Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Сражение на плацдарме Буна

Сражение на плацдарме Буна
Австралийцы в бою под Буной, художник Geoffrey Mainwaring, 1962

Начав свои военные походы в 1931 года захватом Маньчжурии, казавшиеся непобедимыми японские войска постепенно и неумолимо продолжали свое движение на юг, оккупируя одну страну за другой. К маю 1942 года японская армия заняла страны Индокитая, Филиппины, Сингапур, большую часть Индонезии, многие острова южной части Тихого океана. Остров Новая Гвинея оставался последним рубежом, отделявшим японскую армию от Австралии.

Единственным опорным пунктом австралийцев на южном побережье острова оставался город Порт-Морсби. Японское командование принимает решение захватить его. На военно-морской базе Рабаул (остров Новая Британия) японцы собрали мощную военно-морскую боевую группу, готовившуюся сопровождать войсковые транспорты с десантниками, которым предстояло оккупировать остальную часть острова. Американцы бросили на перехват японской боевой группы в Коралловое море свои корабли. В первом в истории сражении авианосцев обе стороны понесли тяжелые потери, но стратегическая победа осталась за американцами: японские войсковые транспорты вернулись в Рабаул…   

Как читатели «Единения» знают из предыдущей публикации о боях на тропе Кокода www.unification.com.au/articles/2652/, японцы попытались перевалить через хребет Оэун-Стэнли и взять Порт-Морсби со стороны суши. Пока небольшая боевая группа австралийцев отступала под атаками противника по тропе Кокода, прибывшая из Египта 7-я дивизия австралийцев с помощью всех доступных самолетов была переброшена в Порт-Морсби. А затем еще генерал Макартур отдал приказ перебросить на Новую Гвинею два полка американской 32-й дивизии. Это изменило соотношение сил и оторвавшиеся от своих баз, измотанные японцы были вынуждены повернуть назад.
Они отступили в район деревень Гона и Буна на северо-востоке Новой Гвинеи и создали укрепленный район на участке побережья протяженностью в 11 миль. Их огневые точки, построенные из стволов кокосовых пальм и заполненных песком бочек из-под горючего, были хитроумно спрятаны и замаскированы в джунглях. Эти оборонительные позиции уходили вглубь острова на три мили.  ДОТы, бункеры, пулеметные гнезда и снайперские ячейки японцев были настолько хорошо замаскированы, что воздушная и наземная разведка союзников пришла к выводу о том, что этот район слабо подготовлен к обороне, поэтому командование не ожидало здесь боев высокой интенсивности.  

Главнокомандующий силами союзников на Тихом океане генерал Макартур требовал от Вашингтона кораблей, самолетов и людей.  ВМФ США отказался отправить на помощь наземным войскам даже один эсминец для обстрела японских оборонительных позиций или десантный корабль для переброски войск и грузов для них. Руководство флота утверждало, что японцы доминируют в небе над Новой Гвинеей, что делает военно-морские операции крайне опасными, так что тяжесть боев в районе Буны целиком легла на плечи сухопутной армии. По иронии судьбы, аналогичная ситуация сложилась у японцев. Ответственность за боевые действия на Новой Гвинее была возложена на армию, а перед Императорским ВМФ стояла задача отбить у американцев остров Гуадалканал. Новая Гвинея осталась для него второстепенным участком боев…

Макартуру пришлось в срочном порядке создавать свой собственный флот. Союзникам удалось реквизировать несколько траулеров, яхт и ввести в строй трофейную японскую десантную баржу. Эта флотилия была использована для переброски грузов и войск на побережье в районе Буны. Во время второго перехода была атакована и полностью потоплена японскими истребителями.

19 ноября войска союзников атаковали Буну. 7-я дивизия австралийцев и поддерживающие ее полувоенные формирования атаковали на левом фланге и начали наступление в направлении Гоны. Американцы атаковали тремя боевыми группами на правом фланге, вдоль побережья.
Японцы были готовы к бою. Атакующие попали под интенсивный огонь попеременно с различных точек, сбивая с толку неопытных национальных гвардейцев. В этих условиях первая атака союзников захлебнулась с тяжелыми для них потерями…

На второй день ситуация еще более ухудшилась. Австралийский генерал Томас Блэйми, командующий союзными войсками на Новой Гвинее, убедил Макартура в том, что австралийцам противостоит более многочисленный противник, чем американцам. Макартур приказал перебросить 126-й батальон на усиление боевой группы австралийцев. Командующий 32-й дивизией американцев, генерал Хардинг, был в ярости. Он лишился половины своих солдат. 20 ноября он приказал своим частям возобновить атаки и вновь американцы потерпели неудачу. 22 ноября Хардинг получил приказ от Макартура: «на следующий день продолжить атаки любой ценой.» Сам Макартур ни разу не побывал на передовой и не имел ни малейшего понятия о том, во что обходятся наступающим эти атаки. Атаки союзников возобновились 26 ноября, на День Благодарения, но наткнулись на те же проблемы: огонь с невидимых позиций, блуждание по болотам, тропические болезни. Еще одной проблемой была связь между наземными войсками и авиацией. Бомбардировщики не могли разглядеть хорошо замаскированные японские позиции и иногда сбрасывали свой груз на своих же солдат. Штурмовики столь часто обстреливали позиции своих наземных войск, что по ним начали открывать ответный огонь.
Среди солдат и офицеров на передовой нарастало чувство отчаяния. Макартур хотел, чтобы армейские части добились победы под Буной до того, как флот и морская пехота победят на Гуадалканале. Он продолжал требовать от старших офицеров агрессивного продвижения вперед, при этом солдаты и офицеры 32-й дивизии, погибавшие без поддержки артиллерии, авиации, лишенные должного снабжения и умиравшие от тропических болезней, постепенно завоевывали в тылу репутацию трусов.    

30 ноября Макартур послал корпусного командира Роберта Айкелбергера на замену Хардингу. Айкелбергер вник в ситуацию и был шокирован той степенью усталости и падения боевого духа, которую обнаружил у солдат и офицеров. Айкелбергер отвел войска от передовой и перегруппировал их. Его штабные офицеры приложили все усилия к тому, чтобы улучшить снабжение войск и обеспечить доставку подкреплений. 5 декабря наступление возобновилось. Ожидания были самыми оптимистичными.
К 9 декабря союзники добились первого большого успеха: австралийцы взяли Гону. Протяженность сектора боев заметно сузилась, и союзники теперь могли сфокусироваться на уничтожении еще оказывавших сопротивление пунктов обороны противника. Бои продолжались уже три недели, и обе стороны были полностью измотаны. У японцев проблемы со снабжением войск были еще более острыми, чем у американцев. Армейские бомбардировщики во время этих боев приступили к облету морских путей, не давая японским кораблям пробиться к удерживавшим плацдарм у Буны сухопутным войскам.
В то же время снабжение союзных войск улучшалось. Инженерные части завершили строительство аэродрома всего в 8 км от Буны. Они также прокладывали дороги и мосты для джипов, пробивающихся к передовой, чтобы подвезти грузы для сражающихся солдат и эвакуировать раненых. Постепенно перевес союзников становился все более очевидным, хотя они несли тяжелейшие потери как от огня японцев, так и от тропических болезней и антисанитарии.

Японцы находились ничуть не в лучшем положении, чем американцы и австралийцы, и, кроме того, страдали от недоедания. Наступая в районе Гоны, австралийцы наталкивались на завалы японских трупов, которыми еще сражающийся противник пытался защитить свои блиндажи и огневые точки.
14 декабря боевая группа Urbana Force атаковала деревню Буна. Солдаты обнаружили, что деревня пуста. Штаб Макартура объявил о том, что Буна взята, и уже на следующий день в США сообщениями об этом успехе пестрели заголовки газет, и только где-то в конце публикаций мелькали строки о том, что Миссия Буна – действительная цель операции, все еще находится в руках японцев…   

К этому моменту 8 легких танков с австралийскими экипажами были переброшены по морю на участок боев. Они оказались на левом фланге японцев. 18 декабря танки пошли в атаку, застав японцев врасплох. Три танка были подбиты, но остальные, поддержанные американскими пехотинцами, смяли левый фланг противника. Кольцо вокруг японцев сжималось все более плотно…  

Генерал Айкелбергер настолько неистово подгонял своих людей, что военное кладбище, на котором покоятся погибшие в боях за Буну солдаты и офицеры, позднее получило неформальное название Уголок Айкелбергера (Eichelberger’s Corner). Генерал и сам постоянно находился под давлением со стороны Макартура, и вопрос стоял просто: выиграй это сражение или отправляйся вслед за Хардингом.
После Рождества на участок боев прибыли свежие части американцев и новые подразделения австралийцев. Они сменили остававшихся в строю солдат, выглядевших как живые скелеты. К 29 декабря группа Warren Force захватила старый довоенный аэродром Буны.

Оставался последний укрепленный пункт Санананда, удерживаемый японцами на полпути между Буной и Гоной. Австралийцы хотели сами взять его. Они сумели перебросить на этот участок три танка, но в первой же атаке все три машины были подбиты, а сопровождающая их пехота понесла тяжелейшие потери от огня снайперов: около ста человек убитыми и ранеными. Японцы продолжали стойко держаться… Союзники столкнулись с тем, с чем придется еще много раз встречаться в ходе боев на Тихом океане – японские военнослужащие от генерала до рядового отказывались сдаваться. Они сражались до последнего человека, и о том, чтобы попасть в плен, для них не было и речи. 15 января выяснилось, что японцы оставили укрепленный пункт, но последние очаги сопротивления были уничтожены только 22 января. Макартур победил в гонке, опередив командование морских пехотинцев, которые объявили о своей победе на Гуадалканале только 9 февраля.  

Обе сражавшиеся стороны понесли тяжелые потери в боях в районе Буны и Гоны. Из 20 тысяч участвовавших в боях военнослужащих союзники потеряли почти две тысячи убитыми и пропавшими без вести и более четырех тысяч ранеными. Японцы из примерно одиннадцати тысяч участвовавших в этих боях потеряли восемь с половиной тысяч человек преимущественно убитыми, умершими от болезней, пропавшими без вести. Союзные войска были настолько измотаны боями, что наступательные операции на Новой Гвинее будут возобновлены только через полгода. Впереди были еще почти три года боев на огромном пространстве Тихоокеанского театра военных действий…  

Владимир КРУПНИК,
подробней читайте  https://warfarehistorynetwork.com/daily/wwii/the-battle-of-buna-costly-for-both-allies-and-japanese/


Ваш комментарий

advertising

eBooks.com Featured Authors Promotion