Из Вены приехала моя бабушка, мы жили в американской зоне в лагере для перемещенных лиц Парш (Parsch). Это был огромный лагерь, там находились 200 тысяч человек, и была довольно большая русская группа. Сейчас это место находится на окраине Зальцбурга, а в то время это была лесная территория, километрах в 10 от города.

— В 1949 году еще ребенком вы приехали в Мельбурн. Учились в школе, затем в университете. Вы встречались со многими известными людьми русской общины города. Тогда там Нина Михайловна Кристесен создала русскую кафедру в университете. Кого еще вы можете назвать?
— Дмитрий Гришин, он был тогда профессором в Мельбурнском университете, также известные в русской общине Иван Степанович Яковлев, Елизавета Гермоновна Трикоюс. Многие помогали русской газете в то время. Моя мама знала Владимира Комарова (первого технического редактора газеты. Ред.), и с его внучкой Еленой Кожевниковой я до сих пор дружу. А его супруга Мария Яковлевна была моей первой учительницей русского языка. С Юрой Амосовым (редактор «Единения» в течение почти 40 лет. Ред.) мы были знакомы, мама знала его еще мальчишкой по Сербии. Участвовал в работе газеты Алеша Кишковский, конечно, два брата, Олег и Игорь Перекрестовы. Я был знаком с князем Михаилом Андреевичем Романовым и даже отпевал его. А если вспоминать людей церковных, я знал многих: владыку Феодора, первого нашего архиепископа, владыку Савву, с которым моя семья дружила еще с тех пор, когда он был мирянином, а потом священником, владыку Феодосия, владыку Павла, протопресвитера Тихона Киричука.

—  Как и где в те времена встречалась русская община города?
— В 1950-х годах встречи были при храмах. Церковь для многих олицетворяла потерянную Родину. Не все приходили молиться. Кто-то заходил узнать последние новости, другие побеседовать на русском языке, третьи - из-за библиотеки при храме. И, конечно, были концерты и разные культурные мероприятия. Многие проходили в зал при церкви. В Сиднее, правда, уже тогда был Русский клуб, где можно было собираться.

— Давайте вернемся к вашей работе. Вы преподавали в австралийской школе?
— Да, 30 лет я занимался педагогическим воспитанием детей в школах Мельбурна. В основном  я работал в подготовительной школе и последние 12 лет моей школьной деятельности был директором в двух школах.  

— Вы одновременно готовили книгу по истории Русской Церкви в Австралии и в 2005 году получили научную степень доктора исторических наук (PhD).
— Да, это так, хотя еще до этой книги у меня вышло пять других трудов. Четыре книги - биографии наших архиереев, каждая из них включала сборник проповедей этих церковных деятелей. Это позволяло понять, как мыслил это человек и понимал проблемы тех дней, когда он правил церковью в Австралии.
Я был в России и познакомился со священником Глебом Якуниным, который работал в комиссии по реабилитации политически репрессированных людей. Я рассказал ему про своего отца, и он пригласил меня на Старую площадь. Те, кто жили в Москве, знают про эти места,  Помимо государственных учреждений, там есть и архивы, где есть документы КГБ, СМЕРШа и др.. И через несколько дней я получил ксерокопии документов, связанных с арестом моего отца и его нахождением в лагерях. На основании этих материалов я написал книгу «Живых проглотим их». Эта книга вышла на английском языке в Австралии и на русском в России. Название - это слова из Священного писания, а Сталин, как бывший семинарист, видимо знал эту цитату и относил их к людям, сидящим в лагерях.

— Где можно прочитать книги, о которых вы рассказали? И был ли отклик от людей, после их написания?
— Книги есть во многих библиотеках, продаются они и в Сиднее. Я состою в обществе, которое называется Academica, они изучают научные материалы, чтобы посмотреть, на кого там ссылаются. Так, за последние 10 лет ссылки с моим именем упоминались 574 раза.

— Какие основные темы вашей диссертационной книги о русской церкви в Австралии?
— Книга, о которой вы говорите, это «Русская православная церковь. Русское присутствие в Австралии» (Russian Presence). В книге рассматриваются страницы истории от первых русских поселенцев в этой стране. А среди них были моряки, которые прыгали с кораблей, чтобы не плыть в Антарктиду от австралийских берегов. И до момента, когда Русская Зарубежная Церковь рассматривала вопрос, нужно ли соединяться с Московским Патриархатом. Австралийско-Новозеландская епархия не могла существовать как остров, и в книге рассмотрены вопросы взаимодействия священников двух стран. Я там также стараюсь привести биографии всех священников, служивших в епархии. Это большой академический труд. А в этом году вышло новое издание в издательстве Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (США), с некоторыми изменениями и добавлениями. Эта книга включает также историю последних лет, уже после объединения Церквей и до наших дней.
Я не только на церковные темы пишу, у меня есть книга «1914 год, и дальше» (1914 & Beyond). Там рассматривается участие Российской империи в Первой мировой войне. Ведь мы единственная страна, которая одновременно воевала на пяти фронтах: на Западном, на Северном - на Балтике, на Южном - в Австрии, на Турецком фронте и на Персидском фронте. К тому же надо вспомнить и Русский экспедиционный корпус, который воевал на Западном фронте, защищая Париж и парижан от врага. Французский маршал Фош сказал, что, если бы не русские, Францию бы стерли с карты Европы. Мало кто знает об этом. Я написал эту книгу для нашей молодежи, чтобы они гордились и когда австралийцы маршируют в День АНЗАК, знали, что это и нас касается. Ведь свыше тысячи человек русских воевали в рядах Австралийской армии.

— Я знаю, что вы хорошо знакомы с вопросами иммиграции в Австралию?
— Да, я 17 лет был председателем Migrant Resource Centre на юго-востоке Мельбурна, центр охватывал четверть территории города. Мы принимали иммигрантов, поручались за них, находили им квартиры для жизни, работу. Помогали всем, чем могли. Не только русским, но всем, кто приезжал в те годы. Это тысячи и тысячи людей! Конечно, были среди них и русские люди, и меня даже считали внештатным консулом российского МИДа.  

— Если уже говорить про награды, у вас есть и австралийская медаль Order Australia?
— Я получил её за работу в русской общине. Люди оценили, спасибо. При Ельцине я также был награжден орденом «Дружбы». Эта награда была за 200 тонн гуманитарной помощи, которую мы посылали из Австралии в Россию в трудные для страны 1991-95 годы.  

— Кто помогал вам в эти времена?
— Много людей, все наши приходы помогали тогда. Из Сиднея, Брисбена, Аделаиды, даже из Перта присылали деньги. В первую очередь помогала моя матушка Кира Михайловна. Оказывали помощь Александр Ильин, Николай Школа, Анатолий Михайлович Карель – большой труженик, Людмила Бондерцева и многие, многие другие.

— В этом году вы отмечаете 50 лет вашего служения в церкви. Это был 1972 год, вы стали диаконом, а вскоре и священником. В это время вы еще работали в школе. Расскажите, как вам удавалось это совмещать.
— Я был назначен священником в Джилонг и ездил туда из Мельбурна, где жил и работал в школе, это 100 километров. Работа в школе заканчивалась примерно в 3.30 дня. Я собирался, ехал в Джилонг, час и пятнадцать минут в одну сторону, и совершал там всенощную службу. Ночевал у кого-то из прихожан, или просто на диване в библиотеке при храме. В 5 утра мы начинали литургию, к 7 заканчивали, и я отправлялся в школу в Мельбурн, как раз успевал к началу занятий. Так я прослужил10 лет, наездил 73 тысячи километров.

— Я заметил, что из Джилонга вышло много наших священников и диаконов.
— Священники Георгий и Гавриил Лапардины, Петр Шеко, диаконы Василий Якимов и покойный Семен Полоротов. Это всё мои прислужники были в те времена.

— Позже вы перешли служить в ваше родное теперь место, в Данденонг.
— Храм тогда еще только строился, и мы служили в прицерковном зале. В новом храме Успения Божией матери первая служба была в феврале 1982 года. Мы пришли в почти пустой храм, я тогда сказал, что не будем переносить из старого храма бумажные иконы и все «самодельные» украшения. Постепенно стали приобретать и наполнять храм настоящими писаными иконами. Все старались, чтобы в храме было всё лучшее.

— Насколько большой у вас приход, я знаю, есть у вас и русская школа. А сколько людей бывает на воскресных службах и на больших праздниках?
— Сто человек на службе, это как закон, бывает и больше. На Пасху собирается много сотен. Правда, за годы пандемии из-за коронавируса картина посещаемости сильно изменилась, так как сократилось количество прихожан, постоянно приходящих на службы. Сейчас мы с трудом восстанавливаем прежнюю посещаемость прихожан.

— В Данденонге живет большая группа русских, откуда они появились?
— Первые русские появились в этих местах в конце 1940-х- 50-х годах. Это были люди, которые работали на государственном предприятии Electricity Commission State – инженеры, мастера, рабочие. Потом стали приезжать люди из Китая – из Трехречья, за ними из Синцзяна. Это были, в основном, деревенские люди. Их принимали, поскольку в районе было много фабрик International Harvester, General Motors, Pilkington Glass, которым нужны были рабочие. Здесь был такой австралиец Алан Уильямс, который полюбил наших русских, он помогал им найти жилье и устраивал их на работу. Так они поселились в Данденонге.  

— Сейчас к вам в Данденонг переехал Богословский институт. Расскажите об этом, пожалуйста.
— Свято Кирилло-Мефодиевский православный институт был организован священником Peter Hill в Аделаиде. Первые 2-3 года занятия велись онлайн, по Zoom. Теперь институт получил все права наравне с любым университетом Австралии, дипломы признаются по всему миру. Это все свершилось за пять лет. Сейчас в институте семь постоянных преподавателей и около 30 студентов. Занятия проходят как в очной, так и в заочной форме – онлайн. Среди студентов не только русские, есть и австралийцы, македонцы, сербы, мужского и женского пола. Мы создали два параллельных потока. На одном обучаются те, кто просто интересуется богословием или хочет знать Священное писание. А на втором потоке учатся те, кто хочет  получить священный сан. Здесь немного другая программа, например, изучают литургику и другие предметы необходимые для этого. У нас собрана хорошая богословская библиотека, около шести с половиной тысяч книг. Кроме постоянных преподавателей, у нас ведут занятия также почетные преподаватели – гости. Митрополит Иона (Пфаффенхаузен) приезжал и давал целый цикл лекций, епископ Ириней из Лондона, заместитель декана Свято-Троицкой семинарии из Джорданвилля (США) протодиакон Андрей Псарев. Сейчас мы думаем установить обмен студентами с одним из российских духовных учреждений. В дополнение мы начинаем проводить просто общественные лекции, когда любой житель может прийти и послушать лекцию нашего преподавателя на актуальную тему богословия и получить ответы на свои вопросы.

— Так что в нашей епархии появятся новые священники, которые учились у вас в Богословском институте?
— Для этого мы и проводим обучение. Знаете, Джорданвилль нам иногда «ножку подставлял». Наши красавцы ребята отправлялись на учебу туда, там они находили себе матушек из Америки и не возвращались домой. Поэтому мы и начали обучение в Австралии. Кстати, среди наших священников и диаконов есть люди, которые хотят повысить свои знания или были рукоположены без богословского образования. И в этом им поможет наш институт. Тем более что у нас есть опытные диаконы, которые могут стать прекрасными священниками. Это нам нужно для будущего. Сейчас есть целое поколение священников в солидном возрасте, и в ближайшее десятилетие мы увидим целую смену поколений среди наших священнослужителей.

— Мы беседуем накануне Пасхи, в это время в храмах идут ежедневные службы. Как вы справляетесь, кто вам помогает в этом?
— До прошлого воскресенья у меня было пять священников и два диакона. Сейчас один священник отправился в Св.Николаевский храм в Аделаиду, заменить настоятеля о.Владимира. Есть также два священника – македонцы, которые обслуживают своих соотечественников. Мне помогает о. Петр Шашков, который недавно вернулся из Северной Америки. Он принял на себя значительную нагрузку в приходской жизни.
В Пасхальную ночь в храмах по всей Австралии соберется много русских людей. В нашем сообществе прекрасно сохраняют веру, традиции и русский язык. И в этом есть заслуга и газеты «Единение», которая выходит на пятом континенте уже больше 70 лет.
Хочу пожелать редакции и всем читателям «Единения» встретить Пасху свято, мирно, вместе с семьей!

Беседовал Владимир КУЗЬМИН

 


If you like the online version of a Russian newspaper in Australia, you can support the editorial work financially.

Make a Donation