Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Жизнь на службе русской Канберры

Опубликовано 3 Август 2009 · (4131 views) · 1 comment

Жизнь на службе русской Канберры

Когда едешь по широкому проспекту Канберры от здания парламента на восток, в районе Мануки вдруг неожиданно заблестит на солнце из-за деревьев купол православной церкви, напоминающий по стилю старинные русские храмы Новгорода.

Члены сравнительно небольшой русской общины столицы гордятся и радуются, что выстроен здесь этот красивый храм, который кроме основной своей цели служит и местом встречи наших соотечественников. Здесь вместе отмечают они праздники, здесь проходят спектакли местного театра, учат русский язык дети. Храм, конечно, не вырос сам по себе, многие люди жертвовали деньги, свое время и труд, для создания храма и прицерковного зала. Об одном из них — главном проектировщике и строителе храма мы расскажем сегодня.

Недавно в Мельбурне собирались русские иммигранты, приехавшие из Европы 60 лет назад.Александр Павлович Дукин тоже приехал в Австралию в 1949 году, но не попал на праздничную встречу, ведь он живет в Канберре, в 650 километрах от Мельбурна, а возраст уже не тот, чтобы провести за рулем 7 часов.
В Канберре прошла большая часть его интересной жизни. Когда он впервые приехал сюда, это был еще просто маленький городок с населением менее 50 тысяч человек. Город не просто рос на глазах Александра Павловича, он непосредственно участвовал в его строительстве. Александр Павлович приехал в Австралию уже с законченным инженерным образованием, которое он получил в Политехническом институте в России. В Австралии он окончил курсы и стал механиком по воздушному и холодильному оборудованию. Со временем ему удалось подтвердить свое высшее образование, и он стал подниматься по служебной лестнице в инженерно-строительной компании, а вскоре стал менеджером проектов на 5 строительных площадках Канберры. В 1973 г. Александр Павлович основал свою инженерно-строительную компанию APD Monaro Engineering, директором которой он был до 1992 г. В компании работало более 40 человек, включяя подрядчиков.
В то же время Александр Павлович уже был прихожанином Церкви Иоанна Крестителя и выбран казначеем прихода.

Александр Павлович рассказывает:
— Став прихожанином храма, я узнал, что уже около пятнадцати лет русская община в Канберре хотела построить новое здание церкви. Прихожане мечтали иметь храм в русском стиле 14 века. Я навел справки и постарался найти человека, знакомого с русской архитектурой этого периода. На общем собрании прихожан в 1973 г. меня выбрали менеджером проекта постройки новой церкви в Канберре. Мы получили благословение архиепископа Феодосия на начало строительства. Следующие три года прошли в подготовке к строительству. С помощью женщин нашего прихода собирали средства для постройки. В 1974 г. мы нашли специалиста, который помогал мне с дизайном здания. Он подготовил общий рисунок здания и несколько детальных чертежей. Был выбран стиль Псковско-Новгородской церкви времен Золотой эпохи. Когда мы стали обсуждать материалы для постройки, разошлись во мнениях. Я хотел использовать более прочные материалы, чтобы здание церкви стояло и радовало прихожан много лет. Наши мнения разошлись серьезно, и я продолжил работать над проектом один. Местный чертежник, который выполнял эскизы, делал это под моим руководством. В 1974 г. мы получили разрешение на строительство, и вскоре котлован для здания был выкопан. Я постоянно общался с городскими властями, наблюдающими за постройкой, и добивался, чтобы наши расходы были минимально возможные.

Постройка продолжалась несколько лет. Пока возводили стены, в 1980 г. Александр Павлович проектировал детали крыши, купола, окон. Затем они были изготовлены на его фабрике, испытаны на прочность и переданы в дар приходу. В 1982 г. установили главный крест на крыше храма. Но оставались еще внутренние работы. И вот в 1988 г. состоялось освящение здания нового храма.
— Когда после постройки я пригласил специалиста оценить наше здание, что было необходимо для страховки, стоимость его составила 1.2 миллиона долларов. А сумма, которую приход собрал на постройку при помощи Епархии, была 440 тысяч. Такая разница и экономия средств в значительной степени была достигнута благодаря бесплатной волонтерской работе членов прихода, моей профессиональной помощи при проектировании и постройке храма, использованию производств моей фабрики и предоставленных материалов. Последним этапом по этому проекту в 1990 г. был дизайн красивого забора, окружающего храм. Я рад, что с Божьей помощью мы смогли построить русский православный храм-памятник, являющийся архитектурным украшением столицы Австралии и гордостью русского православия, и дай Бог, чтобы он служил русской общине в Канберре еще много-много лет.

Среди других работ, которые Александр Павлович сделал для русской общины — установка системы отопления в мужском монастыре в Бомбала, сбор средств на ремонт после пожара монастыря Сергия Радонежского в Загорске в России. В 1991 г., будучи членом исполнительного комитета нашей епархии, Александр Павлович вместе с отцом Михаилом Протопоповым участвовал в сборе средств в помощь жертвам Чернобыля. Когда собрали достаточно денег, он отправился в Мельбурн, куда привезли детей из районов, пострадавших от аварии на Чернобыльской атомной электростанции, взял полный автобус детей в поездку по магазинам, где одел детей во все новое.
За свою работу Александр Павлович получил множество наград от Русской Православной Церкви: несколько грамот от архиерея и Синода зарубежной церкви, в 1998 г. — епархальную медаль в ознаменование 50-летия существования Австралийско-Новозеландской Епархии и Орден Святого Равноапостольного Великого Князя Владимира (РПЦ). В 2002 г. за свою работу в русской общине он был награжден австралийской медалью — Орден Австралии (OAM).

Доброе сердце Александра Павловича знают не только в русской общине. Греческая диаспора включила его в пожизненные почетные члены Греческого клуба в Канберре за помощь при строительстве общественного центра в Канберре и православного центра в городе Бетсмен Бей. Помогал Александр Павлович и при строительстве сербского православного монастыря.
В 1992 г. Александр Павлович ушел с постоянной работы, но его профессиональный и жизненный опыт до сих пор приносит пользу. Время от времени он помогает консультациями по строительству или инженерным вопросам.

Мы попросили Александра Павловича рассказать о своей семье, о детстве. Много тяжелого пришлось пережить и Александру и его жене во время войны. Прошло более 60 лет с тех пор, но до сих пор не полностью зарубцевались раны в памяти.
— Семья всегда поддерживала меня. С моей женой Леонидой мы живем счастливо уже долгие годы. 43 года назад О. Антоний Дудкин обвенчал нас в нашей еще старой — барачной церкви. У нас одна дочь Виктория. В молодости она начинала работать в Министерстве иностранных дел и в Министерстве транспорта, а затем работала 20 лет менеджером в офисе моей компании Monaro Engineering. У нас было много работы, у компании даже был правительственный заказ — четыре года мы участвовали в перестройке здания старого парламента, восстанавливали оригинальный стиль здания начала века, включая кабинеты министров.
— А где находилась ваша компания?
— Мы купили 2 акра земли в Квинбеан, недалеко от Канберры и там построили современную фабрику.
— Александр Павлович, вы прожили в Австралии 60 лет, почти в три раза дольше, чем на родине, на каком языке вы разговариваете в семье?
— Мы говорим по-русски, а жена иногда добавляет и по-украински. У нее отец был русский, а мать украинка. Мать была актрисой, пела в оперетте, отец военный, пропал без извести в второй мировой войне. Во время войны, еще девочкой, моя жена жила в Полтаве. Однажды на улице она попала в немецкую облаву и ее увезли в Германию. Там она оказалась в лагере, затем за то, что писала стихи против Германии, ее посадили в штрафной лагерь. Если бы американцы не освободили, то погибла бы там в Бухенвальдских застенках. А после войны приехала в Австралию.
— Ваша дочь говорит по-русски?
— Понимает и может говорить, ну не так хорошо. Она даже в университете курс брала перед поездкой в Россию.
— А вы в Россию ездили?
— Жена ездила, а я нет. Когда я был помоложе, собрался поехать. А мне сказали знающие люди: Куда ты поедешь? Там тебе пахнет «двадцатка»,- я ведь военным был, считали «дезертир». Вот такие были времена. Сейчас все по-другому, опасности нет, но у меня уже возраст не для поездок.
— Расскажите о ваших родителях?
— Отец был военным в царской армии. В 1929 году он попал под «чистку», и его арестовали. Меня забрала тетя на Урал. Попом попал в детдом. Так что я воспитанник детдома. Вы знаете, наверное, какая жизнь была в детдомах в то время?
— В Австралии жизнь была, конечно, спокойнее. Как вы отдыхали после работы, чем увлекались?
— В молодости любил охоту, порыбачить, любил послушать русскую музыку, не прочь посидеть в компании. Сейчас уже не так часто собираемся. Раньше в Канберре проходили русские балы, встречи, последнее время — редко, все разбрелись, каждый в свою сторону. Начиная с 70-х годов я принимаю активное участие в приходской жизни при нашей церкви. Это и моя жизнь и мой отдых.

Есть люди, которые своей жизнью оставляют след на земле. Для Александра Павловича Дукина — это в первую очередь, величественный храм Иоанна Крестителя в канберрском районе Narrabundah.
1 comment