Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Юрий Мазковой - Литконкурс 2020, проза

Опубликовано 30 Сентябрь 2020 · (287 views) · 12 comments · 30 people like this

Когда меняются взгляды

В начале девяностых не было интернета, вацапа и вайбера.
Звонок Сидней-Москва стоил $2.50 за минуту.

Она вошла в комнату. Он посмотрел на нее, и у него похолодело внутри. Он понял: разговор будет неприятным, может быть самым неприятным за четырнадцать лет их супружества. Она опустилась в драненькое кресло, которое выкинул кто-то из соседей во время «помоечного дня», когда разрешается выбрасывать крупногабаритные вещи прямо на улицу.
— Нам надо поговорить, — ее голос был тих.

Так и есть! Уж лучше бы кричала! А ведь еще несколько месяцев назад все было прекрасно. Он вспомнил эйфорию последних недель в Москве, когда он получил подтверждение профессиональной квалификации прямо во время интервью в посольстве Австралии и им сразу вклеили визу «постоянного резидента» в их новенькие паспорта. Тогда она всем говорила: «У меня самый гениальный муж!»

Короткая полоса неудач — ДА! ДА! Короткая! Одиннадцать месяцев это НИЧЕГО по сравнению с жизнью! — и ее мнение сильно изменилось. Хотя и его самооценка сильно поколебалась — на столе перед ним лежал сто третий отказ на работу: " … Мы потрясены вашими высокими квалификациями и опытом, но с сожалением сообщаем, что не можем предложить вам работу в настоящее время…»
Да и первые месяцы на новой родине были счастливыми. Ясное дело, почти все деньги, что были накоплены в Совке, ушли на билеты и на минимальное начальное обустройство. Ведь в двух чемоданах много не привезешь, а баул проницательный таможенник не пропустил: «Либо вы его оставляете, либо опаздываете на самолет." На самолет опаздывать не хотелось: «Хрен с ним, лишь бы вырваться!» Но в первые месяцы была уверенность в себе и оптимизм. Она обычно говорила про него, что он прет, как танк.

И вот танк забуксовал. Новые друзья стали устраиваться на работу и, как следствие, ходить в театры, уезжать в отпуск и на выходные, а они просто не могли себе этого позволить. Постепенно отдалились от друзей. Их продолжали приглашать, но он просто физически ощущал на себе клеймо неудачника. Как-то он услышал, как одна из подруг спросила ЕЕ: «Ну что, твой устроился или все еще валяет дурака?» Он тогда ушел, чтобы не услышать ее ответа. Они стали меньше говорить. Ему казалось, что на ее лице постоянный упрек. Как-то он предложил позвать друзей на ужин. «Они не будут есть то, что мы едим,« — сказала она, и он начал орать в ответ. Постепенно отдалились друг от друга. Потом она сказала, что младшенький стал ночью просыпаться и она устала к нему вставать, так что проще, если она будет спать с ним. ОН стал спать на кухне.

И вот, кажется, они подошли к черте.
— Нам надо поговорить, — ее голос был тих.
— Ну давай. Только ради Бога, сразу к сути.

— Мне не хватает денег.
Он моментально психанул:
— Ну надо же, как ты заговорила! Не хватает денег! Что-то не вяжется с предыдущими твоими высказываниями. Всю жизнь ты мне зудела — «Мне не нужны твои деньги, мне нужен ты». Так вот он я, все время дома, как ты и хотела тринадцать лет. Отвожу ребенка в садик, хожу в магазин, готовлю иногда. Чего тебе еще?
— Я считаю, что молодой здоровый мужик должен приносить хоть что-то в дом. Я учусь на двух курсах и тем не менее подрабатываю домработницей, хотя у меня такая же ученая степень, как у тебя. Почему ты отказался работать на стройке?

— Разнорабочим? Ты с ума сошла? Если я напишу в Резюме, что я работаю подсобным на стройке, меня никогда в жизни не возьмут ни в университет, ни инженером.
— Получив сто отказов, ты уже должен был понять, что тебя и так не возьмут ни в университет, ни инженером. Тебе же правильно сказал Марк: «Забудь, что ты инженер.»

— Если он забыл, что он инженер, и развозит пиццу, то, значит, он не инженер, а дерьмо! А я хороший инженер и не собираюсь об этом забывать.
— Постарайся также не забывать, что у тебя есть дети и им стыдно, что они до сих не были ни в Аквариуме, ни в Зоопарке, ни в Луна-парке — нигде! И они комплексуют и чувствуют себя изгоями. И я не могу позвонить маме. А наш кормилец штаны просиживает и не согласился даже подработать в школе — детей через дорогу переводить.

— За пятерку в час? Два часа утром и два часа днем? Как раз, когда назначаются все интервью? Мне платят пособие, которое называется «ПОСОБИЕ ДЛЯ ТЕХ, КТО ИЩЕТ РАБОТУ». Понимаешь? Ищет работу! А не стоит у перехода со знаком «СТОП».
— Так как сейчас, долго продолжаться не может.
— Иначе что? Найдешь себе лучший вариант? Так ищи, черт с тобой!

Он выбежал на улицу. Внутри все кипело. Он устремился к морю. Штормило.
Он разулся и стал ходить по щиколотку в воде. Раздражение постепенно уходило. «Да, конечно. Для австралов доктор наук из Москвы это как для МГУ профессор с Чукотки." Сравнение ему понравилось, он улыбнулся. «Может быть действительно приспустить планку? Нет не пиццу развозить, конечно, но убрать докторскую из резюме и подавать на младшие технические позиции. А потом постепенно лезть наверх? Долго, конечно, но что поделать, если другого не дано?».

Может я зря выбросил то объявление, где требовался техник по ультразвуку?» Он заспешил обратно к дому. «Ну ничего, от техника до инженера один шаг, а потом глядишь и в начальники… Буду потом говорить, что начал с самых низов? СТОП!!! Меня еще не взяли техником. А если не возьмут?». Внутри опять похолодело. «Ведь бросит же. Ну и правильно. Если я и на это не сгожусь, значит буду разнорабочим или повешусь. Даю себе шесть месяцев на устройство техником или лаборантом, а там посмотрим».

Он подошел к дому и стал рыться в мусорном баке в поисках газеты с объявлениями на работу.


12 comments