Еженедельная газета русской общины Австралии

Три вопроса Ивану Гынгазову

Опубликовано 10 Февраль 2022 · (1066 views) · 1 comment · 4 people like this

Три вопроса Ивану Гынгазову
Иван Гынгазов. Фото Юлия Осадча

В Сиднейском оперном театре в феврале-марте пройдут спектакли знаменитой оперы Джакомо Пуччини «Турандот». В одной из главных ролей – партии Калафа – выступит восходящая звезда российской оперы, тенор Иван Гынгазов.

Редактор «Единения» побеседовал с оперным певцом об особенностях голосов для оперы «Турандот», о самой известной арии, которую знают все, даже те, кто не ходит в оперу, и о тех, с кем он будет выступать в Сиднейском оперном театре.

— Иван, добрый день, рады, что вы, несмотря на происки COVID, смогли добраться до Сиднея. Это ваше первое выступление в Австралии? Как вас встретили?
— Да, я здесь первый раз. От компании Opera Australia я просто в восторге, я не встречал в других местах, чтобы  об артистах так хорошо заботились.
— Поговорим об опере «Турандот», это последняя опера известного итальянского композитора, на счету которого такие шедевры оперного искусства, как «Богема», «Тоска», «Мадам Баттерфляй». Я слышал, что смерть композитора не позволила ему полностью закончить «Турандот»?
— Да, Пуччини умер в 1924 году, и последний акт оперы заканчивал уже его ученик Франко Альфано. Первая постановка оперы состоялась в 1926 году в Милане. Это одна из самых популярных опер, которая ставится по всему миру.  
— Вы поете партию Калафа и исполняете одну из самых известных арий Nessum Dorma в опере,  широко известно её исполнение итальянцем Лючано Поваротти.
— Да, я думаю, что это самая популярная ария не только в опере, но и в мировой классической музыке. Калаф, неизвестный принц, который обладает очень стойким сильным характером, не остановится ни перед чем, чтобы достичь своей цели. Его привлекает Турандот, её сила, возможно, власть. Я даже не знаю, насколько для него это любовь, может это такое, соревнование с самим собой, желание преодолеть все препятствия на пути. Это самоуверенный и сильный человек, и в результате ему удается отгадать три загадки Турандот.
— Кто поет с вами в опере?
— Партию Турандот с середины февраля поет молодая австралийская оперная певица Anna-Louise Cole, но первые пару раз я выступаю с известной американской певицей Lise Lindstrom, это будет уже её 200-е выступление в этой роли. Она участвовала в постановках этой оперы по всему миру, в частности, в известной постановке Шарля Руббо во Франции. У неё очень интересная творческая биография, она пела в Metropolitan Opera, Royal Opera House Covent Garden и Teatro alla Scala. Вместе с ними участвуют австралийские певцы, а также певицы из Южной Кореи. В целом опера «Турандот» необычна по составу, мне кажется, что непросто найти исполнителей на партии Турандот и Калафа.
— Объясните, в чем особенность?
— Партия Турандот, это не просто сопрано, но драматическое сопрано. Певица должна обладать особенной эмиссией голоса. Пуччини, представитель оперного веризма, музыкального течения, известного своими психологическими переживаниями героев, в свою музыку закладывает такой драматизм, который трудно выразить, исполняя просто по нотам. Нужна особенная мощь голоса. Это же относится и к партии Калафа, я думаю.    
— Турандот задавала три загадки, у нас к вам будут три вопроса. Где вы получили основу своего оперного образования? Какой театр сейчас вы называете своим домом?  И где еще вы выступаете в качестве приглашенного оперного певца?
— Музыкантов в моей семье не было, но я с детства любил оперу. У нас в Новосибирске хороший и большой оперный театр, куда нас водила школьная учительница. Мне понравилось, и я очень захотел быть частью музыкального театра, как Калаф – любой ценой (смеется). В 19 лет поступил учиться в консерваторию, у мальчиков происходит ломка голоса до 18-19 лет. Хотя у меня проблемы с мутацией голоса проходили до 20-25 лет. Серьезно начал петь уже, когда поступил в театр в 25 лет.   
— Я читал, что вас называют восходящей звездой, молодым артистом.
— Да, по оперным понятиям молодой, 34 года.
— Тогда расскажите, в каком возрасте оперные певцы получают полный голос, двадцатилетних певцов в опере не много?
— Я думаю, у меня уже скоро будет полная сила (смеется), я надеюсь, у меня это еще самое начало. А двадцатилетних феноменов в опере я не встречал. Да, 20-летние подающие надежды певцы с годами становятся мастерами сцены.
— Мы слышим много об оперных театрах Москвы и Петербурга, а где еще в России хорошие оперные школы и театры?
— Много хороших певцов в Екатеринбурге, в свое время славилась Казань, Нижний Новгород. Хорошие оперные педагоги в Воронеже. Это не такое простое занятие. Хотя, я думаю, в любом крупном городе, если поискать, можно найти хорошего педагога оперного пения. У меня в Новосибирске были очень хорошие учителя, мне, слава Богу, очень с этим повезло. Мне вообще по жизни с учителями везло.
— Все-таки многие потом подтягиваются в Мариинский театр или в Москву, так получалось и у вас.
— Да, в первый раз я участвовал в «Геликон-опере»  в «Трубадуре» Верди, вторая работа была как раз в «Турандот». Выступления были очень интенсивными и научили меня многому. Я выступал потом и в Мариинском театре, и Большом, и за рубежом - в Оперном театре Вены, в Парижской опере, в Дрездене, в  Италии. Но я считаю, мой театр это «Геликон-опера», там я смог раскрыть свои способности, там я учусь по сей день, этот театр сделал меня настоящим певцом.
— Это сравнительно молодой театр?
— Его основал Дмитрий Бертман в 1990 году силами студентов ГИТИСа. Спектакли молодого театра шли в особняке княгини Шаховской. В 2016 году была завершена реконструкция здания на Большой Никитской, рядом с Консерваторией, и сейчас спектакли идут там, это один из самых красивых московских театров с залом на 500 мест. Театр молодой, современный.
— А в целом, насколько популярна опера в России?
— Жители Петербурга очень любят ходить в оперу, Мариинский театр очень посещаемый. С другой стороны, у нас в Москве в «Геликон-опере» тоже свободных мест нет, 15 января я пел там роль Андрея в опере Чайковского «Мазепа». Зал был забит битком. В Большой театр ходят зрители, это популярное место среди туристов, культурной интеллигенции, богемы. В Москве это даже модно - слушать оперу. В провинциальных же театрах никогда не было, чтобы там были полные залы, это печально, людей нужно приобщать к культуре, но сделать это нелегко.
— Спасибо, я получил ответы на все мои три вопроса и даже намного больше. А чтобы вы сказали нашим читателям, приглашая их посетить  оперу «Турандот» в Сиднее?
— Приходите, наслаждайтесь замечательной музыкой, красивым действием, прекрасными голосами солистов и ансамбля певцов и таинством театра. Потому что открывается занавес - и начинается волшебство!

Иван Гынгазов в партии Калафа опера «Турандот» выступит в Сиднейском оперном театре 2, 5, 9, 12, 15, 17, 26 февраля и 5, 10 и 14 марта.
Беседовал Владимир КУЗЬМИН

Если вы пока не решили, идти ли оперу послушать Ивана Гынгазова - посмотрите и послушайте в его исполнении знаменую арию Nessum Dorma, это стоит послушать

https://youtu.be/poePWN0RrF4

 


1 comment

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation