Russian newspaper "Unification"
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Советско-австралийский «кризис» конца апреля 1954 года

Posted 28 April 2020 · (628 views) · 1 comment · 5 people like this

Советско-австралийский «кризис» конца апреля 1954 года

По материалам газеты «The Canberra Times».

3 апреля 1954 года, Владимир Михайлович Петров (настоящее имя Афанасий Михайлович Шорохов), третий секретарь посольства СССР в Австралии, а в действительности резидент советской внешней разведки, добровольно сдался властям. Незадолго до этого он был завербован австралийскими спецслужбами. Его информация помогла раскрыть в стране широкомасштабную советскую шпионскую сеть. Вернуть В.Петрова, которого Советы объявили уголовным преступником, правительство Австралии отказалось. В качестве ответной меры 23 апреля 1954 года СССР отозвал свое посольство из Канберры, а австралийское посольство должно было покинуть Москву.

Новость о побеге В.Петрова австралийская публика узнала лишь 13 апреля, когда на последнем перед майскими выборами заседании парламента премьер-министр Р.Мензис подробно рассказал о произошедшем. После побега и последовавшей за ним попытки насильственного вывоза в Москву его жены, советское правительство в ноте правительству Содружества выдвинуло три требования — выдать г-на В.Петрова поскольку он является уголовном преступником; возвратить г-жу Е.Петрову, поскольку она является похищенным сотрудником посольства СССР; и наказать австралийских официальных лиц за предполагаемые акты насилия в отношении сопровождающих г-жу Е.Петрову в Дарвине. В ноте указывалось, что в случае невыполнения, советское правительство немедленно отзывает своих дипломатов из Канберры и требует отзыва австралийского посольства из Москвы.

23 апреля советская нота была вручена временному поверенному в делах Австралии в Москве г-ну Б.Хиллу, но до Австралии она дошла только через 18 часов, когда пресса уже широко распространила новость по миру. После ее получения, вечером 24 апреля, и.о. министра иностранных дел Австралии сэр Ф.МакБрайд вызвал советского посла г-на Н.Генералова в Департамент иностранных дел и вручил ему официальный ответ. В нем сообщалось, что правительство Австралии решительно отвергает советскую версию событий, имевших место с 3 апреля 1954 года и считает ее фальсификацией фактов.

Подчеркивалось, что правительство оставляет за собой право в будущем обсудить с советским правительством вопрос о прежней деятельности посольства СССР в Австралии. Далее отмечалось, что правительство Австралии будет содействовать отъезду советского посла и его сотрудников в соответствии с принципами международного права и практики, и надеется, что советское правительство также будет содействовать отъезду своего временного поверенного в делах и сотрудников посольства Австралии с советской территории. А продолжительность разрыва отношений будет зависеть от ряда факторов, в том числе от результатов расследования советской шпионской деятельности Королевской комиссией.

Действия СССР не застали официальную Канберру врасплох. Австралийский кабинет министров и ранее обсуждал возможность разрыва отношений, но никто не верил, что советское правительство сделает это столь решительно и поспешно. Газеты писали, что эта срочность видимо была связана с нежеланием давать показания Королевской комиссии. Спекулировали и о том, что Советы таким образом хотят предотвратить возможные побеги и других своих дипломатов. Сотрудники посольства продолжают проживать в восьми коттеджах за его пределами, но все они находятся под пристальным наблюдением своей внутренней службы.

Посольство СССР в Канберре. Фото NAA Contents range 1951 – 1951. Series number A7973 Control symbol INT306 Access status Open Barcode 11713764

Тем временем посольство СССР в полном составе уже готовилось к экстренной эвакуации. Рано утром в субботу 24 апреля, еще задолго до получения Канберрой советской официальной ноты, в его дворе загорелся огромный костер — из здания посольства сотрудники выносили увесистые коробки с папками документов и жгли. Газеты опубликовали аэрофотоснимок посольской территории с обширным хвостом дыма от костра, который горел там целый день. В посольстве находилось 18 мужчин, 18 женщин и 12 детей, а также корреспондент ТАСС г-н В.Антонов с женой. Отправить всех одновременно по воздуху, вместе с огромным количеством багажа, как просила советская сторона, было невыполнимой задачей — все зарубежные авиарейсы из Австралии на следующие две недели были уже забронированы.

Готовились к срочному отъезду и австралийцы в Москве. Правда советское правительство все еще не выдало им выездных виз, а трехдневный срок покинуть СССР, определенный первым заместителем министра иностранных дел СССР А.Громыко, истекал через 2 дня. Немногочисленный состав австралийского посольства уезжал в Финляндию, но без виз не было возможности попасть на вечерний поезд в Хельсинки, в понедельник, 26 апреля и таким образом соблюсти ультиматум. Два раза в течение воскресенья, Б.Хилл пытался получить визы, но ничего не добился. Дежурный в МИДе сообщил, что не имеет никакой информации, а на его звонок туда на следующий день, который Б.Хилл сделал за полчаса до отхода поезда, ответ был аналогичный. Нервы австралийского персонала были на пределе — опасались даже возможного ареста. Стало совершенно ясно, что Кремль намеренно задерживает их отъезд до тех пор, пока советские дипломаты не покинут Австралию. О том, что советские власти затягивают выдачу виз австралийцам, 25 апреля рассказал на пресс конференции Премьер-министр Р.Мензис, и еще раз заверил, что на отъезд советских дипломатов из Австралии не будет наложено никаких препятствий.

Наконец все детали были согласованы и оглашены. Советские дипломаты, согласно их просьбы, все вместе, из Перта, отправятся домой на «Новой Австралии». Обычно этот корабль перевозил иммигрантов из Европы и обратно в Лондон возвращался пустым, но в этот раз помимо советских дипломатов он повезет еще и 20 возвращающихся на родину британских моряков. Ранее однако предполагалось, что посол Н.Генералов и некоторые более высокопоставленные его сотрудники улетят домой в начале следующего месяца на самолете, а после этого, морем, уедут и остальные.

В четверг, 29 апреля, советское правительство выдало наконец выездные визы сотрудникам австралийского посольства и они покинут страну на 8-ми часовом вечернем поезде Москва-Хельсинки. Поскольку советское посольство уедет из Австралии на несколько часов раньше, чем австралийцы из СССР, было получено официальное заверение Москвы, что препятствий их выезду оказываться не будет. Уже на пресс конференции 3 мая, по прилете из Хельсинки в Лондон, Б.Хилл признался, что прежде чем уехать из Москвы, его персоналу пришлось сжечь две тонны официальных документов. А сопровождавший его административный сотрудник посольства г-н Кит Пруз добавил, что это заняло семь часов и сильно осложнило отъезд. Б.Хилл также сообщил журналистам, что в ближайшее время встретится с австралийским Верховным Комиссаром в Лондоне, сэром Томасом Уайтом, и будет ждать дальнейших инструкций от Канберры. От вопроса, как к нему относились русские, он с улыбкой отмахнулся: «Никаких жалоб — это мой ответ, но мы очень рады вернуться сюда, в Лондон, после долгой и очень утомительной дороги». И добавил, что австралийцы в посольстве жили «совершенно нормальной жизнью, до тех пор пока не началась эта свистопляска». «Когда мы изо всех сил пытались уехать из страны в течение трех дней, как первоначально приказал А.Громыко, российский персонал посольства помогал нам всем, чем мог». И добавил, что их очень тронуло, когда провожающие иностранные дипломаты на Ленинградском вокзале спели «Waltzing Matilda». Московское радио сообщило об отъезде австралийских дипломатов из СССР и об отъезде советского посла из Австралии в вечернем выпуске новостей в субботу, 1 мая. Отзыв советской миссии квалифицировался как «результат действий правительства Австралии, противоречащих элементарным принципам международных отношений, которые привели к ситуации, которая не только сделала невозможной нормальную дипломатическую деятельность советского посольства, но поставила под угрозу личную безопасность его членов».

Фотографии о вышеописанных событиях можно посмотреть здесь: 

  1. 1954 Press Photo Australian Third Secretary Richard Woolcott Moscow Russia
  2. Members Of The Australian Embassy Staff In Moscow Arriving In Tilbury After They Were Expelled When Russia Broke Off Diplomatic Relations Over The Petrov Affair. L-r: Mrs Brian Hill And Son Edwin Mrs Richard Woolcott And Son Peter And Mrs Patricia Ro

Накануне отъезда советского посольства была срочно утилизирована оставшаяся часть его автопарка — грузовой автомобиль Hudson, Ford и машина немецкого производства DMW («BMW»). Имена покупателей и цены не раскрывались, но газеты писали, что посольский ЗИМ продан не будет и вероятно отправится в советское посольство в Новой Зеландии. Аренда резиденции посла на Muggy Way в конце апреля заканчивалась и возобновлена не будет. Дом с обширной территорией оценили в 17 000 фунтов и вскоре он будет продан, а мебель из него и прочих арендованных посольством зданий, отправится в хранилище.

И вот наступил долгожданный отъезд — в 6 часов утра из расположенных поблизости жилых коттеджей в посольство начали свозить сотрудников с их семьями. Через полчаса проявились Commonwealth Peace officers и начали грузить огромные ящики багажа в два грузовика. Некоторые из Commonwealth Peace officers помогали полиции охранять посольство от возможных провокаций и проникновений чужих на его территорию. Однако у ворот посольства с раннего утра мирно топтались лишь корреспондент и кинооператор, снимавший происходившее для новостей. По окончании погрузки документов приехало 14 черных машин из правительственного автопарка — сотрудники посольства, усаживаясь в них, старались сесть на задние сидения, подальше от назойливой камеры. И только один или двое из них улыбнулись и помахали фотографам на прощание. Караван машин выехал наконец из ворот посольства и под проливным дождем потянулся к аэродрому Фэйрберн. В такой же дождливый день в марте 1943 года в Канберре воодушевленно, с красной символикой на одежде, встречали первое советское представительство и его главу Андрея Петровича Власова… Но тогда шла настоящая война и люди приветствовали миссию союзников в общей борьбе с фашизмом. Теперь же война была «холодная» и советские дипломаты уезжали, подозреваемые в создании в Австралии шпионской сети. Дабы не допустить возможного повторения протестов, которые происходили в сиднейском аэропорту Маскот, когда г-жу Е.Петрову сотрудники посольства силой заставляли подняться на борт самолета для отправки в СССР, на аэродроме были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Самолеты взлетят с военной части аэродрома, принадлежащей RAAF, и на его летное поле по специальным пропускам допустят только ограниченный круг официальных лиц, нескольких журналистов и фотографов. Вдоль въезда на его территорию выстроились военные и каждая машина с советскими дипломатами была тщательно проверена — у каждого должен был быть индивидуальный пропуск.

Дождь усиливался и вылет двух специально зафрахтованных DC4 Skymasters откладывался. Советским дипломатам пришлось почти час сидеть в машинах с наглухо закрытыми окнами, ожидая разрешения на выход. В какой-то момент возникло подозрение, что отправку намеренно задерживают, но австралийские власти разъяснили, что самолеты не взлетают по метеоусловиям. Когда команда грузиться была получена, сотрудники посольства двумя группами потянулись к трапам самолетов. Одновременно 20 Commonwealth Peace officers загружали в них 3,5 т посольского багажа.

Стояла необычная для летного поля тишина, которую нарушало лишь жужжание работающей кинокамеры. Люди двигались молча, с беспристрастными лицами, и только на верхней ступени трапа, перед заходом в самолет, некоторые женщины, поворачивали головы и улыбались, но это было исключением. Корреспондент ТАСС г-н В.Антонов специально остановился на трапе и попозировал перед кинокамерой. Н.Генералов отклонил официальный запрос прессы на интервью. Перед заходом в самолет он остановился и пожал руку поверенному в делах Швеции, г-ну А.Росу, который будет управлять имуществом советского посольства в период его закрытия. В полете до Перта Н.Генералова сопровождал и шведский вице-консул в Сиднее г-н И.Кнутзелиус. Наконец в 9.42 утра последними на борт самолета посола поднялись сопровождающие австралийские сотрудники безопасности, после чего он взлетел, а через пять минут в воздух поднялся и второй самолет. Они взяли курс в сторону советского посольства и быстро исчезли в тяжелых облаках дождя…

Видео о вышеописанных событиях можно посмотреть здесь - Retreat to Moscow - Russians Leave Australia

RETREAT TO MOSCOW: RUSSIANS LEAVE AUSTRALIA in Cinesound Review No. 1175 Cover 28729 (Segment 84362) 18 May 1954 Newsreel Production Company — Cinesound Productions. Russian diplomatic staff and their families leave Canberra to return to Moscow following Mrs Petrov’s defection. In heavy rain at the Soviet Embassy in Canberra, police wearing raincoats load luggage on to trucks. Diplomats from the Embassy have been ordered back to Moscow following Mrs Petrov’s decision to seek political asylum in Australia. The trucks are shown being driven out of the embassy gates. At Canberra Airport, a convoy of cars delivers the Russian diplomats and their families. Photographers jostle for position as the Russians board an aircraft. Ambassador Generalov hurries across the tarmac of the airport. At Fremantle, the Russians are shown boarding the passenger liner New Australia. The commentary states that the children will not remember much of Australia because they have been kept so closely ‘behind the iron curtain here’. Access copies: VHS — AVC007174

В Перте самолеты приземлились в 6.50 вечера. Здесь тоже шел проливной дождь и зевак, пришедших посмотреть на «русских» было мало, зато количество полиции превышало их число как минимум в пять раз. Когда представитель прессы подошел к послу Н.Генералову и попросил разрешения взять у него интервью, тот поспешно, по-английски, произнес: «Not now, not now». Уже через 20 минут после прилета кортеж из автомашин — 14-ти с советскими дипломатами, тремя с полицейскими и тремя с прессой, с полицейским эскортом выдвинулся в порт. По пути во Фримантл любопытствующих было мало, но кто-то из детей, оказавшихся у дороги, вдруг выкрикнул: «You Russians», а в полумиле от порта четверо молодых ребят приветствовали кортеж плакатом на английском и русском: «Awake. The choice of Petrof is yours».

Машинам специально открыли восточные ворота для въезда в порт — это был самый короткий путь до «Новой Австралии» и уже через 15 минут все советские дипломаты поднялись на борт корабля. Пока они шли по трапу некоторые члены команды выкрикивали иронические приветствия… Судовой агент не подтвердил куда после отправки из Фримантла пойдет «Новая Австралия». Первоначально на пути в Саутгемптон планировалась лишь одна остановка — в Адене, но возможно еще одна будет в Порт Саиде, откуда уже советское судно доставит дипломатов в Одессу.

Только через 5 лет, летом 1959 года, официально так и не разорванные отношения двух стран были восстановлены — первым 23 июня в Канберре открылось посольство СССР (посол Иван Федорович Курдюков), а через месяц, 22 июля, посольство Австралии в Москве (поверенный в делах Билл Катц).

В статье использованы материалы газеты «The Canberra Times», опубликованные c 26 апреля по 4 мая 1954 года.


1 comment

advertising

eBooks.com Featured Authors Promotion