Russian newspaper "Unification"
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Australia and Russia in the life of US President Herbert Hoover

Australia and Russia in the life of US President Herbert Hoover
Херберт Гувер, 1917 год Head of the U.S. Food Administration

Президент США и прекрасный технический специалист Херберт Гувер внес значительный вклад в развитии горной промышленности Австралии и России.

Херберт Гувер родился 10 августа 1874 года в штате Айова в принадлежавшей к религиозной секте квакеров семье кузнеца и торговца сельскохозяйственной техникой. Гувер осиротел еще ребенком и вырос в семье своего дяди — также квакера, врача и бизнесмена.

В 1891 году Гувер поступил в Стэнфордский университет, провалив все вступительные экзамены, кроме математики. Он был средним студентом, но пользовался авторитетом среди товарищей, избирался казначеем и был вполне успешным менеджером бейсбольных и футбольных команд. В летние сезоны до и после последнего курса Гувер стажировался у знаменитого шведско-американского геолога Вальдемара Линдгрена и благодаря этому принял решение стать рудничным геологом.

Он окончил университет в 1895 году и в условиях экономического кризиса был вынужден браться за любую работу на рудниках Сьерра-Невады. Однако уже вскоре он получил работу в британской компании Bewick, Moreing & Co., управлявшей золотыми рудниками в Западной Австралии. Так он прибыл на другой конец света, в Кулгарди, где его первая годовая заработная плата составила $5 000 — эквивалент 150 000 долларов по ценам 2018 года. Западноавстралийский буш в те годы был, да и сейчас остается, не самым комфортным местом для работы, и позднее Гувер вспоминал о нем, как о «земле черных мух, красной пыли и страшной жары».

Гувер постоянно разъезжал по заданию руководства компании по внутренним областям Австралии и, проявив базировавшееся на превосходных знаниях чутье, убедил руководство компании Bewick, Moreing приобрести небольшой затерянный в буше рудник Sons of Gwalia, который вскоре станет одним из наиболее прибыльных в регионе. Надо сказать, что в то время бурили гораздо меньше скважин, чем сейчас, и для того, чтобы сделать стратегическое заключение о ресурсах малоизученного месторождения, от геолога требовались фундаментальные знания, превосходная интуиция и еще что-то сверх этого…
Он привлек для работы на руднике итальянских иммигрантов, чтобы сэкономить на заработной плате (тогда это было вполне легально!) и оградить предприятие от влияния лейбористского движения. Гувер был настоящим капиталистом, стойко боролся с такими понятиями, как минимальный уровень заработной платы и медицинская страховка для рабочих. Его усилия были высоко оценены корпоративным менеджментом, и уже в 1898 году он стал бизнес-партнером компании. Однако из-за конфликта с одним из боссов руководство компании было вынуждено перевести Гувера в Китай.

Ко времени отъезда из Западной Австралии — всего в 24 года! — он приобрел известность как одного из наиболее способных горных инженеров. Прямолинейный, лаконичный, амбициозный молодой человек, обладающий феноменальной памятью и трудоспособностью, он настойчиво внедрял передовые американские методы золотодобычи и высокие стандарты. Западная Австралия остро в этом нуждалась в период перехода от хаотичного периода золотой лихорадки к промышленному этапу освоения золотых месторождений. Его настойчивое стремление добывать большие объемы руды с низкими содержаниями золота и добиваться прибыли за счет высочайшей организованности и сведения к минимуму операционных затрат стало фундаментом австралийского успеха в золотодобыче, плоды которого ощущаются и сейчас.

В Китае Гувер столь же успешно начал добычу золота неподалеку от города Тяньцзинь. Здесь он стал проявлять интерес к китайской истории, что, однако, не помешало ему тогда и позднее воспринимать китайцев как расово неполноценный народ. Однако Гувер предпринимал усилия по улучшению условий труда китайских рабочих и материальному стимулированию. Деятельность Гувера не ограничивалась Китаем. Теперь он путешествовал по всему миру, посещая управляемые компанией Bewick, Moreing рудники. Начиная с 1902 года, эта компания стала испытывать проблемы с законом, и ее деятельность, в том числе, практика отношения к рабочей силе и финансовые операции в Западной Австралии даже рассматривалась двумя британскими королевскими комиссиями. Компания проиграла одно из дел в суде, и, в итоге, Гувер продал свою долю в ее бизнесе в середине 1908 года.

Покинув Bewick, Moreing, Гувер поселился в Лондоне и стал работать независимым консультантом в горнодобывающем бизнесе. Теперь он сфокусировался на мобилизации капитала и финансировании новых предприятий. Его специализацией стало оживление деятельности столкнувшихся с проблемами рудников и получения доли в их прибылях в обмен на технические и финансовые экспертные работы. Сам он называл себя и своих коллег «докторами инженерных дел по излечиванию от проблем», в бизнес-кругах он заработал репутацию «лекаря для заболевших рудников». Он участвовал в инвестициях на всех континентах, держал офисы в Сан-Франциско, Лондоне, Нью-Йорке, Санкт-Петербурге (Флорида) и в Мандалае (Бирма, тогда — Мьянма). Он продолжал богатеть, и в то время его личные активы достигли размера в 4 миллиона долларов (эквивалент 100 миллионов в 2018).

Гувер продолжал уделять внимание Австралии и в 1902–1907 годах, неоднократно приезжал сюда. Среди его достижений на австралийском континенте можно отметить участие в создание компании Zinc Corporation, работавшей на знаменитом рудном поле Broken Hill в Новом Южном Уэльсе. Корпорация разработала и внедрила передовую технологию пенной флотации минералов цинка из свинцово-цинково-серебряных руд и запустила первую в мире обогатительную фабрику этого типа. Можно сказать, что это была технологическая революция…
Параллельно с этим Гувер работал с корпорацией, освоившей рудник Namtu Bawdwin в Бирме. Незадолго до Первой мировой войны он обратил внимание на Россию с ее огромными минеральными богатствами. Здесь он познакомился с В. В. Меллер-Закомельским, семья которого владела 50% акций Кыштымских медных рудников на Южном Урале. В 1907 году рудники перешли в руки британца Лесли Уркварта (1874–1933), знаменитого предпринимателя и друга Гувера. Инвесторам удалось вдохнуть новую жизнь в эти рудники, успешно внедрив на медеплавильном заводе новые для того времени технологии. Инновации имели превосходный коммерческий эффект, и Кыштымские рудники и медеплавильное производство стали самыми передовыми в отрасли в России…

Следует признать, что внедренная инвесторами технология переработка медных руд, привела к тяжелым экологическим последствиям, которые ощущаются и поныне. Во всяком случае, побывавший на Кыштыме в 2006 году автор этих строк сам наблюдал голые горные склоны, окружающие медеплавильное производство: когда-то пышные леса полностью исчезли от кислотных дождей и пока не восстановились… Но Уралом интересы Гувера не ограничились. Здесь он помог Лесли Уркварту инвестировать и вдохнуть новую жизнь в крайне отсталое горное производство на свинцово-цинковых рудниках Риддера в Рудном Алтае (Казахстан).

Старшее поколение помнит этот город под названием Лениногорск, но с 2002 года он вновь приобрел историческое название в память о первооткрывателе месторождения Филиппе Риддере (1759–1838). Примечательно, что в 1916 году за свои заслуги перед Россией Уркварт был награжден орденом Св. Станислава 2-й степени.
Есть сведения о том, что Гувер, который вместе с Урквартом также имел коммерческие интересы в нефтяных приисках Баку, существенно пополнил свой капитал за счет операций в России. Стоит ли говорить о том, что после революции он лишился всех своих активов… Лесли Уркварт позднее прославился в Австралии и в конце 1920-х принял активное участие в развитии горного и металлургического производства на знаменитых рудниках Маунт Айза в штате Квинсленд, где широко использовал приобретенный в России опыт.

В свободное от коммерческой деятельности время Гувер писал и читал лекции. Его лекции, прочитанные в Колумбийском и Стэнфордском университетах, были опубликованы в 1909 в виде учебника под названием Principles of Mining. В этом учебнике нашли изменения в мировоззрении этого человека: он начал выступать за внедрение 8-часового рабочего дня и уже не возражал против профсоюзов. Гувер стал интересоваться историей науки и вместе с женой перевел на английский знаменитый труд De re metallica, написанный в середине XVI века немецким минералогом и металлургом Георгом Бауэром, более известным под латинским псевдонимом Георгиус Агрикола. Его имя, кстати, носит кампус Калгурлийской Школы горного дела (Kalgoorlie School of Mines).

Первая мировая война изменила очень многое в жизни Гувера. Как он говорил позднее: «Я не представлял себе, что моя карьера закончилась навсегда. Я ступил на скользкую дорогу общественной жизни». Что же произошло? В Европе тогда находилось около 100 000 американцев, и Гувер вместе с еще одним базирующимся в Лондоне американским бизнесменом приняли решение создать комитет по возвращению в Штаты этих людей. Гувер был назначен председателем комитета и с согласия конгресса взял на себя контроль за распределением материальной и продовольственной помощи американцам в Европе. Возможно, этот резкий поворот в жизни талантливого геолога и финансиста был связан с его, как теперь принято говорить, квакерским бэкграундом. Эта религиозная секта, жестко следующая христианским заповедям, всегда была ориентирована на социальное равенство, помощь и взаимопомощь людей. Уже к началу октября 1914 года организация, возглавляемая Гувером, оказала помощь, по меньшей мере, 40 000 американцам, застрявшим в охваченной небывалой по ожесточенности войной Европе…

Немного позднее, сотрудничая с администрацией президента Вильсона и бельгийской благотворительной организацией CNSA, Гувер создал Комиссию по оказанию помощи в Бельгии. Эта комиссия импортировала в Европу миллионы тонн продовольствия и гарантировала то, чтобы они не попали в руки немецких оккупантов. Закупки продовольствия были обеспечены частными и правительственными субсидиями, бюджет комиссии достигал 11 миллионов долларов в месяц — умопомрачительной по тем временам суммы…
Гувер работал по 14 часов в сутки, управляя распределением продовольствия 9 миллионам человек. В 1915 комиссия начала оказывать помощь и жителям Северной Франции. Один американский дипломат охарактеризовал Гувера, как «вероятно, единственного здравствующего человека, который в частном порядке нашел в ходе переговоров взаимопонимание с британским, французским, германским, голландским и бельгийским правительствами».

С вступлением Америки в войну Гувер был назначен президентом Вильсоном главой Американской продовольственной администрации, призванной обеспечить снабжение продуктами питания самих американцев. Не столь широко известно, что он внедрил в практику «понедельники без мяса», «среды без белого хлеба» и дал возможность сэкономить запасы продовольствия для армии. Он говорил так: «Если не знаешь, что есть, ешь картошку». Его организация организовала доставку 23 миллионов тонн продовольствия союзным державам, что позволило Америке завоевать значительный международный авторитет…

После войны его организация преобразовалась в Американскую администрацию по оказанию помощи (American Relief Organization — ARA), которая предоставила помощь десяткам миллионов людей в голодающей Европе, в том числе, в Германии и Советской России. Гувер резко отрицательно относился к большевизму, но был против участия американцев в антисоветской интервенции и безо всякой симпатии относился к белому движению. Аббревиатура ARA стала известной в голодающей России, и, возможно, в 1921–22 годах она спасла миллионы людей от голодной смерти. Кстати сказать, в сборе средств и предоставлении продовольственной помощи большую роль сыграли американские квакеры. Гувера критиковали за помощь России, спрашивая, не помогает ли эта помощь большевикам. В ответ на критику он говорил: «Двадцать миллионов человек голодают. Какой бы ни была политика, их нужно накормить!»

Симпатии граждан Советской России к Америке в те годы были довольно значительными, и отголоски этого были заметны и потом, в годы Великой Отечественной войны, когда советские люди явно относились с большей симпатией к американским союзникам, чем к британским, что сильно задевало последних. Знаменитый русский писатель Максим Горький при личной встрече в 1922 году сказал Гуверу: «Ваша помощь останется в истории уникальным, гигантским достижением, заслуживающим величайшей славы, и останется в памяти миллионов русских, которых вы спасли от смерти." В советское время мы об этом мало что знали, разве что в некоторых книгах, в частности, в знаменитом романе Льва Кассиля «Вратарь республики» (1937) можно было прочитать о том, что американцы кормили голодающих людей (в книге речь идет о поволжском городе Покровске, который позднее стал Энгельсом)…

Гувер стал одним из претендентов на пост президента перед выборами 1920 года. Его антикоммунистические убеждения и, вместе с тем, намерения установить минимальный уровень заработной платы, 48-часовую рабочую неделю и запретить детский труд, завоевали ему симпатии, как среди республиканцев, так и среди демократов. О нем позднее заговорили даже, как о «третьей» альтернативе. На пути к президентству ему еще предстояло поработать министром торговли в правительстве президента Хардинга, где Гувер отметился инвестициями в инфраструктуру, созданием множества наблюдательных комитетов, личным вкладом в колоссальное развитие радиовещания и созданием рабочих мест силами местных властей и многими другими инициативами…

В 1928 году Гувер стал президентом. Надо сказать, что в памяти американцев его правление прочно связано с наступлением Великой депрессии. Насколько виноват в ее наступлении сам Гувер, сказать трудно. Известно, что его предупреждали о безудержном размахе биржевых спекуляций, об опасности того, что банковская сфера заражена пустыми и «ядовитыми» активами. Когда-то в советские времена нас учили, что при капитализме наступает кризис перепроизводства, и таким кризисом стала Великая депрессия. Теперь мы знаем, что это не совсем так, и этот кризис стал следствием того, что лопнул биржевой мыльный пузырь. Мировой финансовый кризис 2008 года, свидетелями которого мы стали, в немалой степени повторил это…

На годы правления Гувера приходится начало сталинской индустриализации, и, надо сказать, американские промышленники и специалисты сыграли в ней едва ли не ключевую роль. До 2/3 промышленных мощностей Америки и Канады в начале 1930-х было занято советскими заказами. Разумеется, в советское время об этом не писали в учебниках по истории КПСС…
Конечно, ничего не делалось бесплатно, и за все было заплачено трудом советских людей. В настоящее время пишут, что Гувер не особенно благосклонно относился к активной деятельности американского бизнеса в СССР, но и особо не мешал, хорошо понимая, что бизнес есть бизнес, особенно в условиях колоссального экономического спада. Во всяком случае, в той сфере, в которой он был особенно силен — в геологии и горном деле — вклад американцев просто необъятен. Организация труда, подбор техники, обучение профессионалов в лишившейся в результате Октябрьской революции и Гражданской войны специалистов — все это дело рук нескольких сотен американцев, приехавших по приглашению Советского правительства тогда, когда в капиталистическом мире разразилась Великая депрессия. Можно сказать, что в горнодобывающей промышленности бывшего СССР до сих бытуют некоторые стандарты, внедренные в 1930-х американцами, на что неоднократно обращали внимание побывавшие в наших краях иностранные специалисты.
Проиграв Рузвельту в 1932 году президентские выборы, Гувер в 1930-е годы написал около двух десятков книг. Он стал жестким критиком Нового курса президента Рузвельта, ориентированного на большее социальное равенство в стране, при этом называя некоторые аспекты новой политики «фашистскими» и «социалистическими».

С началом Второй мировой войны Гувер отрицательно отнесся к возможному вступлению в нее США и политике Ленд-лиза. 29 июня 1941 года, после вторжения нацистов в СССР, в своей речи по радио Гувер отверг идею союзничества со Сталиным и заявил, что «если мы присоединимся к Сталину, и он победит, это будет означать большее распространение коммунизма в Европе и во всем мире… Воевать вместе со Сталиным — это больше, чем фарс. Это трагедия».

После войны опыт Гувера в благотворительной деятельности пригодился Америке. Президент Трумэн в 1946 году пригласил его в тур по побежденной Германии, чтобы определить продовольственные потребности оккупированной союзниками части страны. В итоге, по инициативе Гувера, была осуществлена программа предоставления питания школьникам в оккупированной США и Великобританией части Германии, которой воспользовались 3 500 000 школьников.
Отойдя от дел по причине преклонного возраста, Гувер написал еще несколько книг. В книге Freedom Betrayed («Преданная свобода») он критически высказался о предоставлении Советскому Союзу помощи во Второй мировой. Она была опубликована только в 2012 году.

Гувер умер в 1963 году. В истории США он остался одним из наименее популярных президентов, имя которого прочно связано с чрезмерным политическим консерватизмом и Великой депрессией. Вместе с тем он останется в истории как превосходный технический специалист и талантливый бизнесмен, внесший огромный вклад в становление горнодобывающей промышленности многих стран, включая Австралию и Россию. Кроме того, он остался в памяти едва ли не самым известным в истории организатором международной благотворительной помощи, в том числе, и в России.

Владимир Крупник, Перт

 


Your comment