Михаил Волин

Posted 10 December 2014 · (10517 views) · 5 people like this

Михаил Волин

В Австралии: 1950-1997гг.Михаил Николаевич Володченко. Родился на станции Имяньпо (КВЖД) в 1914 году. Отец поэта был секретарём посольства Российской Империи в Монголии, в Китай родители поэта переселились в конце Х1Х века. Первые стихи поэт опубликовал в 16 лет, а через год их напечатал харбинский литературно-художественный журнал «Рубеж». В Харбине М. Волин входил в литературный кружок «Молодая Чураевка» и работал общественным и спортивным корреспондентом в газете «Заря». В 1937 году М. Волин переезжает из Харбина в Шанхай, где открывает школу гимнастики и йоги. В 1950 году М. Волин, через лагерь для перемещённых лиц на филиппинском острове Тубабао, переехал в Австралию и поселился в Сиднее. С 1969 он 12 лет жил и работал в США, но впоследствии вернулся в Австралию. Поэт стал лауреатом Второго фестиваля русских поэтов в Австралии; его работы были опубликованы в журналах «Грани» (Франкфурт-на-Майне), «Новый журнал» (Париж), «Континент» (Мюнхен) и «Новое русское слово» (Нью-Йорк). Помимо стихотворений и художественной прозы, Волин написал восемь книг по хатха-йоге в соавторстве с Нанси Фелон; одна из них, «Йога для женщин», выдержала 11 изданий. Умер М. Волин в 1997 году в г. Аделаида.

Редакция портала благодарит редколлегию «Австралиады» за разрешение на публикацию стихов и биографии автора.




Дорогая пропажа
Слова М. Волина и А. Вертинского

Самой нежной любви наступает конец,
Бесконечной тоски обрывается пряжа...
Что мне делать с тобою, с собой, наконец,
Как тебя позабыть, дорогая пропажа?


Скоро станешь ты чьей-то любимой женой,
Станут мысли спокойней и волосы глаже.
И от наших пожаров весны голубой
Не останется в сердце и памяти даже.


Будут годы мелькать, как в степи поезда,
Будут серые дни друг на друга похожи...
Без любви можно тоже прожить иногда,
Если сердце молчит и мечта не тревожит.


Но когда-нибудь ты, совершенно одна
(Будут сумерки в чистом и прибранном доме),
Подойдешь к телефону, смертельно бледна,
И отыщешь затерянный в памяти номер.


И ответит тебе чей-то голос чужой:
«Он уехал давно, нет и адреса даже».
И тогда ты заплачешь: «Единственный мой!
Как тебя позабыть, дорогая пропажа!»


Тишина

В прелестном моём захолустьи,
Пьянее и слаще вина,
Нежнее томительной грусти,
Любимая мной тишина.


Лишь где-то далёко-далёко
Поют по утрам петухи
И сами слагаются строки
Слагаются строки в стихи.


О вечере розовом, тающем,
О небе с прекрасной звездой,
О жизни моей ускользающей
Бегущей сквозь пальцы водой.


О счастье. А где оно, счастие?
Ушло навсегда, и пусть...
Осталась мне страсть бесстрастия,
Безгрустная эта грусть.


Без заглавия

Со всеми моими ошибками,
Со всею моей пустотой,
Меня, беспокойного, зыбкого,
Тебе не заменит другой.


Ты будешь и плакать, и каяться,
И возненавидишь лазурь.
И снова захочется маяться
В кругу наших маленьких бурь.


Затем вот, что то, настоящее,
Наверное, было судьбой.
Что, всё-таки, полное счастие
Мы переживали с тобой!


А я, захлебнувшись безмерною
Печалью на новом пути,
Пойму, что такую, наверное,
Другую и мне не найти -


Прелестную, нужную, гибкую,
В короне волос золотой.
Со всеми твоими ошибками!
Со всею твоей пустотой!


Следы на песке

У дюны песчаной следы чьих-то ног.
Их море залижет, засыпет песок.


Пока они чётки, пойми их, прочти -
Ведь это же строчки, поэма почти.


Мужская так твёрдо ступает нога,
А женская рядом узка и легка.


Прекрасны и босы оставили след
Так близко, так рядом, так тысячи лет


Вдвоём уходили под шумы волны
Все те, кто любили, желаньем полны.


Взгляни-ка поодаль примятый песок,
Там девушка села, а юноша лёг.


Ты может быть видишь, в прозренье своём,
Начало поэмы о счастье вдвоём.


Синяя птица

Это - тесные наши объятья
И не дом, а высокий чертог,
И прелестное чёрное платье -
Чёрной пеной у маленьких ног.


Это - наши бессонные речи,
При свече, в предрассветную глушь,
Наши руки и смуглые плечи
И касанье легчайшее душ.


Наши губы, спалённые зноем,
Неуёмным желаньем любить!
И в бокалах вино золотое
Так бессильное нас опьянить.


И огромного счастья зарницы
Над провалами тёмных годин.
А рассвет - словно Синяя Птица,
О которой грустил Меттерлинк.


Медитация

Побудь с собой наедине,
Уйди в себя на час.
И словно в сладком полусне,
Не открывая глаз,


Глядися пристально в себя
И ты тогда поймёшь
Всё то, что мучило тебя,
Всю суету и ложь...


С самим собой наедине
Не мудрствуй, не спеши,
Такой покой на самом дне,
На дне твоей души!

 

Песня на стихи Михаила Волина "Дорогая пропажа". Поёт Александр Вертинский.


Your comment

If you like the online version of a Russian newspaper in Australia, you can support the editorial work financially.

Make a Donation