Падение Рабаула и трагедия военнопленных – 1942

Опубликовано 16 Июнь 2021 · (683 views) · 1 comment · 3 people like this

Падение Рабаула и трагедия военнопленных – 1942
Крупнейшие острова к востоку от Новой Гвинеи

Прошло уже более 80 лет с начала Второй мировой войны. Задолго до того, как война приблизилась к берегам Австралии, ее солдаты и мирные граждане оказались в зоне военных действий в Тихом океане. Так 21 января 1942 года японские самолеты появились в небе над гаванью расположенного на северо-западной оконечности острова Новая Ирландия города Кавьенг, где находился небольшой австралийский гарнизон. Японские самолеты обстреляли аэродром города и сбросили бомбы. Ожидая, что за воздушной атакой последует вторжение с моря, австралийцы начали покидать Кавьенг. В тот же день пришло сообщение о том, что к острову Новая Британия приближается группа японских кораблей и судов, нацеливаясь на Рабаул.

Рабаул был столицей подмандатной Австралии территории Новой Гвинеи. Решение о том, что город будет необходимо оборонять, было принято еще до войны, когда угроза японской экспансии стала очевидной. В марте-апреле 1941 года в Рабаул прибыл 2-й батальон из состава 8-й дивизии Австралийской армии под командованием полковника Ховарда Карра.

В октябре 1941 года командование силами обороны принял на себя ветеран Первой мировой полковник Джон Скэнлэн. Его батальону был также подчинен отряд из 80 добровольцев, призванных на постоянную службу. Из города в середине декабря 1941 года были эвакуированы все женщины и дети, хотя несколько медсестер остались в городе. За неделю до атаки на Пёрл-Харбор на базу прибыли десять истребителей и четыре бомбардировщика. На Кавьенге остался символический гарнизон – 1-я Отдельная рота из 150 человек. Ей командовал майор Джеймс Эдмондс-Уилсон. Малочисленные австралийские гарнизоны, скорее, пункты наблюдения располагались также в деревне Наматанаи (близ Кавьенга) и на островах Ману и Бугенвиль.

Воздушная атака на Кавьенг 21 января была не первым рейдом японцев на Новую Гвинею. 4 января 14 летающих лодок, 9 истребителей и 18 бомбардировщиков атаковали Рабаул, обрушив бомбы на аэродром Лакунаи. Под бомбами погибли 15 местных жителей. Последующие налеты 6 и 7 января на аэродром Вуеаканаи оказались довольно разрушительными: были уничтожены три истребителя и один бомбардировщик, несколько машин были повреждены. Четыре самолета сумели 6 января подняться в воздух во время налета японцев и один из летчиков вступил в бой с летающей лодкой, которой удалось уйти. После последующих налетов 15 и 16 января к Рабаулу приблизилось авианосное соединение японцев, и вскоре в воздух поднялись 109 японских самолетов. Навстречу японской армаде в воздух поднялись 8 истребителей, из них три были вскоре сбиты, два совершили аварийные посадки. Еще один разбился при взлете. Остававшимся в живых летчикам уже не было смысла находиться в Рабауле, и 21-22 января покинули последние два истребителя и последний бомбардировщик покинули базу, увозя раненых.

Было очевидно, что за налетами последует вторжение с моря. Целью японцев теперь был сам Рабаул, который мог стать для них превосходной военно-морской и военно-воздушной базой. Общая численность сил вторжения составила около 5 000 человек, которые 4 января получили приказ о высадке в районе Рабаула. Вторжение поддерживала целая армада линкоров, крейсеров и авианосцев. 22 января японские корабли заняли исходные позиции для вторжения.

После полудня 21 января полковник Скэнлэн собрал совещание старших офицеров, находившихся в Рабауле. Один из офицеров высказался, что оборона города не стоит того, чтобы тратить на нее человеческие жизни. Действительно, положение оборонявшихся было безнадежным, и Скэнлэн отдал приказ эвакуировать армейский лагерь Малагуна, где находился штаб группы сил обороны. Скэнлэн также сказал своим подчиненным, что остальным солдатам и офицерам не следует сообщать о предстоящем вторжении и что развертывать батальон следует так, словно это учения. Это был странный приказ, который привел к тому, что многие из его людей даже не взяли с собой сухие пайки и хинин. За день до этого около 2 000 тонн различных припасов, включая провизию, были уничтожены австралийцами. За три месяца до этого события поступало предложение переместить припасы вглубь острова и там их складировать, однако Скэнлэн проигнорировал его. Теперь, когда почти 1 000 человек предстояло покинуть Рабаул, его неспособность осуществлять заблаговременное планирование стала очевидной, и последствия этого скоро станут ощущаться в полной мере.    

Полковник Скэнлэн решил сконцентрировать все свои силы к югу от Малагуны, чтобы взять под контроль возвышенность, по которой шла дорога к пункту Вунаканау. К 17.00 все подразделения заняли свои позиции, хотя некоторые из австралийцев все еще верили, что идут учения… Капитан Шайер, со своей наскоро сколоченной ротой, занял позиции на побережье в пункте Ралуана. Эта рота, собранная из тыловиков, таких как клерки и повара, заняла наскоро подготовленные и совершенно неадекватные оборонительные позиции. Лейтенант Селби, артиллеристы которого получили приказ поддерживать Шайера, увидели, что в секторе этой роты на пляже нет даже проволочных заграждений и имеется только одна короткая траншея, в связи с чем разместили еще одно пулеметное гнездо, вырыли дополнительные окопы и протянули проволочные заграждения.
22 января над Рабаулом вновь показались самолеты японской палубной авиации. Они атаковали аэродром Вунаканау и позиции 6-дюймовых орудий в пункте Праед, которые были хорошо видны с воздуха. В результате бомбового удара оба орудия были выведены из строя, при этом погибли 11 артиллеристов. Люди покинули позиции после того, как были взорваны боеприпасы, уничтожены постройки и запасы воды. Теперь оборона входа в гавань потеряла всякий смысл. К полудню Скэнлэн уже знал о том, что вот-вот начнется вторжение. Зенитчики разглядели в стереотрубу морской конвой противника. В течение часа австралийцы вывели из строя обе зенитки, и 53 человека покинули гряду на грузовиках. К этому времени, утром 22 января, на аэродроме был взорван запас авиабомб. Ближе к вечеру город опустел.

Около полуночи с японских транспортных судов на шлюпбалках начали спускать на воду десантные баржи.  В 02.25 23 января сержант Фрэнк Смит услышал, что в гавани что-то происходит, и увидел лучи японских прожекторов. Около 03.30 солдаты Оуэна услышали гул двигателей десантных судов, приближающихся к берегу близ пункта Вулкан. Рота японцев высадились напротив позиций роты Оуэна к северу от Вулкана. Австралийцы ждали их, расчистив от кустарника сектор для ведения огня. Когда японцы высадились на берег, два миномета сделали по ним несколько сотен выстрелов, после чего открыли по противнику пулеметный и винтовочный огонь. Когда рассвело, австралийцы увидели в море три десантных судна: уцелевшие японцы погрузились на них и отошли от берега, чтобы поискать более подходящее место для высадки на берег… Отброшенная после своей первой атаки рота японцев сместилась на юг, подальше от австралийских позиций, расположенных к северу от Вулкана. Они продвинулись по оврагам и расселинам вглубь суши и обошли австралийцев с правого фланга. В 07.30 утра Оуэн, потеряв всего одного человека, отвел своих солдат к перекрестку Four Ways. Прибывший на место тремя часами позднее майор Билл Моллард приказал ему отвести людей еще дальше, чтобы избежать окружения.

Австралийцы безнадежно уступали японцам в численности и огневой мощи, но сохраняли хладнокровие и в довольно ожесточенных боях нанесли противнику тяжелые потери, хотя и сами заплатили за это дорогую цену. Отступая со своим штабом от Рабаула, полковник Карр потерял контакт со своими сражающимися ротами. Скэнлэн полностью потерял контроль над ходом событий и приказал Карру отвести весь батальон к реке Керават. Этот приказ лишил австралийцев последнего шанса на организацию скоординированной обороны. Когда Дэвид Селби добрался до штаба в пункте Тома, находившемуся в 8 км к юго-востоку от Вунакунау, он спросил, есть ли у него возможность увидеться со Скэнлэном, но услышал от главного сержанта, что теперь «каждый сражается сам за себя». Реальные последствия отданных Скэнлэном приказов и его пассивности стали ощущаться в последующие дни. Только дальновидность майора Джона Молларда, разместившего склад с провизией дальше в тылу, дала отступающим некоторый шанс. Большинство солдат к тому времени стало отступать на юг через горы Байнинг в сторону залива Уайд.

Японцы также высадились в районе Кавьенга силами небольшого отряда морской пехоты. Как и в районе Рабаула, их транспортные суда подошли к намеченному плацдарму вечером 22 января и вскоре японцы взяли под контроль город и аэродром. 28 января майор Эдмондс-Уилсон, которому удалось бежать из Кавьенга, собрал своих людей и отступил с ними в деревню Каут, где австралийцы в спешке отремонтировали парусное судно, намереваясь уйти на юго-восток вдоль побережья. Всего на его борт в ночь на 30 января взошел 141 человек. Эдмондс-Уилсон принял решение двигаться в сторону Порт-Морсби, но утром 2 февраля судно было замечено экипажем японского самолета, который обстрелял его и сбросил на него бомбы. Три человека погибли, еще тридцать получили ранения. Судно стало набирать воду, и Эдмондс-Уилсон счел дальнейшее сопротивление бесполезным. Люди выбросили белый флаг и получили приказ следовать в Рабаул. Сначала их сопровождали японские самолеты, потом японский эсминец снял людей с тонущего судна.

У австралийцев, бежавших из Рабаула, были довольно ограниченные возможности для поисков спасения. Большая группа австралийцев вышла к реке Варангой, туда, где кончалась дорога, в 7 часов утра в день вторжения. Они обнаружили там около пятидесяти брошенных автомобилей и разбросанное военное имущество. Когда в тот же день, позднее, на место прибыли люди Дэвида Селби, им удалось найти для себя боеприпасы и провизию в кузовах брошенных грузовиков. Те, кто вышел к реке раньше других, сумели спуститься на найденных ими лодках к морю. После наступления темноты, в первый день вторжения, группа военнослужащих и гражданских лиц, всего около 100 человек, была эвакуирована на двух летающих лодках. Следующей ночью гидропланы вывезли еще некоторое количество людей, вышедших к побережью.  

Большинству покинувших Рабаул пришлось перебираться через горы в район залива Адлер к плантации Сум Сум. Основная их часть вышла к побережью 28-29 января, после чего люди двинулись на юг. В районе плантации Тол собралось 200-300 беженцев, и 1 февраля их заметили японцы, совершавшие облет территории на гидроплане, и через два дня на этом участке побережья высадился десант. К берегу подошли пять японских катеров, встреченные 22 австралийцами, которые ждали японцев с белыми флагами. Остальные австралийцы ушли дальше на юг, где были позднее также взяты японцами в плен в районе миссии Калаи, откуда японцы привезли их обратно на плантацию Тол. Всего здесь оказалось 123 человека, с которыми японцы безжалостно расправились. Одному из австралийцев по имени Коллинз удалось пережить расстрел после четырех пулевых ранений: он ушел в буш и через пять дней наткнулся на еще двух чудом уцелевших соотечественников в каком-то заброшенном домике…
Санитар Билли Кук оказался в числе пленных вместе с семерыми товарищами, когда японцы высадились в районе плантации Тол. Отработав на них удары штыком, японцы прикрыли тела австралийцев листьями и ушли. Однако санитар остался жив: он перегрыз леску, связывавшую его руки и, в итоге, добрался до своих, рассказав о пережитом… Еще несколько австралийцев пережили расстрелы и расправы, в частности, Мэкс Хэйзелгроув, получивший пять пулевых ранений! Вообще, в районе плантации Тол и соседней плантации Уаитавал имело место, по меньшей мере, четыре побоища, учиненных японцами. Когда австралийские войска заняли эти места в 1945 году, они обнаружили здесь останки 158 человек.

10 февраля полковник Скэнлэн, неся белый флаг, покинул Тол и направился в Рабаул, чтобы сдаться японцам. Он бросил своих людей без командира и без лидера. С ним ушли майор Моллард и еще трое. 12 февраля к побережью в районе плантации Тол подошел японский эсминец. Вероятно, люди, которые до этого были вместе со Скэнлэном, были взяты японцами в плен.

Покинувшая плантацию Тол группа австралийцев направилась вдоль побережья к плантации Палмалмал, где священник Тед Хэррис из миссии Sacred Heart накормил и приютил их. 9 апреля лейтенант военно-морского резерва Айвен Чэмпион привел небольшое судно Laurabada в залив Жакино и спрятал его в мангровых джунглях близ плантации Палмалмал. Всего на судно погрузилось 157 человек. В штормовых условиях Laurabada дошла до Порт-Морсби через три дня. Большинство пассажиров было немедленно переправлено в Австралию на транспортном судне. Японцы, пришедшие позднее на плантацию Палмалмал, оказались в своем репертуаре - они закололи штыками и выбросили в море на корм акулам отца Хэрриса, который спас столь многих людей.  

Еще две небольшие группы военнослужащих и беженцев сумели выбраться с южного побережья острова Новая Британия и дойти от Палмалмала до миссии Авул, которой руководил отец Уильям Калхейн. 16 февраля 11 человек покинули эту миссию на парусно-гребной шлюпке и через три дня добрались до небольшого архипелага Тробрианд. Сам отец Калхейн погиб: позднее японцы обнаружили у священнослужителя радио и убили его. Оказавшийся на северном побережье Новой Британии капитан Эппел проявил лидерские качества, которых так не хватало многим другим офицерам. Он возглавил большую группу людей – 245 человек, которых удалось эвакуировать.
Большинство тех, кто попал в плен и избежал немедленной расправы, были доставлены японцами в Рабаул. Офицеров отделили от остальных, и 22 июня 1942 года 845 военнослужащих и 208 гражданских лиц были погружены на судно Montevideo Maru и отправлены на остров Хайнань. После 9 дней в море судно было торпедировано американской подводной лодкой. Все 1 053 военнопленных ушли на дно вместе с судном. Этот день стал самым мрачным в военной истории Австралии…

Пройдет больше трех лет, и после капитуляции Японии в августе 1945 года австралийцы примут капитуляцию и японских войск, изолированных в районе Рабаула. Это – отдельная история.

Phillip Bradley. HELL’S BATTLEFIELD. The Australians in New Guinea in World War II. 2012


Материал подготовлен Владимиром Крупником


1 comment

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation