Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Изысканность и авангард с австралийским акцентом

Изысканность и авангард с австралийским акцентом
Работы дизайнера из Нью-Йорка Киры Коктыш

В своих ювелирных коллекциях дизайнер из Нью-Йорка Кира Коктыш использует самоцветы со всего света и новые направления в дизайне. А начиналось все со сказов Бажова, Малахитовой шкатулки, загадочной и властной Хозяйки медной горы. Сейчас украшения дизайнера являются одними из самых изысканных в американском мегаполисе и позволяют уже их хозяйкам придать своему облику гармонию, шарм и, главное, выглядеть элегантно и неповторимо.

Подобно уральскому сказителю, при помощи камней и современных технологий Кира сочиняет свои истории, где полотно — полудрагоценные камни и жемчуга, а перо — уникальная авторская техника с применением самых качественных кристаллов Сваровски, нерукотворная традиционная китайская «живопись» по камню, модные жеоды и даже играющие разноцветьем надкрылья жуков.

А встретились мы с Кирой в ее мастерской в популярном среди творческой, в том числе и русскоязычной, интеллигенции районе Нью-Йорка — Шипсхедбей — далеко от каменных джунглей, зато близко к океану и растительному миру Бруклинского ботанического сада.

Хозяйка мастерской сразу заводит разговор об австралийских дизайнерах ювелирных украшений.
— Одна из моих самых любимых — Маргот МакКиннли (Margot McKinnley). Я называю ее «королева жемчуга». Но она работает в очень дорогом сегменте, ее обрамленные самоцветами жемчуга можно увидеть в самых дорогих ювелирных магазинах Америки, а ее влияние — в моих работах. Первое время ее творчество служило для меня большим вдохновением. Но я выбрала, все-таки, другое направление, и мне, как и Сваровски, хотелось сделать эту красоту доступной.

Мастер образа и света
— Кира, расскажите, что привело вас в Америку и что положило начало вашему уникальному мастерству?
— Родилась я в Екатеринбурге, где все мы выросли на рассказах о Хозяйке медной горы, преданиях о ее секретах и Даниле-мастере. И эти воспоминания детства стали частью меня. Первое свое образование — инженер-строитель, я получила в Уральском политехническом институте, в Демидовской академия искусств и ремесел изучала историю искусств и историю костюма, а затем, в Государственном университете в Екатеринбурге, училась по специальной программе имиджелогии, культурологии и психологии. В России работала арт-директором в Екатеринбургском Центре стиля и цвета.

В 2002 году я приехала в Америку и уже здесь, в Нью-Йорке получила сертификаты по специальности имидж консультант и специалист по цвету в Технологическом институте моды (Fashion Institute of Technology).
В Америке мне продолжали сниться сказы Бажова и со временем возникло желание показать эту необычную для Америки экзотику: элегантную красоту Уральских гор, где и в наши дни живет мудрая Хозяйка медной горы.
Так я задумала коллекцию украшений с использованием малахита под названием «Хозяйка медной горы». Презентация коллекции состоялась совместно с магазином «Санкт-Петербург» в Манхэттене. Украшения имели успех, но, на мой взгляд, не все сразу получалось так, как я хотела. А во время работы над украшениями случалось даже, что работу как будто кто-то тормозил, задумки никак не получались, а инструменты исчезали со стола! И это стало нашей домашней шуткой, что Хозяйка медной горы не дает работать! А если серьезно, с тех пор я стала чаще прислушиваться к себе, к своей интуиции.

— Кира, если бы вам предложили представиться, как бы вы сейчас это сделали?
— Теперь я называю себя дизайнер ювелирных украшений. Но за последние более чем 20 лет творчества я работала и консультантом по имиджу, и специалистом по цвету, и дизайнером интерьера, занималась оформлением тематических вечеринок и праздничным декором Рождественских елок.
Интересно, что во время моего обучения в университете в Екатеринбурге, концепцию и программу для новой тогда специализации — имиджиология, разрабатывали три кафедры: психологии, политологии и философии. Это делалось с практической целью: чтобы эффективно работать с клиентом, выпускник должен владеть психологией, философией и даже политологией.
После окончания мы работали с членами партии «Женщины России» во время предвыборной кампании. Уральский регион шел тогда большим фронтом в Госдуму, и нас, молодых выпускников, прикрепили к женщинам-кандидатам, с которыми мы ездили по области во время предвыборной компании. Все это пошло нам на пользу: жизнь показала, что если хочешь работать с клиентом долго и качественно, тогда и твои рекомендации будут не сиюминутными, и человек будет возвращаться к ним снова и снова.
И сейчас от имиджевого консультирования я никуда не ушла, просто занимаюсь одним из его направлений — аксессуарами и украшениями. Я никогда не стремлюсь быстрее распродать украшения, если знаю, что женщина никогда их не наденет. Ведь значение имеет ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, а серьги — это только обрамление. Это главное правило, которое я заучила много лет назад и продолжаю ему следовать.

Выход в свет

— Кира, как зарождаются идеи ваших коллекций, какие образы вдохновляют и становятся основой ваших работ?
— Часто сами материалы помогают мне. Например, очень популярна сейчас форма жемчуга неправильной формы, жеоды, рисунок камней — все это я стараюсь обыграть в своих изделиях.
Первая — пробная — моя коллекция называлась Brooklyn Candy — «Бруклинские леденцы». Украшения эти навеяны впечатлениями от бруклинского прибрежного района Кони-Айленд с его водой цвета лабрадорита, каруселями и разноцветием аттракционов знаменитого парка развлечений. Это была проба пера. Основой второй коллекции — «Хозяйка медной горы», стал малахит.

Одной из первых крупных коллекций стали «Сказки Шехерезады». Со временем она дополнялась, и сейчас носит название «Мечты о Барселоне» (Barcelona Dreams). Потом были коллекции «Жемчужный рай» (Pearl Paradise) — само название говорит за себя, «Подводный сад» (Underwater Garden), вдохновленная чудесными пейзажами коралловых рифов и фантастическими цветами подводного мира, «Времена года» (Seasons), «Царство зверей» (Animal Kingdom), «Бог океана» (Oceanus)…
Самая последняя — «Ботанические метаморфозы» (Botanical Metamorphoses), это большой цикл, включающий в себя три коллекции: «Amethyst Delusion: From Seeds to Blooms», «Geodissima: Leaves and Fruits»’, «Mushroom: The Other Kind of Fruit».

Несколько лет назад я делала коллекцию «Крыло бабочки» (Alas de Mariposa). В ней мне хотелось показать и подчеркнуть красоту различных полудрагоценных камней (родонит, мукаит, яшма Пикассо, лазурит, перуанский розовый опал, содалит) их необычный рисунок, цветовые комбмнации. Форма камней в этой коллекции свободная слегка напоминающая крыло бабочки.
Мне кажется что «любимцем» в этой коллеции стал мукаит и его удивительные желто-красные карамельные цвета, которые дарят радость и заряжают позитивом на целый день. Мукаит добывают в Австралии.
Мукаит давно знаком австралийским аборигенам, они называют его «камнем силы», считают, что он усиливает творческие способности, помогает принять правильное решение, поднимает настроение.

— Какие еще камни и материалы вы используете для изготовления украшений?
— Для колье я часто использую кожу ската из Таиланда. Выглядит он безусловно экзотично и очень элегантно.
Также использую крылышки, а точнее — надкрылья жуков. Это жуки из Юго-Восточной Азии с надкрыльями изумрудно-зеленого цвета, переливающиеся синим или медным. В коллекции «Хозяйка медной горы» была серия сережек из надкрыльев жучков. Мне нравится этот цвет и текстура крылышек. В моей новой коллекции «Грибы» для шляпок грибов я использовала шейки от этих жучков. Борцы за природу могут не беспокоиться — животные не подвергаются специальному уничтожению, а материалы собираются и используются после завершения их естественного жизненного цикла.

Опалы беру австралийские, малахит — из африканских стран, аметисты из Бразилии и Уругвая, лазурит из Афганистана, яшму, тигровый глаз и жемчуг — из Китая, жеоды из Мексики, кристаллы Сваровски из Австрии. Океанскую яшму (Ocean Jasper) я получаю с Мадагаскара: ее добывают только во время отлива, потому что месторождение ее находится под водой. У нее очень разнообразная расцветка с красивым рисунком, ее я использовала ее для коллекции Oceanus («Бог океана»). Вот видите, весь мир — это кладовая самоцветов.

Бывает, что камень на первый взгляд кажется невзрачным, а украшения из него получаются выразительные — такая «Поэзия без слов». Это тоже название моей коллекции: украшения изготовлены из яшмы Го Хуа из китайской провинции Гуанхи. Если приглядеться, то на камнях вы увидите пейзажи, как будто на них тонкой кистью художник нарисовал редкие растения и траву, сосновый лес, горы и озера, ручьи и облака, как будто только что сошедшие со старинных традиционных китайских пейзажей. Но это — естественная расцветка этого вида яшмы.

— А как можно определить направление, в котором вы работаете?
— Иногда мне говорят: ты делаешь бижутерию. Нет, это не бижутерия. В бижутерии (Costume Jewelry) используется пластик, стекло, имитация натуральных камней. А для моих изделий характерны авторский дизайн, ручная работа и ограниченное количество одинаковых изделий. Мои украшения сделаны из полудрагоценных камней, натурального жемчуга и самых лучших кристаллов Сваровски. Свою методику с использованием технологии Сваровски я развивала последние 5 лет. Фурнитура у украшений позолоченная — это слой золота вокруг основы, в США это называется 14 K/20 Gold filled. По желанию клиента и если позволяет дизайн, можно поставить золотую фурнитуру 14K Gold.
В русском языке направление, в котором я работаю, называется «артистические украшения» (Artisan jewelry) — это те украшения, которые делают художники с использованием полудрагоценных камней, или Bridge Jewelry — это такой «ювелирный мостик» между fine jewelry — украшениями из драгоценных металлов и драгоценных камней, и fashion jewelry — бижутерией.

— В таком случае можно предположить, что все ваши украшения выполнены в единственном экземпляре?
— Чаще всего это так. Бывает, что по просьбе заказчика я повторяю то или иное понравившееся украшение, но максимум, сколько я делаю — 5–8 экземпляров, и то это не точные копии, а идея. Некоторые изделия вообще невозможно повторить, потому что нет одинаковых камней, нет одинаковой формы жемчуга. Можно сделать что-то аналогичное, но точную копию — нет.
В новой «грибной» коллекции, например, украшение диктует форма жемчужины, и я уже ориентируюсь на нее: делаю шляпку и ножку, подбираю завершающий штрих, еще более подчеркивающий индивидуальность украшения. Так что украшения все равно не будут одинаковыми.
Однажды мне предлагали достаточно выгодно поставить производство моих украшений на поток. После того, как я сделала презентацию коллекции «Поэзия без слов», я получила письмо от владельца магазина из Испании, который, кстати, какое-то время жил в Австралии. Он купил партию украшений, а потом предложил сделать большое количество для испанских магазинов. Я ему написала, что не хочу повторять украшения в большом тираже и открывать производство. Это не моя цель.

Как рыбы стали грибами

— Несколько дней назад на Неделе моды в Нью-Йорке была представлена ваша новая коллекция с загадочным названием — Mushroom: the other kind of fruit, которое в вольном переводе на русский может звучать как — «Гриб: совсем другой фрукт»…
— Это третья часть моей коллекции «Ботанические метаморфозы». Начало работы над ней можно сравнить со вспышкой! Я заказала жемчуг совсем для другой коллекции, и неправильной формы жемчуг изначально должен был стать… рыбками. Но вот я собралась работать, взглянула на жемчужины и поняла, что форма жемчуга — это ножки грибов, и сама удивилась, как же я их раньше не увидела! Это еще раз говорит о том, что природа — самый главный вдохновитель и учитель. Форма жемчуга, расцветка камня сами подсказывают, что это будет за украшение и каким сделать обрамление. А еще, как я убедилась, большую роль играют воспоминания из детства.

У меня было счастливое детство. Летние каникулы, как правило, мы проводили на даче, на природе. По утрам походы за грибами. А они таки все разные — маленькие и большие, разноцветные сыроежки и скользкие маслята, боровики и подосиновики, грибница у всех разная. Такие вот детские воспоминания — сладкие и теплые. Может показаться мелочью, но это — истоки моего творчества.
Во время работы над этой коллекцией я смотрела «грибные» сайты. Мне важен был цвет грибов, их анатомия — они же и не животные, и не растения! Они — сами по себе. Как цветы, как инопланетяне! Грибы как-бы говорят: мы не такие, как все. Это меня заворожило.
Можно даже сказать, что идея этой коллекции — социальная. Не бойся быть собой, хоть ты инопланетянин, хоть ты растение или гриб! Сейчас это особенно актуально. Ты потрясающий, уникальный, ты живой!
Кстати, любую коллекцию я всегда оставляю открытой к продолжению. Ты ведь учишься и с каждой вещью нарабатываешь опыт. Когда работаешь над украшениями, рождается много задумок. Так, коллекция «Поэзия без слов» была дополнена серией шелковых платков с ручной росписью в акварельной технике. Она была навеяна традиционными китайскими пейзажами. Что будет дальше, какие новые направления появятся в моих коллекциях — посмотрим.

Сережки для знаменитости
— Украшения, как ваши, редкость даже в Америке. И в элегантном Нью-Йорке они, как и ваше творчество в целом, не могли остаться незамеченными. В чьих коллекциях можно найти ваши изделия?
— В октябре 2016 года Россия председательствовала в Совете Безопасности ООН. По протоколу страна-председатель готовит ряд мероприятий. Для одного из таких мероприятий готовились подарки для жен послов при ООН, в том числе и для супруги генерального секретаря ООН Пан Ги Муна — Ю Сун Дэк. Постоянным представителем России при ООН был тогда Виталий Чуркин, и его супруга ИринаЧуркина связалась со мной. Все дамы разные, и мне нужно было мысленно представить тех, для кого украшения будут предназначены
Я решила сделать украшения, вдохновленные расцветкой ручной росписи изящного фарфора знаменитого Ломоносовского завода в Санкт-Петербурге. В итоге были отобраны 15 пар жемчужных сережек, выполненные в современном дизайне с «русским флером». Мне очень хотелось, чтобы это был не только формальный протокольный жест, а именно подарок от сердца.

Следующим «выходом в свет» стало приглашение участвовать в благотворительном базаре во время проведения ежегодного бала Дворянского собрания Америки в 2016 году.
Это был год, когда фирма Swarovski выпустила свои инновации — жемчужные бусины с новым пастельно-матовым покрытием. Эти инновации и были использованы в коллекции «Сказки Шехерезады», вдохновителями которой стала мозаика Гауди в Барселоне и эскизы для костюмов Леона Бакста к балетным Русским сезонам. Эту коллекцию я показывала на Благотворительном базаре.

Во время бала к моему стенду подошел джентльмен, представился — Майкл Ильински. Я рассказала ему про коллекцию. Вместе с женой они купили несколько вещей. Я зашла в интернет и узнала, что покупатель — князь Михаил Павлович Романов-Ильинский — троюродный брат цесаревича Алексея. Теперь каждый год они с супругой покупают мои изделия во время Благотворительного Базара.
Жемчужный гарнитур (колье и серьги) вдохновленные формой ракетки, были подарены и Олимпийской чемпионке 2016 года по теннису Елене Весниной.

А однажды мне прислали фотографию популярной голландской актрисы Лотты Вербек, снявшейся, в том числе, в популярных голливудских фильмах «Боргии» (The Borgias), «Черный список» (The Blacklist), «Чужестранец» (Outlander). На ней были мои сережки. Оказалось, что в одном из бутиков Нью Йорка ей подарили сережки из моей коллекции «Хозяйка медной горы».
Я написала ей, и она мне ответила, что сережки ей очень нравятся. Лотта посмотрела мой сайт, и мы послали ей две пары сережек: одни из яшмы, другие из жемчуга. Через короткое время она вышла в них на красную дорожку. Это очень приятно!
Ну и, конечно, много прекрасных, интеллигентных, достойных женщин разных национальностей в Нью-Йорке и за его пределами носят мои украшения.

— Кира, на ваш взгляд, на кого рассчитаны ваши украшения? Вы работаете под заказ или ваши изделия можно приобрести?
— Мои изделия можно купить «онлайн» на моем сайте. Иногда я делаю изделия под заказ. Если я работаю с клиентом индивидуально, то, хотя и стараюсь оставаться в канве своей новой коллекции, но создаю украшение с учетом индивидуальных особенностей того, для кого они предназначены.
Мои покупатели — это интеллигентные женщины лет от 25-ти, тонкие ценители натуральных камней. Такая женщина любит искусство, открыта миру, ценит подлинную историю, стоящую за красивым предметом. Она разделяют мое видение украшений и образа в целом. Такой круг постоянных клиентов у меня уже сложился и я его очень ценю.

Беседовала ТАТЬЯНА ВЕСЕЛКИНА
Нью-Йорк


Ваш комментарий