Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Две страны в душе моей

Две страны в душе моей
Первые шаги в Австралии - 25 лет назад

В «Единении» часто печатаются интервью с людьми старшего поколения, которые приехали в Австралию много лет назад, в 50-60-е годы прошлого века. А как живут и устраиваются в Австралии люди, приехавшие в последней волне иммиграции, которую можно отсчитывать с начала 90-х годов, после распада Советского Союза. О том, почему был сделан выбор уехать и как устраивались в далекой стране мы, попросили рассказать Лену Запевалову.

— Интересно, что нашу волну эмиграции, людей из постсоветского пространства, приехавших в середине 90-х годов, старая русская эмиграция до сих пор называет новоприезжими, хотя живем мы тут живем уже почти 25 лет. Мы прилетели в Австралию, через 3 недели после приезда у нас родился третий сын Степа, а еще через месяц мне исполнилось тридцать лет. Я помню, как отмечала свой день рождения, было немножко одиноко, так как знакомых еще не было, да и вообще в незнакомой стране с двумя малышами и новорожденным младенцем особо некогда было веселиться, надо было устраиваться…
А сейчас уже моему старшему сыну скоро исполнится тридцать лет, внучке 3 года. До приезда в Австралию я, окончив Томский университет, работала программистом, а потом вышла замуж, сидела с детьми.

Почему решили уехать? Только по одной причине — развалился Советский Союз. Сначала мы радовались, думали, вот сейчас начнется новая жизнь, были большие ожидания. А потом началась катастрофа. Работы не стало. То есть работа была чисто номинально, нас не увольняли, но и зарплату не платили. Мы жили в то время в Москве и работали по контракту с различными структурами, но все эти связи в один момент распались. Пришлось вернуться в Новосибирск. Но и там жизнь настала тяжелая. Мы с мужем оба математики по образованию, но работать по специальности не могли, пришлось заниматься бизнесом, чтобы выживать. Книжки покупали оптом, затем продавали. Так зарабатывали какое-то время. А потом устали морально, в основном.

Узнали от друзей, что они уезжают в Австралию. Первая реакция была: куда? в Австралию? Почему не на Луну? А потом нам это показалось интересным, открывались новые возможности, надежда на более стабильную жизнь. Подали заявление и приехали, легко набрав по системе баллов нужное количество, поскольку были молоды и имели образование и опыт работы. Ну это сейчас легко рассказывать, а в то время все эти шаги по переезду казались какой-то авантюрой и приключением. И только оказавшись в гостинице для бэкпэккеров на Бондае, когда я с желтого телефона-автомата позвонила маме на домашний, а из трубки услышала совсем рядом родной голос с другой стороны Земли, я вдруг поняла, что для меня детство закончилось, мама мне уже ничем не сможет помочь. Мы остались одни в незнакомой стране со всеми своими проблемами. К нашему счастью, незнакомая страна отнеслась к нам очень гостеприимно, и стала нам второй родиной.

— Какой уровень английского был у вас к моменту переезда?
— У меня в школе и университете всегда по английскому были пятерки, я считала, что хорошо владею английским. Но когда приехали сюда, поняла, что я лишь худо-бедно могу объясняться. А муж вообще учил немецкий язык, английский у него был на нуле, ему было еще сложнее. Но ничего, выкрабкались. И моего английского даже хватило на то, чтобы приехать в центр помощи мигрантам (он находился в Rockdale) и объяснить им проблему, что мы только что приехали и нам негде жить, и что я на восьмом месяце беременности. И вот каким-то чудом они меня поняли и временно поселили в Dalmar Child and Family Care Centre (в районе Carlingford), был в то время такой центр помощи семьям в кризисных ситуациях. Сейчас его уже не существует, к сожалению. Этот центр принадлежал Anglican Wesley Mission. И вот на 8 недель после переезда в Австралию мы оказались под присмотром у добрейшей тетушки Маргарет, она нас везде возила, устроила старшего сына в школу, в кинди, меня в госпиталь, организовала одежду, коляску, все, что нужно для младенца, а также через 8 недель помогла снять первую квартиру и даже обставили эту квартиру мебелью.

— Какие у вас были первые впечатления от новой страны?
— Мы приехали в июле, знали, что это зима. Но все вокруг было зелено, цвели красивейшие цветы, воздух был наполнен необыкновенными ароматами. В первый день вышли и увидели цветущие камелии, разноцветных птиц, так все было удивительно и красиво, что мы даже в первую зиму не заметили, как холодно было дома. Только потом, через несколько лет, когда начинали болеть суставы, мы узнали новое слово «артрит», и поняли, что австралийской зимой нужно хорошо греться.

— Что показалось трудным в первый период?
— Самым трудным было то, что все вокруг было не по-русски. Я до сих пор удивляюсь своей наивности, но правда, когда до переезда в Австралию я слышала фразу «в Австралии живет много русских», я думала, что их тут настолько много, что есть школы, в которых преподавание всех предметов ведется на русском языке и улицы с русскими магазинами, как в Нью-Йорке на Брайтон-Бич. Это было заблуждением. И даже разочарованием, потому что в австралийских государственных службах информационные буклеты предлагались на всех языках, кроме русского. Другой трудностью была финансовая сторона. Нам еще повезло, в то время Австралия новоприезжим давала денежное пособие сразу после приезда. Поэтому первые два года мы жили на пособие, за это время мой младшенький подрос, мы осваивались в новой стране, учились.

Было трудновато, ведь на одно пособие выжить нелегко, даже когда у тебя трое детей. Но через два года, когда я устроилась на работу, стало значительно проще, а когда и муж начал работать — еще лучше. Сейчас пособие новоприезжим не дают, насколько я знаю, но молодежь приезжает более подготовленная, видавшая жизнь за границей, с английским языком у них получше, они легче ориентируются в новых условиях. Да и уровень преподавания английского в России сейчас другой, значительно вырос. Также развитие интернета и соц сетей дали толчок россиянам для знакомства с миром вне России. Нам же потребовалось больше времени, чтобы понять и подстроиться к новым условиям.

— Как шел поиск мест работы?
— Когда я приехала, собиралась переучиваться. Поскольку перед приездом шесть лет сидела дома с детьми и не занималась программированием, я решила, что это не мое и сейчас хороший повод переучиться и пойти в медицину, которая мне очень нравилась. Я решила поступать учиться на медицинскую сестру, а потом стать акушеркой — но не поступила. Ну нет, так нет, решила я и отправилась искать работу по своей родной специальности. Подготовка включала написать красиво резюме, разослать, сходить на несколько интервью. Весь процесс занял месяца два, и я устроилась на работу программистом. И на первой работе проработала почти десять лет. Потом перешла на другую работу, где работаю по сей день. Муж вскоре нашел работу, также программистом. Двое старших сыновей — также работают программистами. В общем, мы семья айтишников, и только младший Степа пошел по стопам прабабушки и стал учителем начальной школы.

— Я знаю немало людей нашей общины, которые устроились на такого рода работы.
— В Австралии, наверное, только два диплома признаются без переучивания, это программист, или специалист информационных технологий, и бухгалтер. Все остальное требует подтверждения квалификации, сдачи экзаменов. Даже бухгалтер должен доучиваться, а программисту не надо. Нам с этим очень повезло, я считаю. Я, впрочем, знаю даже биолога, который переучился на программиста, люди с естественнонаучным или техническим образованием обычно сравнительно легко это делают.

Большая семья Запеваловых сегодня

Подготовка включала написать красиво резюме, разослать, сходить на несколько интервью. Весь процесс занял месяца два, и я устроилась на работу программистом. И на первой работе проработала почти десять лет.

— Как работать в австралийском коллективе, что понравилось, что не очень?
— Трудно было из-за недостаточного языка. Первое время, когда коллеги по работе говорят быстро — не схватываешь, непонимание сленга. Да и сейчас, после 25 лет, когда начинают скороговоркой говорить, шутить и вспоминать какие-то фильмы и отсылки к прежним временам — не понимаешь и теряешься. А так, все люди дружелюбные, никаких негативных моментов я не вспоминаю, работать хорошо.

— Я слышал, что некоторые, переехав, стараются полностью погрузиться в английскую среду, отключиться от русского языка, русских друзей, российских фильмов.
— Я знаю, что многие стараются ассимилироваться как можно скорее, но к нам это не относится. Мы до сих пор смотрим фильмы на русском через интернет, ведь теперь это так просто, книги читаем по-русски. Но это не значит, что англоязычная культура нам не близка. Я много хожу в театр на драматические спектакли, также люблю оперу и мюзиклы, и конечно, здесь смотрю спектакли на английском, а не на русском языке. Каждый год или два ездим к родным в Россию и Украину. Большинство друзей у нас из русского общества. А друзья нерусскоязычные — обычно супруги наших русских друзей. Пять дней в неделю проводишь на работе, общаешься с австралийскими коллегами, а суббота и воскресенье практически все в русском окружении. В субботу первую половину дня провожу в русской школе, в воскресенье утром меня как правило можно встретить в Покровском храме Блэктауна. А еще по вечерам на неделе у меня музыкальный театр — репетиции два дня в неделю тоже на русском языке. Четыре года назад я попала в русский музыкальный театр и он стал частью моей жизни. Я всегда любила петь, и любила театр, а в музыкальном театре это хорошо совмещается. Это увлечение непростое: муж жалуется, что редко видит меня, внучка ждет… Но я благодарна моей семье за понимание. Каждый человек стремиться выразить себя в творчестве. И когда это удается — это особенно радостно. Кстати, наш музыкальный театр очень скоро покажет свой новый спектакль, музыкальную комедию «Бабий бунт», спектакли пройдут 12—13 октября в Русском клубе (Strathfield) и 2 ноября на Бондае, в Bondi Pavillion Theatre.

— Каково ваше отношение к обучению детей русскому языку?
— Все наши дети учились в русской школе, от первого класса до последнего. После каникул, как правило первые две субботы по утрам — это были бесконечные «зачем нам эта русская школаааа?» Мы их убеждали, мотивировали, а сейчас они счастливы, что выучили русский язык и приобрели в школе друзей.

— Что вам нравится в нашем русском сообществе в Сиднее?
— Много хорошего создано русским сообществом: построены церкви, открыты русские школы, существуют различные клубы по интересам, русские театры, танцевальные и другие творческие коллективы. Русские школы и театры — очень хорошо и здорово, они способствуют сохранению языка и русской культуры и передаче их новому поколению. Среди тех людей, которые сейчас приезжают из России, много талантливых, хороших людей. Это как свежая кровь в нашей русской общине. Конечно, вопросы политики и обстановка вокруг России вносят свои трения в жизнь сообщества. Когда случился конфликт в Украине — мы потеряли несколько друзей. Кто-то за, другие против, люди начинают ссориться — и это несмотря на то, что мы живем на другом конце земли. У меня остались две сестры — одна в России, другая в Украине.

— Если бы вернуть все на 25 лет назад, то вы, наделенные сегодняшними знаниями, как бы решили вопрос — уезжать или нет?
— Наверное, у многих такое же чувство — двоякое, как будто разрываешься. В Австралии чудесная красивая природа, но я во многом скучаю по тем местам, где выросла, вспоминаю Днепр, плавни, камыши, а еще Обь, березы, белые грибы. И самое, главное, скучаем по родным. Я одинаково люблю все три свои родины, мы уже привыкли жить здесь, здесь наши дети и внуки. К счастью, сейчас нетрудно съездить в отпуск и навестить родные места, близких людей. Мой старший сын очень любит Россию, он и женился на русской девушке. Ездил в Россию посмотреть, но не остался — вернулся обратно. Если бы пришлось выбирать снова, я приняла бы такое же решение. Знание английского языка и опыт жизни в другой стране расширяет кругозор, начинаешь с большим пониманием относиться ко многим жизненным проблемам.

Беседовал Владимир КУЗЬМИН


Ваш комментарий