Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Необычная беседа

Необычная беседа
Toshinobu Usuyama в Сиднее

Во время беседы в информационном центре русского этнического представительста НЮУ в Бервуде я ловил себя на мысли, что происходит нечто необычное. О преподавании русского языка в школах и университетах Австралии мне рассказывал японец, доцент японского университета Toshinobu Usuyama, или как он себя называет по-русски Тоша.

Я надеюсь, нашим читателям будет интересно узнать, почему японский ученый заинтересовался такой темой. Начать интервью я решил с вопроса об изучении русского языка на родине Тоши в Японии.

— Где в Японии можно научиться русскому языку?

— Русский язык в Японии преподают, как в школах, так и университетах. В некоторых школах (примерно в 20-25 ) его преподают в старших классах как второй иностранный язык. Таких школ много в Токио, а также в префектуре Ниигата ( недалеко от Российского Дальнего Востока, у Японского моря. В этих местах идет широкий обмен товарами и экономика этого района тесно связана с Россией). И я знаю одну частную школу в Токио, где русский преподают как первый иностранный язык.
Если рассмотреть университеты, то в Японии более, чем в 120 университетах преподают русский язык как второй иностранный. Как первый иностранный язык он преподается в трех государственных университетах Токио и нескольких частных университетах, например, на филологическом факультете университета Соха (20 человек поступает каждый год) и университета София (около 50 студентов-русистов поступает каждый год). Там обычно есть отделение русского языка или отделение славянских языков.

— Сколько всего студентов изучают русский язык в университетах Японии?
— Точных данных у меня нет, но я могу приблизительно оценить, что около двух тысяч.
Русский язык в Японии занимает шестое место среди иностранных языков. Первый, конечно, английский. Все 100% студентов изучают английский язык.

— Расскажите о вашем университете, пожалуйста.
— Университет, где я работаю, называется Цукуба (Tsukuba), по названию города. Он находится в 35-40 минутах на север от Токио. Это достаточно крупный государственный университет. Цукуба — это академгородок, там кроме нашего университета собраны более 300 государственных и частных институтов.
В нашем университете есть филологический факультет, на котором есть отделение русской лингвистики. Там можно заниматься русским языком как основным. К сожалению, сейчас таких студентов только 4-5 человек и 5 аспирантов — всего 10 человек изучают русский как основной язык. А с учетом тех, кто занимается русским, как вторым языком, наберется более 150 человек. Среди них физики, биологи и инженеры, особенно те, кто хотят работать в будущем в области космоса. Для этого знать русский язык обязательно, так как в России очень хорошо развита технология космических исследований.

— Сколько преподавателей русского языка у вас в университете?
— Трое штатных преподавателей и трое почасовиков, которые преподают русский язык.
Я специалист по лингвистике. Второй преподаватель Татьяна Колосова — из Петербурга, специалист преподавания русского языка как иностранного, и третий преподаватель — японка занимается сравнительным литературоведением, сопоставляет русскую и японскую литературы с исторической точки зрения.

— Расскажите о проекте, который вы занимались в Австралии.
— Тема моего исследования — это история и современность преподавания русского языка в Австралии, а также сохранение идентичности психологической и культурной принадлежности русских в Австралии.

— Почему вы выбрали такую необычную тему «Русские в Австралии»?
— В прошлом году я участвовал здесь в Австралии в Международной конференции по русскому языку, которую организовал университет Маквори и доктор Нонна Райан. Я выступил на конференции на английском языке. После выступления ко мне обратилась одна из участниц конференции, учитель одной из этнических русских школ, и спросила, почему я не выступал на русском языке. Выяснилось, что многие русские в Австралии на протяжении нескольких поколений сохранили свой язык, без акцента, и русскую культуру. Это меня очень удивило — почему и каким образом они смогли сохранить свой язык в англоязычной стране. Я очень заинтересовался и хотел это исследовать. После договора с университетом Маквори я приехал сюда в июле прошлого года провести исследования. В январе я уже возвращаюсь обратно в Японию.

— Расскажите, с какими школами и университетами вы познакомились за этот период?
— Я был во всех университетах, где преподают русский язык в Австралии — в университетах Квинсленда, Мельбурна, в Австралийском Национальном университете в Канберре, в университете Нового Южного Уэлса и в Маквори, конечно, где я временно работаю.
Был я и в университете Аделаиды, там также преподают русский язык, но, к сожалению, не смог познакомиться с преподавателем русского языка.
В университете Квинсленда два преподавателя русского языка. Оба австралийцы. И в Мельбурне, и в Канберре русский преподают австралийцы. А в университете Маквори русское отделение много лет воглавляла доктор Нонна Райан, сейчас она ушла со своей должности, но еще раз в неделю приходит в университет. Осталась преподаватель доктор Марика Калюга — она единственный штатный педагог русского языка сейчас и есть еще два почасовика.

— А в русских школах вы были?
— Я был в русских школах в Мельбурне, в Сиднее (в Хомбуше, в Марубра, в русской школе Восточных районов, в Open High School).
В Сиднее 8 русских школ, я был во всех, но побеседовать с преподавателями я успел лишь в пяти. В Брисбене есть две прицерковные русские школы, но я был лишь в одной. В Канберре есть одна русская школа при Иоанно-Предтеченском храме.
В Сиднее — школа в Хомбуше, пожалуй, самая многочисленных. Сейчас во всех классах и детском саду здесь занимается около 120 учеников. Учителя сказали, что раньше было больше и количество детей уменьшилось на треть. В школе в Марубре также много учеников — около 70. Примерно столько же в школе в Восточных районах. В буклете, который мне дали, было описано семь школ в Сиднее. На самом деле их восемь. Восьмая школа находится в районе Блэктаун.
Самая большая русская школа в Австралии и самая передовая, на мой взгляд, это Пушкинский лицей в Мельбурне. Там около 150-160 учащихся. Причем обучение там достаточно дорогое. Однако все учителя лицея имеют высшее образование, некоторые окончили даже аспирантуру. Учителям платят достаточно хорошо. Это воскресная школа.
Несмотря на высокую стоимость, находится много родителей, не только русских, но и всех русскоязычных, которые хотят чтобы их дети учились в этой школе. Школа основана на коммерческой основе. В остальных школах, кроме, может быть, Марубры и Open High School, учителя работают как волонтеры, практически без оплаты. Им много помогают родители.

— Ваши исследования подошли к концу. Какой главный вывод вы сделали?
— Я понял общую структуру и схему механизма сохранения русского языка и культуры в Австралии и процесс ассимиляции. Много факторов влияют на сохранение языка и культуры за рубежом. Самый главный, конечно, это любовь к России и русскому языку. И также важен постоянный приток эмигрантов-русских из новой России.
Это абсолютно необходимо, потому что со второго поколения эмигранты становятся англо-говорящими. Конечно, некоторые сохраняют прекрасный русский язык и русскую культуру, но это меньшая часть. И с каждым следующим поколением знание русского языка исчезает и теряется. Поэтому, чтобы сохранить русскую культуру и язык в Австралии, нужен постоянный новый приток из России, «новая кровь».
Конечно, многое зависит от родителей и бабушек и дедушек. Если родители не любят Россию, русскую культуру, то и дети не сохранят русские корни.

— И последний вопрос, у вас прекрасный русский язык. Где вы учились?
— В основном, в Токио. Правда, 22 года назад я был 10 месяцев на стажировке в Московском университете на филологическом факультете. А после завершения, продолжал учить язык в Японии. Больше 20 лет я занимаюсь русским языком, преподаю его, живу им и люблю.
Я должен отметить, что все преподаватели-русисты в австралийских университетах с которыми я встречался прекрасно говорят по-русски. В университете Квинсленда — это Lyndal Morgan and John McNair. В университете Мельбурна это преподаватель R. Lagerberg, в Австралийском национальном университете — Kevin Windel. Он выдающийся ученый и также прекрасно говорит по-русски.
— Благодарим за интересную беседу. Мы планируем в ближайших номерах газеты написать подробнее о русских школах в Австралии.
Ваш комментарий