Russian newspaper "Unification"
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Как живут русские австралийцы в период коронавируса

Posted 14 April 2020 · (724 views) · 2 comments · 2 people like this

Скоро исполнится первый месяц самоизоляции в Австралии. Правительство вначале рекомендовало, а затем и обязывало под страхом штрафов всем находиться дома, кто не занят в обязательных производствах, здравоохранении или жизненно важных услугах населению. Выходить из дома можно только в магазин за продуктами или для упражнений по поддержке здоровья. Такого люди не испытывали ни разу на протяжении жизни. Для многих это оказалось трудно, кто-то скучал, не зная, чем заняться, другие открыли у себя новые таланты – литературные, художественные, а для кого-то это было время особенно напряженной работы. Редактор «Единения» попросил наших читателей рассказать, как они проводят эти дни.

Константин Дроздовский, общественный деятель, Брисбен.
– Первые дни мне было как-то не по себе. Не могу пойти к детям, увидеть внуков. Но постепенно все наладилось. Я люблю читать, и на протяжении жизни покупал немало книг – некоторые из них все откладывал на будущее из-за нехватки времени.  Сейчас пришло время. Уже прочитал «Остров Крым» Василия Аксенова, сейчас взялся за несколько томов «Наследия Западной цивилизации». С детьми и внуками разговариваем по телефону. Они очень заботятся, чтобы мы не выходили никуда, покупают нам продукты. Мы иногда, когда совсем грустно, сами тихонько выходим в магазин.
 Хорошо, что из дома можно смотреть службы из наших брисбенских православных храмов онлайн. Эти передачи наладили  Св. Николаевский собор, храм иконы Владимирской Божией матери, англоязычный храм Святого Благовещения.  

Я общаюсь с австралийским историком, который исследует захоронения военных на старом брисбенском кладбище Toowong. На нем нашли место упокоения и многие русские участники войн, начиная с Русско-японской, и среди них казаки.  В планах  установить там памятную доску с фамилиями этих людей. Большую работу провела в этом направлении Виктория Смолина. Много информации  было опубликовано в книге «Высечено в камне». Надеюсь это не последняя такая  книга. Я считаю особенно важно публиковать информацию на двух языках – русском и английском, это дает возможность познакомить австралийцев с делами и свершениями нашей русской общины в Квинсленде.

Светлана Принцева, главный продюсер программы на русском языке радио SBS, Сидней
 – Многие наши вспомогательные  подразделения,  аналитики, менеджеры перешли на работу из дома полностью. Люди, которые непосредственно ведут передачи  в прямом эфире, приезжают на SBS.  И я в том числе, поскольку у нас выходит три передачи в неделю. Но технически обеспечить трансляцию на 68 языках  из  домов журналистов пока практически нереально. Хотя и в этом направлении сейчас работают.  Вы слышали, видимо, что в службе новостей SBS был один подтвержденный случай COVID-19. Сейчас эту службу закрыли. Я чувствую себя довольно безопасно. Приезжаю я на работу на машине. На случай введения более жестких ограничительных мер, нашим сотрудникам выдали специальные карточки, чтобы мы могли спокойно перемещаться  по городу, на работу и домой. Людей в здании SBS  сейчас не так много, легко соблюдать социальную дистанцию.  Уборщики помещений проявляют большую заботу о том, чтобы дезинфицировать микрофоны, покрытия столов и все другое.  Был создан портал, на 63 языках там собрана вся важная информация о состоянии с коронавирусом в стране.  

Времени скучать у меня абсолютно нет, нагрузка даже увеличилась. Хотя и отменили многие мероприятия в нашей общине, но так много информации по эпидемии, люди хотят поделиться своими историями, как бизнесы выходят из этой ситуации. Мы недавно беседовали с профессором Сиднейского университета Михаилом Прокопенко, который участвует в исследовании  и создании компьютерной модели развития эпидемии в Австралии. Записывали интервью с владельцем большого гимнастического клуба в Сиднее, который, чтобы помочь финансово своим сотрудникам, находящимся в Австралии по временным визам, устроил мойку машин на стоянке автомашин  своей организации. Русскоязычная владелица кафе Dymocks  в центре Сиднея также переживает за своих сотрудниц, находящихся по студенческим визам. Чтобы помочь, она организовала доставку им еды. Вот такими историями люди хотят поделиться с нами, и мы рады об этом рассказать.

Саша Гришин, профессор истории искусства, автор более 25 книг. Канберра – Мельбурн.
– Поскольку лекции, публичные выступления и открытия выставок сейчас отменены, я мирно сижу на своей даче и пишу заказанную мне книгу о замечательном скульпторе Эрвине Фабиане. Он был одним из самых уважаемых австралийских скульпторов и графиков. Эрвин умер несколько недель назад, в январе этого года. Ему было 104. Социальное дистанцирование для меня сейчас не представляет труда, я нахожусь или за рабочим столом, или гуляю рядом с домом, вдоль пустынного океана на юге Мельбурна.

Екатерина Каскина, учитель первого класса Central Russian school. Сидней
– Наша школа, как и многие русские школы Сиднея, перешли на Дистанционную форму образования. Занятия проводятся с помощью программы Zoom.  Для этого нам, учителям, пришлось много работать. Мы учились днем по программам, которые предлагал Австралийский департамент образования, а ночью посещали онлайн-конференции российских специалистов. Мы не только узнали, как проводить уроки детям в онлайн режиме, но и прошли обучение для создания онлайн заданий на различных платформах, чтобы делать интересные и интерактивные уроки.

Наташа Крофтс, поэт, литератор,  мама двухлетнего малыша и двух взрослых детей. Сидней.
– Моя основная работа связана с путешествиями, а сейчас, конечно, никуда не поедешь. Но скучать некогда. Мы пока не посылаем малыша в ясли, поэтому львиная доля времени у меня занята им. А в то время, которое остается, я общаюсь с двумя взрослыми детьми, которые у меня тоже «в заточении» - в Англии и в Германии. Мы разговариваем через день, и мне с ними всегда очень интересно.  Теперь уже я у них многому учусь. А ещё из-за того, что появилось немножко личного времени, я смогла хоть немного вернуться к творчеству. Добавила несколько публикаций на моём канале YouTube, в том числе совсем новое стихотворение «Эпидемия», которое тут же подхватили и уже цитируют, что просто потрясающе. Мой канал сейчас ежедневно посещает более 700 человек, то есть круглые сутки каждые две минуты где-то в мире звучат мои стихи.  Это невероятное чувство. Такая огромная отдача очень стимулирует. А с приходом карантина стихи стали слушать еще больше.

И вот только вчера я, вместе с моим соавтором из США, которая пишет под псевдонимом Жаклин де Гё, выпустила новую аудиокнигу – небольшой рассказ, даже, скорее, добрую сказку для взрослых, о любви, о молодой семейной паре из Перу. Несколько лет назад я путешествовала по Южной Америке и видела озеро, на котором население само делает себе острова из соломы и на них живёт – вот про это-то почти сказочное место мы и написали небольшой рассказик:

А ещё в первые дни карантина Театр Пушкина в Москве сделал спектакль по стихам современных поэтов, и взял одно мое стихотворение, что, конечно, тоже очень приятно – живую трансляцию спектакля посмотрела куча народу, к тому же запись спектакля так и осталась в сети, и люди продолжают её смотреть. При всех трудностях, мне кажется, что это время нужно использовать: можно читать, слушать аудиокниги… В конце концов, мы же не замурованы в домах – в наши дни можно поговорить с друзьями и близкими в любых уголках мира. Так что изоляция, как мне кажется, весьма относительная – и в ней есть свои плюсы!

Наталия Жуковская, социальный работник Aged Care Services, Аделаида.
– Для меня эти дни не проходят в изоляции, я работаю с пожилыми людьми и сейчас, с учетом, что многие сотрудники болеют или взяли отпуск,  работы становится только больше. Часто прихожу домой вечером без сил.  Могу рассказать, что когда пожилым рекомендовали не выходить из дома, для многих моих клиентов это был полный шок, они растерялись, - а что же мы будем делать?  Но постепенно, кто-то с подсказками, кто-то сам, люди выработали новые режимы жизни. Они смотрели старые фотографии, перечитывали письма родных, чаще звонили детям и внукам по телефону.  Кто-то начал писать воспоминания, что тоже важно. Я пообещала отредактировать и помочь отпечатать, если у них получится законченное произведение. Моя мама всегда шила для развлечения, и она продолжает эту работу, старается сшить какие-нибудь кухонные полотенца и другие мелочи  для нашей большой семьи.  К счастью, люди стали больше читать бумажные книги. Кому могу из моих клиентов – завожу вашу газету, и они ждут её с нетерпением.

Многие люди стали смотреть по интернету  все службы Покровского собора в Мельбурне. К сожалению, сейчас  у нас в Аделаиде  из-за ограничений на массовые события,  если кто-то умирает, его не отпевают в церкви, а только на кладбище, где может присутствовать большее количество людей.

У моего мужа, который работает в университете Южной Австралии, также много работы, которую нельзя выполнить удаленно, поэтому он ездит на работу. Сейчас у них многие находятся в отпусках или болеют, поэтому администрация переделала расписание. Костя шесть недель отработал в университете на «горячих точках», и ждет, что в ближайшие две недели сможет работать из дома.  Тяжелей всего, мне кажется, сейчас молодым семьям. Дети целый день дома, детские площадки закрыты, очень жесткие меры принимают к появившимся на пляжах большим компаниям. А физическая активность необходима – и детям, и взрослым, чтобы пережить этот непростой период нашей жизни.

Обобщая приведенные высказывания, можно сказать, что если мы не  можем  поменять события, в наших силах изменить наше отношение к ним, и в каждой ситуации можно найти для себя новые возможности.

Записал Владимир КУЗЬМИН

 


2 comments

advertising

eBooks.com Featured Authors Promotion