Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Школа Инны Коган

Школа Инны Коган

Я еду по улицам вечернего Брисбена в северный, незнакомый мне район, где расположена лучшая музыкальная школа Квинсленда. Вспоминаю виртуозное исполнение юных пианистов, которых видела на концерте «From Russia with love» в апреле этого года в университете Квинсленда.

Все, что я тогда знала — это то, что директор школы родом из Баку и выпускает замечательных музыкантов. И вот, наконец-то, наша встреча должна состояться.
Жить в Брисбене, и не знать о музыкальной школе, директором которой является наша соотечественница — это непростительное упущение. Вдруг, кто-то, прочитав эту статью, определит своего ребенка в знаменитую школу, и вырастет из него великий музыкант.

О школе Инны Коган знают австралийцы, китайцы, итальянцы, вьетнамцы, а при опросе русских выяснилось, что знакомы с ней далеко не все.
Вот, наконец, нахожу улицу. Немного волнуюсь. Такие встречи всегда завораживают своей неизвестностью.
Невысокое здание школы. Уютный коридор встречает выставкой кубков, полученных на конкурсах. На стенах висят стенды с большими фотографиями учеников во время конкурсов. Мне навстречу выходит и мило улыбается изящная, симпатичная женщина. Не зная, что она имеет отношение к музыке, я бы, все равно, сказала, что этот человек занимается искусством.

Знакомимся. Уже через 5 минут я поняла, что ехала сюда не напрасно и мне будет, что рассказать читателям. Инна, мило улыбаясь, предложила кофе. Как в России говорят: «Когда не знаешь с чего начать разговор — говори о погоде». В Австралии говорят: «… предложи чашку кофе!» Итак, соблюдены все этикеты вежливости, и беседа наша потекла. Я узнала много интересно об этом скромном, талантливом музыканте.

Инна Коган родилась в Баку, который всегда славился известными музыкантами. Здесь родились Мстислав Ростропович, Муслим Магомаев, Полад Бюль-Бюль Оглы, композитор Кара Караев и многие другие выдающиеся личности музыкального мира. Мама и дедушка Инны тоже были музыкантами. Инну рано определили в музыкальную школу для одаренных детей, педагоги сразу заметили талантливую девочку. В 10 лет Инна приняла участие в своем первом конкурсе имени Кабалевского, на котором ей была присуждена первая премия. В 13 лет она уже играла с Бакинским Филармоническим оркестром концерт Грига. Окончила музыкальную школу Инна с отличием, и поступила в Бакинское музыкальное училище, которое также окончила с золотой медалью.

— Инна, уже сам город Баку, в котором весь день звучит музыка, определил вашу музыкальную судьбу, или что-то было еще более важное, что заставило вас выбрать фортепиано.

— А у меня и не было другого выбора. Мама с папой как-то за меня всё решили. Даже, если бы я решила выбрать другую профессию, мне бы вряд ли позволили. За что я сейчас очень благодарна родителям. Музыка мне давалась легко. Мама сама была признанной пианисткой, и очень заботилась о том, чтобы я училась у лучших музыкантов. В дальнейшем мне также всегда сопутствовала удача в выборе педагогов.

— Вы учились музыке в других учебных заведениях, или только в Баку? Расскажите немного о себе.

— В тот год, когда мне исполнилось 17 лет, мои родители приняли решение об иммиграции в Израиль, и я уехала вместе с ними. В первый же год там я выступила на конкурсе молодых талантов и заняла 2-е место. На втором курсе получила вторую премию на конкурсе Бартока. На последнем курсе получила престижную стипендию, которую так и не успела использовать. Потом узнала, что на эту стипендию Иерусалимская академия приобрела рояль. Мне очень повезло, что я училась у профессоров Московской консерватории Бориса Львова и Михаила Богуславского. Всегда интересовалась тем, как педагоги доводят студентов до высокого уровня исполнения. И сама мечтала стать педагогом музыки.

— У вас есть какая-то особая методика обучения детей?

— Да, я разработала методику ускоренного преподавания игры на фортепиано (accelerated learning method). В Австралию меня пригласили работать по контракту — возглавить фортепианное отделение большой музыкальной школы. Она, к сожалению, перестала функционировать около 10 лет назад. Я планировала приехать в Австралию на три года, оказалось на многие годы.

— Как давно вы открыли музыкальную школу, сколько учеников у вас, сколько педагогов? С какого возраста вы принимаете детей в школу?
— Школа существует уже 22 года. За это время ученики выросли и некоторые уже привели обучать к нам своих детей. Иногда у нас учатся целыми семьями. Одну семью я обучаю 16 лет. В школу можно поступить с 3 лет. Мы берем всех, независимо от дарования. Очень быстро видишь, какие надежды подает ребенок. Иногда знаешь, что он не будет музыкантом, но ребенку нравится музыка, и я стараюсь поддерживать в нем это желание. Я много разговариваю с детьми и знаю, что даже, если они после окончания оставят музыку, они станут хорошими людьми и для меня это очень важно. Всего у нас учится 200 детей и работает 18 педагогов.


— Какое образование имеют педагоги? Какие инструменты изучают студенты?

— Все педагоги у нас опытные, с консерваторским образованием и виртуозы своего дела. Дети могут взять для изучения два инструмента. Чаще они берут для изучения фортепиано и скрипку; фортепиано и флейту; фортепиано и пение. Очень радуюсь, когда вижу, как на глазах растут ученики, как они поднимают свой профессиональный уровень. Наши студенты постоянно получают высшие баллы на экзаменах, первые места на конкурсах. Пять лет мы держим титул лучшей музыкальной школы Квинсленда. Меня часто приглашают судить музыкальные конкурсы. Как раз вчера позвонили и пригласили в жюри самого большого фортепианного конкурса Голд Коста в 2011. Здесь система выбора победителей не такая, как в России. Все студенческие конкурсы обычно судит только один человек. В 2008 я одна судила самый большой конкурс в Брисбене — Эстеддфод. Это большая ответственность. В прошлом году я судила конкурс в Тувумбе.

— Я вижу, как у вас в школе все со вкусом оформлено, отремонтировано, покрашено. Кто все тут содержит в таком порядке?

— Меня очень поддерживает муж. У Миши просто золотые руки. Когда мы купили это здание, то было оно, практически, заброшенным. Все ремонтировали сами. Миша много работает на своей работе, он занимается электроникой, и кроме того, помогает нам. Без его поддержки не было бы школы.

— Инна, вы так вдохновенно рассказываете о школе, я думаю, что другим педагогам будет интересно узнать о вашем удачном опыте. Вы достигли многого. Есть ли еще какие-то мечты, цели в вашей педагогической деятельности?

— Я хотела бы, чтобы родители из русского общества тоже приводили на обучение детей. Хочется вырастить хотя бы одного-двух русских учеников и довести их до того уровня, который получают ученики в нашей школе. У нас учится много китайцев. Они так кропотливы, настойчивы. Также в школе учатся вьетнамцы, итальянцы, малазийцы, очень много австралийцев. Родители стоят в очереди, ожидая возможность отдать ребенка на обучение. Есть австралийцы, которые привозят детей с Голд Коста, Редклифа. Одна семья ездила за 3 часа от дома, чтобы обучать детей музыке. Русских в Брисбене много, но студентов из русских семей, практически, не было. Правда, сейчас появились два русских студента, но они пока ещё маленькие.

— Я знаю, что 27 ноября в Русском Общественном Центре Квинсленда состоится концерт с участием детей вашей школы. Вы проводили концерты в Русском Центре раньше?
— Новое правление РОЦК пригласило нас провести концерт, и мне эта идея очень понравилась. Приятно, когда правление ставит своей задачей объединение всех творческих коллективов и талантов под одной крышей. Это наше первое выступление в центре, и у нас даже нашелся спонсор для этого мероприятия: музыкальный магазин «Ellaway’s Music Store» который привезет нам рояль, оплатив доставку. Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить директора магазина за это. Для нас это большая помощь. Правление РОЦК помогает нам с рекламой, и в день концерта организует продажу выпечки, так что гости будут иметь возможность познакомиться с русской кухней. Для выступления ребята уже готовы. Мы дали возможность выступить в Русском Центре лучшим нашим исполнителям, которые уже завоевывали призовые места на конкурсах.

— Большое спасибо за интервью и такие содержательные ответы. Желаю вам успехов, и верю, что удастся зажечь в Квинсленде еще немало новых музыкальных звезд. До встречи 27 ноября в 4–30 в Русском Общественном Центре Квинсленда.

Уезжала я из школы я с радостью в сердце от того, что живут в Брисбене такие замечательные люди. Трудятся они ежедневно, отдавая свою душу и сердце детям.
Грустно было от того, что мы так равнодушно не замечаем таланты, от которых могли бы многому научиться. За эти 22 года из пяти тысяч русских живущих в здесь, лишь 2–3 семьи привели своих детей в лучшую музыкальную школу Квинсленда. Создателем и директором которой является великолепный педагог с 30-летним стажем — наша соотечественница Инна Коган, прекрасно владеющая несколькими языками, имеющая высокие педагогические награды. Те, кто участвуют в организации концертов, ощущает, как не хватает в русском обществе Брисбена аккомпаниаторов. Певцы есть, музыкантов — нет. А всего в двух шагах музыкальная школа с двумястами учениками, с 18 педагогами с консерваторским образованием, с удивительным директором, который говорит на нашем родном языке, и с надеждой ждет, что кто-то из русских родителей приведет в ее школу своего ребенка — будущего музыкального виртуоза.


Фото автора и из архива Инны Коган.


Ваш комментарий