Russian newspaper
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Брисбенские Хабаровы

Posted 1 September 2021 · (314 views) · 3 people like this

Брисбенские Хабаровы
Агния Прокопьевна Вахтель, 1937 год

Прочитав в «Единении» статью о капитане II ранга Кореневе, ко мне обратился Кит Кларк — внук Агнии Прокопьевны Вахтель, второй жены Михаила Михайловича, и в процессе нашего общения выяснилось, что её история не менее интересна и драматична, поэтому мы решили рассказать о ней читателями газеты более подробно.

Но обо всё по порядку. Отец Агнии — Прокопий (Прокофий) Петрович Хабаров был титулярным советником, уездным казначеем и членом Амурского присутствия по крестьянским делам. В 1883-м году он женился на американке Агнии Барр, в семье было трое сыновей: Иван (1884 г.р.), Иннокентий (1886 г.р.), Георгий (1890 г.р.), и дочь — Людмила (Лидия). О дальнейшей судьбе их матери больше ничего не известно.

Через 11 лет Прокопий Петрович вступил во второй брак. Его новой избранницей стала Раиса Ивановна Степанова, которая была моложе своего супруга на 24 года. Она родила мужу ещё троих детей: Михаила (1896 г.р.), Агнию и Милицу (1902 г.р.). Агния появилась на свет 12 января 1898 года в Нагасаки. Предположительно, отец находился там в составе дипломатической миссии — в марте этого года был подписан договор о передаче России в арендное пользование Ляодунского полуострова с городами Дальний (Дайрен) и Порт-Артур.

Все мальчики в семье стали военными - в 1888 году в Хабаровске открылась подготовительная школа Сибирского кадетского корпуса, позднее преобразованная в Хабаровский кадетский корпус, который с 1908-го носил имя генерал-губернатора Восточной Сибири, основателя Благовещенска, Владивостока и Хабаровска — графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского. Также известно, что в 1904 году Иннокентий окончил Константиновское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге, а в 1914-м Михаил по 1-му разряду выпустился из московского Александровского пехотного училища.
Иван, в чине подпоручика, командуя взводом 6-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады, 18 апреля 1904 года был тяжело ранен под Тюренченом — первом крупном сражении Русско-японской войны. Там же воевал и получил ранение Иннокентий. Штабс-капитан Иван Хабаров погиб в 1915-м, во время Первой мировой, а имя Михаила, подпоручика 208-го пехотного Лорийского полка есть в списках Георгиевских кавалеров — в 1917 году он был награждён Золотым оружием. Однако, в семье считают, что он был убит в бою в 1915-м.
Противоречивы данные о судьбе Иннокентия. Согласно одним источникам, в ноябре 1914 года в ходе Лодзинской операции в первом же сражении под Брезинами (Бржезинами) он был ранен, попал в плен и погиб там в1917-м. На сайте, посвящённом офицерам Русской императорской армии, есть информация о том, что Иннокентий Прокопьевич Хабаров (правда, 1878 г.р.) в 1937 году был арестован, осуждён Тройкой НКВД по «знаменитой» 58-й статье и 29 апреля 1938-го расстрелян.

Младшая дочь Прокопия Петровича — Милица, умерла ещё в детстве от дифтерии. Отставной статский советник Хабаров упоминается в метрической книге Успенского собора Хабаровска в записи о венчании от 26 июля 1917 года в качестве свидетеля со стороны невесты. Больше ни о нём, ни о его супруге е удалось найти никакой информации. Из всех его детей, уцелевших в вихре трагических событий начала XX века, остались только Георгий, Людмила и Агния.
В 1920 году она вышла замуж за эстонца Артура Фредерика Вахтеля и приняла эстонское гражданство, через год во Владивостоке у них родилась дочь — Кира. В 1922-м, после разгрома Белого движения на Дальнем Востоке, в числе сотен тысяч других беженцев, семья покинула Россию и оказалась в Китае. А спустя три года Агния осталась одна с маленьким ребёнком на руках — муж погиб в результате несчастного случая. Сперва она жила в Тяньцзине, потом перебралась к брату и сестре в Шанхай, где провела почти три года; в 1930-м снова переехала — в Циндао, но в итоге решила вернулась в Шанхай, где устроилась  кассиром и косметологом в один из салонов красоты.

В 30-х этот город стал одним из двух крупнейших центров русской эмиграции. По разным оценкам на территории Международного поселения и во Французской концессии проживало около 25 000 наших соотечественников. В колонии работали русские предприятия и мастерские, магазины и рестораны, издавались газеты и книги, были открыты различные учебные заведения и создан театр. Мирная жизнь рухнула летом 1937 года — продолжавшаяся уже несколько лет война между Японией и Китаем перешла в активную фазу, в августе началась битва за Шанхай.

Несмотря на то, что территории, где проживали иностранцы, находились в относительной безопасности под охраной войск своих стран, не видеть того, что происходило вокруг них, было невозможно. А 14 августа в результате налёта китайской авиации на японский крейсер, стоявший в гавани, несколько авиабомб упали на Международное поселение — тысячи людей были ранены и убиты, растерзанные тела потом ещё несколько недель доставали из-под завалов. После этого из Шанхая начали эвакуировать женщин и детей, и Агния с дочерью тоже на время перебрались в Гонконг. Ожесточённые бои продолжались до ноября, японцы взяли город.

Точно не известно — где и как погиб Георгий, но в семье считают, что это произошло во время тех трагических событий. В 1938-м Вахтель уехали в Малаю. Через год в Сингапуре Кира вышла замуж за шотландского инженера-строителя Томаса Кларка, работавшего в местной компании «United Engineers Ltd». В мае 1941года у пары родилась дочь — Кристин, а в середине февраля 42-го японцы захватили Сингапур. Семья Кларк, в числе ещё 3 000 гражданских лиц, была брошена в печально известную тюрьму Чанги. Рядом, в старых британских казармах, находился концлагерь, где содержалось около 50 000 пленных англичан и австралийцев.
Кира тогда ждала второго ребёнка, но появившийся на свет в апреле Александр умер через пару месяцев от бронхита, вызванного истощением — выкормить малыша в этих ужасных условиях было трудно. Узники получили свободу только в сентябре 1945 года, когда британские войска вошли в Сингапур. Томас вернулся на работу, вскоре родился его второй сын — Майкл. Глава семейства принимал участие в строительстве различных объектов в Англии, Пакистане, а также на Африканском континенте. Там на свет появились Питер и Кит, и ещё одна дочь, названная в честь бабушки Киры — Рая.

По каким-то причинам в 1940-м мать вернулась в Шанхай, однако с началом Второй мировой войны обстановка в нём сильно изменилась — японцы взяли под контроль уже весь город, и больше не церемонились с иностранцами. По малейшему подозрению людей бросали в Бридж-Хауз — переделанный под тюрьму большой жилой дом, а позднее множество жителей согнали в концлагеря, которых в округе было 19. Не ясно — в чём обвинили Агнию Прокопьевну, но она тоже была арестована и оказалась за решёткой. Каким-то чудом ей всё-таки удалось спастись и перебраться в Дайрен — согласно иммиграционной анкете, с 1942 года она проживала там и была портнихой.

Также точно неизвестно, когда она познакомилась с Михаилом Михайловичем, который к тому времени уже уволился со службы в торговом флоте и работал помощником начальника производственного департамента в местном порту. В апреле 1950 года они поженились. Через 5 лет капитан вышел на пенсию, но после прихода к власти коммунистов обстановка в Китае начала накаляться, и пара приняла решение эмигрировать в Австралию, где жила сестра Агнии - Людмила.

Как написал в обращении в Департамент Эмиграции племянник Виталий: «Мы хотим, чтобы эти, уже немолодые, люди приехали в свободную страну, где могли бы в мире и покое прожить оставшиеся им годы». Судьба отмерила Михаилу Михайловичу не так много — через 4 года он скончался от инфаркта в Главном госпитале Брисбена. Чтобы не быть обузой для родственников, Агния устроилась работать горничной в отеле. Тоскуя по дочери, которую не видела почти 20 лет, она отчаянно пыталась ускорить процесс натурализации, но преодолеть бюрократические барьеры не удалось — сертификат о гражданстве был выдан лишь в 1963-м.

Кит рассказал, что впервые встретился с бабушкой в 1964 году, когда она приехала в Карачи (Пакистан), где в тот момент жила Кира с мужем и детьми. Возможно, Агния Прокопьевна и рада была бы остаться с ними, но из-за работы семья инженера часто переезжала, а вести такой кочевой образ жизни ей было уже тяжело — только в конце 60-х, после выхода главы семейства на пенсию, Кларк осели в Шотландии. Томас умер в 1979-м, жена пережила его на 31 год.

По-разному сложились судьбы внуков Агнии Прокопьевны. У Кристин с рождения были проблемы с сердцем. После войны девочку отправили к родственникам в Англию, где она выросла и стала бухгалтером. В 1971 году сердце снова напомнило о себе, появились ещё и осложнения в лёгких. За несколько дней до Рождества, несмотря на все усилия врачей, Кристин скончалась в лондонском госпитале S tMarylebon. Майкл также переехал в Соединённое Королевство и до выхода не пенсию работал в той же сфере, что и сестра. Питер перебрался в Америку, был полицейским. Рая до сих пор трудится в нефтедобывающей индустрии, сейчас находится в Малайзии. Кит пошёл по стопам отца — получив степень по физике, стал инженером по лазерам и тоже работал во многих странах мира. Теперь он и его жена — Дженет, английские пенсионеры.
Агния после возвращения в Австралию жила у племянницы, Лидии Кирилловой, в Рэдклиффе. В доме № 27 на улице Шилд она провела свои последние годы — этот адрес значится в графе «место смерти» в записи о погребениях кладбища Тувонг. 13 мая 1970 года она умерла от рака и была похоронена в одной могиле с мужем. Надпись на её табличке ошибочная, либо указывает на дату похорон. Рассказ о семье сестры - Людмилы (Лидии) Верига, пойдёт во второй части статьи. Огромное спасибо Киту Кларку за его неутомимую поисковую работу и бережное отношение к семейному наследию.

Фотографии: 1, 2, 3, 5, 6, 8, 10 — из семейного архива К. Кларк, 7 — NLBS, 9-AWM, 11 — из открытых источников в Интернете, 12 — автора.

 


Your comment