Еженедельная газета русской общины Австралии

Люди и судьбы

Опубликовано 5 Июль 2010 · (3643 views) · 1 comment

Люди и судьбы

Не так давно у меня раздался телефонный звонок: «Здравствуйте, Жанна. Это Виктор Богданович. Я сегодня приехал в Сидней, вечером возвращаюсь в Мельбурн. Вы хотели бы встретиться?»

Так началось моё знакомство с этим человеком, который предложил мне послушать его историю. А история действительно неординарная, хотя в чём-то, возможно, и характерная для детей военного времени. Но, об этом Виктор расскажет сам...

В июне прошлого года мне позвонил мой старший сын Аркадий и спрашивает: «Папа, ты стоишь или сидишь»? Я отвечаю: «Я понял. Сажусь. Что случилось?» Но по голосу, по интонации я понял, что страшного ничего не будет в той неожиданной информации, которую он хочет мне сообщить. И сын мне говорит: «Папа, твоя сестра Лена жива, она живёт в Австралии».
...В 1942 году в оккупированном Ростове я потерял всю семью. Маму расстреляли, папу арестовали, и больше я его никогда не видел. А сестру Елену отправили в Германию. В 1964 году через Международный Красный Крест я пытался её найти, но безуспешно. Елена старше меня на десять лет, а мне семьдесят четыре...
И вот мне звонит сын, и говорит, что моя сестра жива, ей восемьдесят четыре года, и что живёт она в Австралии, Мы стали переписываться. Она прислала мне фотографии. Некоторые я помнил, например, портрет матери. А там, где я у отца маленький на руках, увидел впервые. И вот, спустя шестьдесят семь лет после войны, мы с ней встретились. Я прилетел в Австралию. Она уже, конечно, не могла бы полететь в Москву в силу возраста. Хотя она очень активная. В один из вечеров она мне говорит: «Ну что, поехали?» Она сама водит машину. Мы поехали в клуб, где она танцует степ с другими старушками, представляете? Вот такая вот сестричка у меня!
Она рассказала, что во время войны, когда маме приказали явиться на сборный пункт, якобы для отправки куда-то на работы, она увязалась за мамой. А мама почувствовала, поняла, что-то не так. Полицейскому, который записывал пришедших, мама говорит: «нет-нет, она не еврейка, она Богданович (а у мамы фамилия была Нобель), у неё отец поляк. И полицай говорит: «Хорошо, хорошо»,- и оттолкнул девочку в сторону, в машину не посадил. А маму и всех других повезли в балку, и там расстреляли. А дочку вот таким образом она спасла. Тогда отец записал её под фамилией Богданович в первый же эшелон молодёжи, которую тогда набирали на работы, надел на неё мамино пальто, дал денег и отправил в Германию. Вот так.
Первый раз мама спасла, второй раз - отец. Там она попала в батраки. К концу войны встретила там парня. Звали его Павел, как отца нашего. Думаю, по этой причине она с ним и познакомилась. Ей семнадцать лет было. Он был поляк откуда-то из-под Львова. И когда американцы их освободили, они поженились. И там, в лагере для перемещённых лиц, родился их первый сын. А потом надо было куда-то ехать, чтобы устраивать свою жизнь, потому что в голодной и разбитой Германии не до них было.
Они выбрали Австралию, потому что там тепло. И она, беременная вторым ребёнком - мало что её и так выворачивало, её ещё и пароходом качало - от Италии до Австралии. И здесь уже, в Австралии, в лагере для перемещённых лиц она второго сына родила. А ещё спустя два года - младшую дочь Лизу, у которой я и остановился в этот свой приезд.
Потом они много и тяжело работали, купили участок, построили свой дом, вырастили троих детей. Все они пошли дальше учиться. Питер, старший, воевал во Вьетнаме, вернулся весь израненный, последствия до сих пор дают о себе знать. Младший, Хенри, был замечательный парень. Он был талантливый художник, к сожалению, умер девять лет назад. Я был у них дома, специально ездили к его вдове. Он такие картины интересные писал... У всех детей сестры по двое своих детей. И у Лизы две дочки - одна в школе преподаёт, другая в консерватории учится. И у детей уже свои дети. То есть получается, у меня уже правнуки! Правнучки, уж если точно. Вот такая история.

А у меня тоже очень интересная история. Шла война...Я остался один. Попал в немецкий приют. Потом наши пришли. Десять лет по детдомам. Потом геологоразведочный техникум закончил. Поработал в геологической партии. И всегда участвовал в самодеятельности. Работал худруком домов культуры, ушёл на эстраду, работал конферансье и поэтому логично я пришёл на телевидение. Там я сразу был и диктором, и режиссёром, и журналистом... Закончил Ленинградский институт театра, музыки и кино.
Работал сначала на Свердловском телевидении, а потом в Москве в отделе развлекательных программ - в «Утренней почте», «После смены», «Огонек» ... Мне посчастливилось работать с талантливыми, неординарными людьми.
А потом началась перестройка, надо было зарабатывать деньги. И я ушёл на вольные хлеба. То есть стал снимать презентационные фильмы, рекламные, информационные. Славы это не принесло, карьеры на этом не сделаешь, но денег я заработал. А когда ушёл на пенсию, стал заниматься литературой. В основном - поэзией. Две книги моих вышли в Москве - «Жизнь в полоску» и «Пережиток прошлого».


Спасибо за интересный рассказ. Здоровья вам, удачи и творческих успехов!

Беседовала

 


1 comment

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation