Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Памяти Фазиля Искандера

Опубликовано 12 Август 2021 · (349 views) · 1 comment · 1 people like this

В нашем книжном шкафу, втиснутая между двумя книгами Фазиля Искандера, стояла нераспечатанная бутылка абхазского вина «Чегем», подаренная Антониной Искандер.

А где ещё стоять вину, сделанному из высокой лозы в том же зеленом чегемском дворе-саду, благоухающим инжиром, фейхоа и хурмой, откуда вышли и эти два тома? Потому и считали мы себя обладателями трехтомника любимого писателя.
Вчера вечером мы распечатали средний том. Чтобы отметить день памяти Фазиля Искандера.
Дядя Сандро, изображенный с рогом тура на этикетке, однажды любовался черным австралийским лебедем, резвившимся в пруду принца Ольденбургского в Гаграх.
Мысли его тогда скользили далеко за пределами пруда. И даже Черного моря. Он бы хотел оказаться на родине черного лебедя, поглазеть на других диковинных животных. Но мечте такой не суждено было сбыться.
Сам Фазиль Искандер, однако, не ожидая и не мечтая, смог посетить Австралию.
Об этом — в наших беседах с Антониной Искандер в Переделкино.

Записала Лариса Патракова.

Фазиль Искандер в Австралии

«Он очень много читал. Читал всегда и везде. А в детстве особенно.
Мальчишкой сидел в абхазской деревне у очага и читал какой-то своей двоюродной бабке Робинзона Крузо. Взахлёб, так, что местами горло перехватывало.

„Ой, надоел! — вдруг прерывает его старуха. — Плохой человек твой Робинзон!“ Он потрясён: „Как? Почему?!“
„Да бродяга он, бродяга! Чего ему дома не сиделось?“

И вот это, я думаю, жило у него внутри. Никогда он не стремился путешествовать, тем более, не рвался за границу. Писатели боролись за поездки, а он ни разу даже заявления не подавал. Иногда спрашивали: „Он выездной или не выездной?“ А он понятия не имел: выездной он или нет — не пробовал. Юрий Рытхэу, с которым Фазиль подружился на отдыхе в Абхазии, когда узнал, что Фазиль нигде не был, даже по туристической путёвке, был потрясён. И он помог включить Фазиля и меня в список писателей для первой поездки в ФРГ. Я и сейчас ему благодарна.

Первая поездка приоткрыла для Фазиля фрагмент картинки западной жизни, а для начальства он стал „выездным“.

Потом проходит время и организовывают поездку в Австралию. Чествовать Назыма Хикмета, уже ушедшего. И Фазиля приглашают. Видно они там всех перебрали и поняли, что Фазиль Искандер со своим звучанием имени больше всех подходит. А он действительно хорошо относился к Хикмету. Читал его стихи, пьесы. Хотя знакомы не были. Так он оказывается в Австралии вместе с Верой Туляковой, вдовой Хикмета.

Своеобразная поездка была. Привёз альбомы, открытки. На фотографиях всё время вместе с турками — они принимали. Австралийские турки и Искандер — очень трогательно. Много ездили по Австралии, понравилось ему очень. Мы ведь потом уже много где побывали: и в Японии были, и в Ватикане, и еще во многих странах. Это несмотря на то, что он по-прежнему никуда особенно не рвался. Но книги его переводили на разные языки, приглашали. И мы мир посмотрели. Но нигде ему не понравилось так, как в Австралии. Он не был любителем географических альбомов, а тут мы сидели и вместе рассматривали. Такое всё разное в Австралии, но и цельное одновременно.

Был и ещё один момент в той поездке. Перед полётом выдали им деньги. И я Веру Тулякову предупредила по поводу покупок и магазинов. Присмотреть, проконтролировать: не любил Фазиль магазины. Очень.
И вот возвращаются они, входят к нам. У Фазиля полчемодана Вериных вещей. „А ты что купил?“ — спрашиваю. " А ты не видишь?» — и показывает такой мужской портфель, дипломат. Но странноватый какой-то. Говорит: «Подними!».  А я не могу оторвать его от пола.
И выясняется: пока они всей группой стояли, курили на улице, решали, в какой магазин пойдут и что будут покупать, Фазиль сильно томился. И незаметно, под шумок, вошёл в первый же магазин, около которого они стояли. Оказалось, там продавали мужские дипломаты, кейсы и ещё что-то. Быстро вошёл и очень быстро вышел уже с этим кейсом. Вера была поражена: «Фазиль, что ты купил?»

«Всё! Прекрасная вещь. Я купил. И денег больше нет! Осталась мелочь на открытки. И я свободен от ваших магазинов».
Что выяснилось? Ему продали бронированный, обитый снаружи и изнутри роскошной кожей, с каким-то сверхсекретным замком, кейс. Явно для мафиози или банковских воротил. Все годы он стоял у него под письменным столом безо всякой надобности. Память о той поездке в Австралию».
 


1 comment