Russian newspaper "Unification"
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Свет - слово - цвет

Свет -  слово - цвет
В.Серов.Портрет К.А.Коровина

В Москве открылась выставка, посвященная 150-летию со дня рождения Константина Коровина (1861-1939)

Экспозиция, представленная в Государственной Третьяковской галерее, открывает в творчестве художника с мировым именем много нового. Поражает масштаб творческой палитры Коровина. На выставке — около 240 живописных, театральных, монументальных произведений из двадцати двух музеев России и зарубежья.
И главное, что во всем многообразии временных периодов, художественных направлений и жанров творчество Коровина представлено сегодня в ГТГ, пожалуй, впервые: «Творчество 1880–1890-х годов», «Портрет», «Север», «Охотино. Деревенские пейзажи», " Париж», «Крым. Гурзуф», «Ноктюрны», «Натюрморт», «Предреволюционное искусство», «Эмиграция». Хотя при жизни (пожалуй, за исключением последних лет) выставочная деятельность Коровина была интенсивной и плодотворной и в России и за рубежом.

Особо значимы его монументальные панно для павильона «Крайний Север», выполненные по заказу С.Мамонтова для Нижегородской художественно-промышленной выставки 1896 г. (4 из них были специально отреставрированы для нынешней выставки). Важным этапом стало и участие Коровина во Всемирной Выставке 1900 года в Париже и в живописных «Русских сезонах» Дягилева в 1923 года в Берлине. Знаменательной была и персональная выставка Коровина в Москве, в Третьяковской галерее — 90 лет тому назад. Прославили Коровина и выставки в эмиграции, особенно в ранние периоды творчества. Но в СССР экспонировались лишь отдельные картины художника в музейных собраниях. Только к 100-летнему юбилею Коровина в 1961 году в Академии художеств удалось показать целый ряд его работ.

На этот раз проект к 150-летию Коровина включает две объемные выставки — в Русском музее в Санкт- Петербурге и в Третьяковской галерее в Москве. А особенность выставки Коровина в Третьяковской галерее и в том, что это еще и выставка-монография.
Уже хорошо освоенное за последние годы выставочное пространство Третьяковки на Крымском валу на этот раз организованно особенно изобретательно. Картины сгруппированы не только по крупным тематическим блокам. Кураторы и дизайнеры разместили полотна Коровина из разных музеев так, чтобы выявить развитие живописных тем.
Константин Коровин
Вот своеобразный триптих. Две картины 1912 года из Третьяковской галереи «Гвоздики и фиалки», «Розы и фиалки» удивляют вариациями фиолетово-пурпурных оттенков букетов на серо-сиреневом фоне вечерних окон. И как акценты на одном и другом полотне — яркие оранжево-желтые пятна фруктов. А в центре между двумя этими картинами — на едва выдающейся из стены плоскости — натюрморт «Сирень» (1915) из Русского музея. И в таком сочетании особенно выразительно воспринимается ярко-сиреневая гамма центрального букета и такой же «фруктовый акцент», но еще более сочный -два желтых лимона у вазы. . . Другое дело пейзаж «Гаммерфест. Северное сияние». Этой картине отведена отдельная ниша — и уже ничто не отвлекает от созерцания таинственных жемчужно-серых сполохов, поднимающихся над темными лодками.

А в центре зала снова — многоцветная палитра красок. Здесь объединены полотна, родившиеся под кистью Коровина в Крыму в 1910—1914 гг. : «Гурзуф», «В саду», «На берегу моря», «Дама на террасе над морем». Эти картины собраны из разных музеев России — Третьяковской галереи, Русского музея, Астраханской государственной картинной галереи. Счастливая возможность увидеть их вместе как гармонично сложившуюся из разноцветных фрагментов композицию. Так выставочное пространство наполняется светом и цветом, а это и есть суть живописи, как определял ее сам Коровин.

Выставка радует и премьерами — здесь впервые демонстрируются в реальном масштабе чудом сохранившиеся декорации к двум картинам оперы Н. А. Римского-Корсакова «Золотой петушок», выполненные Коровиным к ее поставке в 1934 году в театре г. Виши во Франции. Загадочные чертоги Шемаханской царицы на горном склоне представлены в реальном масштабе, возвышаясь к верхней галерее зала. И совсем другое настроение создают декорации русского расписного терема на зеленой лесной лужайке (картина «Град-столица»). И это только часть декоративных полотен, которые предоставлены Театральным музеем им. Бахрушина. А туда они поступили в 1986 году в дар от внука В.Поленова А. Ляпина, который приобрел эти декорации у оперного певца, исполнителя партии Звездочета Г. Раисова. Это поистине раритетные экспонаты, ведь все театральные декорации, которые делал Коровин в России, не сохранились.

В процессе подготовки экспозиции были сделаны и научные открытия. Рассказывает куратор выставки Ольга Дмитриевна Отрощенко:
— Коровин в своей жизни, к счастью или к сожалению, много фантазировал. Он ведь был прекрасным писателем и, когда обратился к мемуарам и прозе, тоже насочинял много легенд. Это проявилось и в живописи — и не только как изобретательность при создании картин. Есть полотна, в которых он изменил дату. Например, «Портрет хористки». Это классика, мы всегда знали, что это работа 1883 года. И всегда удивлялись, как начинающий художник мог создать такой шедевр. И вдруг в результате технико-технологического исследования мы обнаружили, что надпись сделанная тушью (Харьков,1883 год) отличается от пространной авторской подписи на обороте холста. Когда обратились к воспоминаниям современников, то оказалось, что «Портрет хористки» Коровин мог написать только в 1887 году, когда Русская частная опера находилась в Харькове на гастролях. А рентгенограмма и другие исследования показали, что этот портрет по технологическим принципам письма ближе к произведениям конца 90-х годов, нежели к раннему творчеству Коровина. Таким образом, мы сделали передатировки и других работ художника.

Проверки, по мнению специалистов, требуют и многие полотна, которые датируются последними годами жизни Коровина. Дело не только в откровенных подделках, которые выбрасывают на рынок дельцы, зная о востребованности живописи Коровина сегодня. Исследовать необходимо и картины, пришедшие из семьи Коровиных — к коллекционерам или друзьям художника, а потом зачастую переданные в дар музеям.
— В процессе изучения наследия Коровина, — продолжила рассказ Отрощенко, — мы с коллегами пришли к выводу: многие работы, подписанные именем Коровина, которые приходят из Европы, не относятся к его творчеству — часто они создавались совместно с его сыном (художником по образованию, но не столь талантливым, как отец). Пока это версия, но уже в достаточной степени обоснованная.
Как видим, возможностей для исследований и открытий, связанных с наследием художника, еще немало.

Другую важную особенность выставки подчеркнула заместитель директора ГТГ по научной работе Лидия Ивановна Иовлева:
 — Мы впервые имеем возможность показать наряду с живописными работами Коровина его литературные произведения и представить их не только в одном из разделов экспозиции, но и в киоске наряду с каталогом и DVD — диском.
Речь идет о двухтомнике «То было давно…там…в России» (изд. «Русский путь», первое издание — 2010, второе — 2011 г.). В книге впервые собраны все мемуары, письма, рассказы Коровина и опубликован ранее не издававшийся рассказ «Охота…рыбная ловля… Коля Куров» по рукописи с рисунками Коровина, которая сегодня хранится в Доме русского зарубежья им. А. И. Солженицына.
Коровин передает словом не только события своей жизни и взаимоотношения с друзьями. В его рассказах — и описания процесса поисков живописных решений. «Уж наступил вечер. Красный, как шар, таинственный, вышел месяц над дальними лесами. И я наскоро, на холсте, старался найти лиловый тон неба и цвет месяца. Ели силуэтами темнели над старым сараем. Была тишина, и замирала природа в сумраке вечера. Сбоку засветилась, блистая, Венера».
Продолжение этой словесной зарисовки Коровина можно найти в его живописных полотнах, собранных на выставке в разделах «Охотино. Деревенские пейзажи», «Ноктюрны» . А в параллель к рассказам «На рыбалке», «Сом» — красочные натюрморты «Рыбы», «Рыбы, вино и фрукты»…
Константин Коровин
Интересно сопоставить портреты кисти Коровина с литературными характеристиками героев его живописных произведений. Среди трех портретов Шаляпина разных лет выделяется «Портрет артиста Ф. И. Шаляпина» (1911).
Константин Коровин
Певец изображен сидящим у стола в вальяжной позе в залитой солнцем комнате на фоне распахнутого в сад окна. Человеком неуемного жизнелюбия, огромного творческого темперамента предстает Шаляпин и в многочисленных рассказах и мемуарах Коровина.
Константин Коровин
В портрете одного из самых близких своих друзей Николая Дмитриевича Чичагова (1902) художник подчеркнул добродушие, спрятанное в ироничном прищуре глаз и улыбке. Рассказы Коровина дополняют эту характеристику — Константин Алексеевич называет этого весельчака и балагура, преодолевающего хромоту и нездоровье, по-свойски — Чичей. В рассказе «Две Татьяны» читаем: «Из души его всегда лилось веселье. Он никогда ни на что не жаловался».

Имя директора конторы императорских театров В. А. Теляковского встречается в рассказах Коровина, посвященных театру. А на портрете Владимир Аркадьевич изображен в военном мундире вне театрального окружения.
— Дело в том, что Теляковский, — объясняет хранитель выставки Тамара Павловна Спиридонова, — был полковником Конной гвардии, и в этом чине получил назначение императора на должность руководителя театров Москвы, а затем и Петербурга. Он не только не скрывал своей принадлежности к военному сословию, но гордился этим. И к тому же это был человек большой культуры, музыкально и художественно образованный.
Благодаря литературным мемуарам Коровина «Моя жизнь» можно существенно дополнить впечатление от живописного портрета Теляковского. Рассказывая о своей работе в качестве художника Московских императорских театров, Коровин описывает множество курьезных случаев, которые ему вместе с Владимиров Аркадьевичем приходилось преодолевать, борясь с рутиной и безвкусицей. Коровин подчеркивает деловые качества Теляковского-реформатора.

Особенно занимателен в воспоминаниях о Теляковском эпизод визита к нему Коровина и Шаляпина. Подходя к кабинету директора, визитеры услышали игру на рояле. Шаляпин даже заслушался, так хорошо звучала музыка. Когда из кабинета вышел Теляковский, друзья поинтересовались — где же пианист. Владимир Аркадьевич, смущаясь, признался, что играл он сам. А через минуту Коровин и Шаляпин узнали, что полковник Конной гвардии окончил консерваторию по классу Антона Рубинштейна и даже частенько играл со знаменитым учителем в четыре руки.
Вот в таком окружении, которое явлено нам и в живописных полотнах Коровина, и в его литературных трудах, формировалось и зрело мастерство этого всесторонне талантливого человека.

С публикацией двухтомника литературных работ Коровина тоже связано немало открытий. Первые очерки Коровина о Шаляпине и Левитане были напечатаны в 1914 г. В 1918 г. Константин Алексеевич начал писать воспоминания о детстве, но они не публиковались. К литературному творчеству художник снова обращается уже в эмиграции, в 1929 году, чтобы подбодрить сына Алешу (тот попал в больницу из-за травмы ноги и даже подумывал о самоубийстве). Рукопись этого рассказа «Охота…рыбная ловля… Коля Куров» приобрела после смерти Коровина у вдовы С. Дорожинского исследователь литературного творчества художника Т.Ермолаева. С 1970-х годов она работала в Калифорнийском университете над докторской диссертацией о Коровине-литераторе и в течение ряда лет собирала его рассказы и очерки, опубликованные в эмигрантской прессе. Первый литературный успех Коровина был связан с публикацией в 1929 году очерка «Из моих встреч с Чеховым» в газете «Россия и славянство». В тридцатые годы его рассказы и воспоминания довольно регулярно печатались и в другой газете, «Возрождение», в журнале «Иллюстрированная Россия». Редакторы этих изданий оценили литературный дар живописца, его способность даже в семидесятилетнем возрасте учиться новому для себя ремеслу. И надо сказать, к 1935 году литературный труд становится для Коровина главным направлением творчества. Его рассказы появляются в газете «Возрождение» каждую неделю, поддерживая семейный бюджет. Всего за год по заказу Дорожинского он напишет мемуары «Моя жизнь», которые будут опубликованы только в 1970 г. в американской газете «Новое Русское Слово». А в представленном на выставке двухтомнике они публикуются по авторизованной машинописи, которая хранилась в архиве редактора этой газеты М.Вейнбаума.
Константин Коровин
Эмигрантский период творчества Коровина(1923—1939 гг.) ознаменовался не только живописными полотнами (прежде всего замечательными видами Парижа), но и значительными литературными трудами. К уже названным следует добавить воспоминания Коровина «Шаляпин. Встречи и совместная жизнь», выпущенные издательством газеты «Возрождение» в 1939 году еще при жизни художника. Следует прибавить к этим объемным трудам и около четырехсот очерков, рассказов и мемуаров. За исключением нескольких о парижской жизни, все они посвящены России. Эти сочинения Коровина Т.Ермолаева, ныне профессор Принстонского университета, решила опубликовать в полном объеме. Ее предложение было с энтузиазмом принято директором издательства «Русский путь» В.Москвиным. Двухтомник «То было давно… там…в России» (составитель Т.Ермолаева, литературный редактор Т.Есина, оформление — И.Антонова) по праву можно назвать полным собранием литературных сочинений К.Коровина. В 2011 г. по итогам VI Санкт-Петербургского международного салона Ассоциация книгоиздателей «АСКИ» объявила книгу победителем 2010 года в номинации «Лучшая книга мемуарно-биографического и историко-документального характера „Диалог со временем“». И представление этого экспоната на юбилейной выставке известного художника — весьма значительное событие.

Выставка к 150-летию К. Коровина продлится в Третьяковской галерее до 12 августа 2012 г.


Your comment