Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Карен Шахназаров – интервью газете «Единение»

Карен Шахназаров – интервью газете «Единение»
Карен Шахназаров

– Карен, спасибо за возможность задать несколько вопросов. Сейчас у вас много званий и регалий, творческих и административных, расскажите немного, как вы начинали, где родились, росли и учились?

- Я родился в Краснодаре, но вырос в Москве, так что я москвич. Детство было обычное, как для всех в то время. Учился в школе, закончил Институт кинематографии в 1975 году, служил в армии. В моем последнем фильме «Исчезнувшая империя» я как раз рассказываю об этом времени и о том, как мы жили тогда.


- Часто в режиссуру приходят люди, уже прошедшие школу жизни. Вы же поступили на режиссерский факультет сразу после школы. Может, поэтому ваши фильмы «Мы из джаза», «Курьер» сразу нашли отклик среди молодежи. Молодость и энергия восполнили жизненный опыт?
- Наверное это сказывалось. Я принадлежал к новому поколению, и оно было, конечно, другое, чем то, которое было перед нами. Я говорил то, что было созвучно этому новому поколению. И это выразилось в моих первых фильмах, таких как «Курьер» да наверно и «Мы из джаза». Хотя эта картина о 20-х годах , но когда она вышла, она она была достаточно необычна для советского кино того времени.


- В этой картине, а также фильме «Зимний вечер в Гаграх» много музыки. Музыка играет особую роль в вашей жизни?
- Это были музыкальные фильмы, поэтому там много музыки. Музыка, конечно, играет роль в моей жизни и в профессиональной жизни тоже. Но сам я не музыкант. Специального музыкального образования у меня нет. Я просто люблю слушать музыку. Если в фильме мне нужна музыка, я внимательно подхожу к ее выбору. Ну а эти фильмы изначально задумывались как музыкальные, поэтому там я уделял этому более определенное, конкретное значение. Музыка всегда играет огромную роль в кино. Но одно дело, если ты делаешь музыкальный фильм, там музыка на первом плане, или делаешь фильм другого жанра, например, драматический, здесь музыка играет роль фоновую или же смысловую роль.


- Я слышал, что вы рисовали неплохо.
- В детстве я занимался живописью. Я люблю живопись, у меня масса альбомов, и я часто обращаюсь к ним, люблю смотреть. Часто хожу в музеи. Для меня это важная часть моей жизни. Думаю, что понимать и любить живопись - важно для человека, который занимается кино.


- Для многих наших читателей судьба последнего Российского царя Николая II и трагический конец его семьи до сих пор больная рана. Вы сделали фильм об этом еще в 1991 году, когда мало кто отваживался поднять эту тему.
- Это была совсем новая тема, и первая кинокартина об этом. Ведь я начинал снимать ее в 90-м году, еще в Советском Союзе.


- Смелый шаг.
- Во всяком случае, это была новая тема, и она, в значительной степени, меня интересовала. Я изучал многие материалы в архивах. Некоторые рукописи, я видел, никто еще не брал в открытом доступе. Я был практически их первым читателем.

Вся история семьи Романовых необыкновенно драматична. Это как история Марии Стюарт. И я уверен, еще много произведений литературы и кино будут сделаны на эту тему. Это логично, поскольку это такой сгусток драматических событий на фоне масштабных событий в России - революции, гражданской войны. Это необыкновенно интересно для анализа и творчества.

- Иногда замечаешь, как история вдруг переплетается с текущим днем. Недавно у нас в Сиднее умер князь Михаил Романов - один из немногих оставшихся наследников Романовых, внук сестры Николая II.
Теперь от истории перейдем к сегодняшнему дню. Вы являетесь президентом концерна «Мосфильм», наверное, самой большой киностудии страны. Так что у вас уживается очевидно и творческое, и административное начало. Старшее поколение до сих пор вспоминает замечательные старые фильмы такие, как «Волга-Волга» или «Летят журавли». А каково сейчас положение в российском кино? Мы знаем, что оно сильно пострадало в 90-е годы во время развала страны.
- Надо сказать, что нам удалось заново построить киноиндустрию на «Мосфильме». И в определенном смысле, это достаточно серьезное достижение. Ведь мощная индустрия советского кино была разрушена до основания к середине 90-х годов, и практически мы начинали строить с нуля. Конечно, это не только наша киностудия, существуют другие государственные и частные кинокомпании, но немалую роль в восстановлении российского кино сыграл и «Мосфильм» как одна из ведущих студий нашей киноиндустрии.

Сегодня восстановленная студия по уровню технологии не уступает никому в мире и развивается достаточно бурно. Нынешний финансовый кризис, наверное, скажется в некоторой степени, но, в целом, сейчас уже снимается очень много фильмов. Другой вопрос - творческий. Я считаю, что нынешнее российское кино уступает бывшему советскому в творческом отношении.


- А финансирование ведется государством, частными компаниями или совместно?
- «Мосфильм» - государственная компания, но государство не дает денег киностудии. Мы работаем на самофинансировании, как рыночное предприятие. Все, что мы снимаем, модернизируем, реконструируем - мы делаем только исходя из тех средств, которые мы можем заработать в условиях уже довольно серьезной конкуренции. Сейчас мы довольно существенно модернизированы и, я думаю, «Мосфильм» технолигически одна из лучших студий мира.


- Сколько примерно фильмов выпускается здесь за год?
- Около 70-90 проектов проходит через «Мосфильм». Существенная часть также - это работа с иностранными фильмами. Мы здесь дублируем на русский язык, тиражируем фильмы. В основном, это, конечно, американская продукция, которая выходит на российский рынок.


- Какие интересные фильмы, вышедшие за последние время, вы могли бы назвать?
- Хотя сейчас выходит довольно много картин, я не могу сказать, что меня что-то поразило, или я для себя особенно отметил. Мне понравилась остросюжетная картина «Бумер» (режиссер Петр Буслов), которая вышла на экраны не так давно. Хотя, как я говорил, российская киноиндустрия развивается бурно, у нее еще много творческих проблем. Парадоксально, что советское кино, работая на худшей технологии, было более мощным творчески, чем современное российское.


- Ну, такое видно и в Голливуде. Технология на высоком уровне, а творчества порой и не видно.
- Да, это не всегда совпадает.


- В прошлом году на фестиваль в Австралию приезжал молодой режиссер Николай Лебедев. Он режиссер известного сейчас фильма «Звезда». Я знаю, вы были продюссером этого фильма. Традиционный вроде бы сюжет вызвал большой интерес у зрителя. Тема из прошлого, а оказалась созвучной сегодняшнему дню.
- Я считаю, что картина получилась хорошая. Когда я задумывал этот проект, я думал, какого режиссера пригласить. И, наверное, это было правильное решение пригласить именно молодого режиссера, который в силу своей молодости внесет что-то новое, свой взгляд, ощущения в традиционную, как вы правильно заметили, тему. Этот фильм поставлен по прозе известного писателя 40х-50х годов Казакевича. Но в интерпретации Лебедева тема звучит по-новому.


- Сейчас я хотел бы задать вопрос на другую тему. Ваш отец работал с Михаилом Горбачевым во время перестройки. Он готовил доклады и выступления Михаилу Сергеевичу, был спич-райтером.
- Да, было дело.


- Отношение к периоду правления Горбачева довольно противоречивое. С одной стороны, люди приобрели свободу думать и говорить, страна ушла из застоявшегося «политического болота», а с другой стороны, это привело к распаду страны и к большим человеческим трагедиям, которые еще и сейчас болезненны. Сразу после событий оценить этот период было невозможно. С тех пор прошло уже почти 20 лет. Как вы думаете, достаточно прошло времени, чтобы дать объективную оценку этому периоду?
- Нет, я думаю, что еще не достаточно. Наверное понять и оценить этот период можно будет только еще через лет 20-30. Даже результат до конца не ясен. Будет ли распад Советского Союза только первым этапом, за которым последует дальнейший распад, что часто бывало в истории с такими мощными империями, каким был Советский Союз. Или это приведет к какому-то реальному подъему нашей страны. Пока, на мой взгляд, это не понятно. И от этого будет зависить оценка такого важного периода в истории страны, каким был период перестройки и период Михаил Сергеевича. Поэтому, я думаю, еще рановато для конечных оценок. Еще очень много в оценках субъективного, еще не понятен результат. Людям через поколение будут более ясно видны результаты.


- Но сейчас в стране, слава Богу, установился определенный порядок. Россия, можно сказать, встала с колен. Люди, которые много работают, могут зарабатывать приличные деньги, и этих денег хватает на достойную жизнь. Но, конечно, не у всех. Молодежь, естественно, приспособилась быстрее. Но проблем все-таки еще хватает. Значит хватает тем для новых серьезных фильмов?
- Жизнь никогда не бывает однозначной и всегда дает нам материал для серьезных фильмов. С темами-то как раз проблем нет. А вот с серьезными фильмами, это другое...


- Теперь поговорим немного об эмиграции. После революции, после Второй мировой войны и в 90е годы довольно много русских покинули родину. Граф П.Шереметев недавно говорил, что около 40 миллионов соотечественников живут за пределами России. Это затронуло довольно много судеб людей. У вас об этом есть фильм «Американская дочь». В России сейчас положение более стабильное, и меньше людей стало покидать страну.
- Мир все время меняется и миграционные потоки, связанные с этим, существовали всегда и во все времена. Сейчас, скажем, где-то бушует кризис и, возможно, это скажется на миграционных процессах. Потоки могут и в обратную сторону пойти. Всякое ведь может быть. Никогда не было и не будет такого времени, когда человечество станет абсолютно стабильным. Потоки людей с незапамятных времен переселялись, образовывали новые народы, новые государства. И этот процесс сейчас проходит так же, как он происходил и в период Древнего Рима. Если на миграцию смотреть с точки зрения исторической перспективы, то в этом нет ничего нового и это вполне естественно. Так устроен мир. Историк и философ Лев Николаевич Гумилев (сын поэтов Гумилева и Ахматовой) очень много верного написал по этому поводу. Я не совсем с его теорией согласен, но очень много им подмечено правильно.


- В этом году на фестивале проходит ретроспективный показ ваших фильмов. Будет показано 8 фильмов, а на открытии будет представлен ваш новый фильм «Исчезнувшая империя». Можете рассказать немного, что ожидает зрителей?
- Это фильм как раз о том, о чем мы сегодня с вами говорили. О взаимоотношении простых людей и глобальных событий. Нам кажется, что глобальные события проходят где-то помимо нас. А на самом деле, они проходят здесь, между нами и выражаются в самых простых вещах, которые мы не замечаем. Как в 70-е годы когда нам было по 20-30 лет мы не замечали, что страна, в которой мы жили, уже идет к своему исчезновению. А через 20 лет распалась такая, казалось бы, незыблемая и мощная держава. И это меня более всего интересовало, когда я делал эту картину. Я старался, чтобы в ней этот мотив присутствовал. Поэтому эта картина как раз об этом.

Карен Шахназаров
- Надеюсь, наши читатели и все гости фестиваля с интересом посмотрят эту и другие ваши картины. Что бы вы могли пожелать нашим читателям, многие из которых уже в третьем и четвертом поколении живут за пределами России, но сохраняют любовь и интерес к ней, к русской культуре, языку, обычаям.
- Хотелось бы пожелать, чтобы так и продожалось. Русский язык и русская культура достойны того, чтобы помнить, знать, любить и изучать. Я считаю, что это огромное богатство говорить на русском языке, понимать русскую культуру. Это одна из величайших культур мира за последние 300-400 лет. Люди, которые сохраняют ее в себе - только выигрывают, а никак не проигрывают. И где бы они ни жили, и как бы не складывались их судьбы, это всегда пойдет в их копилку. Могу только пожелать не терять это.

Но, конечно, если есть возможность - приезжать в Россию и, таким образом, немножко свои корни обновлять личными впечатлениями. Страна у нас разнообразная, интересная. Вот недавно я был на выборе натуры в 150 км от Москвы, едешь часами: красивые поля, леса, ни одного человека или строения. Ощущение первозданности. Это есть еще в России, и это очень здорово. Может только в Австралии такое можно еще увидеть. В Европе и Америке такого уже не увидишь.


- А вы в Австралии были раньше?
- Один раз, австралийские кинокомпании приглашали меня в 1989 году с фильмом «Город Зеро». Премьеры прошли в Мельбурне и Сиднее.


- В этом году масштаб будет больше. Кинофестиваль «Российское возрождение» проходит в шести городах. Хотим пожелать, чтобы ваш второй визит в Австралию был вдвойне успешным.

Интервью провел редактор