Нелегкий путь Елены Сиерра

Опубликовано 27 Январь 2014 · (7849 views) · 1 comment

Нелегкий путь Елены Сиерра

После каждой встречи с этой удивительной женщиной всегда поднимается настроение. Независимо от того, в каком расположении духа вы заходите в ее уютную, светлую комнату, после разговора с Еленой Сиерра выходите вы с улыбкой на лице. Удивительно, но в свои годы она умудряется заряжать оптимизмом тех, кто значительно моложе ее. Однако не многие знают, каким трудным жизненным путем пришлось пройти этой поистине сильной женщине. Мы приводим здесь её рассказ о прожитых годах.

- К сожалению, детство у меня было не очень благополучным. Правда, несколько счастливых лет запомнились мне на всю жизнь. Мы жили тогда в Циндао, в красивом приморском городе в Северном Китае. Наш дом стоял на самом берегу моря, и иногда, во время большого прилива, волны заливали часть нашего сада. Я влюбилась в море, любила кормить чаек и проводила все дни, играя в песке у воды. Моя мама тогда еще была со мной, а вот отец по долгу службы, он был исследователем и картографом, часто бывал в отъезде.

Когда мне исполнилось шесть лет, мама заболела менингитом и вскоре умерла. Я была слишком мала, чтобы сопровождать отца и поэтому за мной приехала сестра мамы и увезла меня в Тяньцзин. Она была вдовой и не имела детей. Тетя поместила меня в круглосуточный интернат для девочек. Когда я окончила школу с отличием, хотела продолжать образование и стать врачом или учителем,  тетя ответила, что это будет очень дорого стоить. Она взяла меня к себе, и я начала работать. Вначале рисовала поздравительные открытки. Тетя старалась контролировать каждый мой шаг и требовала, чтобы все заработанные деньги я отдавала ей. Поэтому, наверное, мне пришлось так рано выйти замуж, за первого мужчину, который сделал мне предложение.

Мой муж Валентин был  красивым, и к тому же прекрасно образованным человеком: знал пять языков, играл на пианино почти как профессиональный музыкант и очень любил спорт. Он, как и я, родился в Китае, у него, также как и у меня не было ни братьев, ни сестер. Его родители всю жизнь мечтали вернуться в Россию, и он под их влиянием, тоже решил, что после войны вернется в Россию, где его знания и способности очень пригодятся. В то время советские власти активно приглашали всех русских, живущих за границей, вернуться в СССР. Полные надежд, мы двинулись в путь. К тому времени у меня на руках уже был шестимесячный сын.

Родители мужа мечтали уехать на Черное море, но нас не пустили туда, а привезли в Кемерово и поселили в маленькой комнатушке с земляным полом. Всего нас было пять человек, и спали мы тогда на чемоданах. Мама моего мужа вскоре заболела и умерла, Валентин устроился в школу учителем иностранных языков. Но так как знание иностранных языков в то время считалось очень опасным в СССР, спустя какое-то время его арестовали как шпиона. Ему дали срок – 25 лет тюрьмы и каторжных работ. Так я его больше и не видела. Лишь однажды я получила от него тайную записку, в которой говорилось, что его переводят на опасные для здоровья шахты. Когда Валю арестовали, у меня на руках уже был второй ребенок – двухнедельная дочка.

Мой свекор еще был жив и помогал мне смотреть за детьми, когда я уходила искать работу. Но, найти ее было невозможно, так как я была женой шпиона. Это было клеймо. Чтобы как-то выжить, мне пришлось продавать одежду и вещи, привезенные из Китая. Вскоре запас истощился, и мне нужно было что-то делать, чтобы прокормить семью. Я пошла в отделение ГГБ. Помню, как начальник сказал тогда мне: “Не беспокойтесь, вы молодая, выходите замуж, а детей МЫ воспитаем”. Я тогда резко ответила: "Нет, я не отдам своих детей! Дайте лучше мне работу!” В ответ он очень строго и серьезно посмотрел на меня, и тогда я подумала, что сейчас, наверное, меня арестуют. Слезы потекли у меня по щекам, перед глазами стояли мои маленькие дети, судьба которых, казалось бы уже была предрешена… И вдруг он смягчился. Взял телефон и дал распоряжение кому-то устроить меня в вечернюю школу. Но при этом поставил мне одно условие – я пойду учиться в институт. Так я начала работать вечерами с 7 до 11 вечера, а днем, с 9 до 3 ходить в институт на лекции. Институт находился на окраине города, конечно, было нелегко ходить 10 километров, особенно зимой по снегу, но мысль о детях всегда придавала мне сил. Я смогла преодолеть все трудности: получила диплом учителя математики и второй диплом учителя английского языка. Когда мой свекор умер, мне пришлось поместить детей в круглосуточный детский сад чтобы работать, было очень тяжело, но я все преодолела.

Через четыре года после смерти Валентина, меня познакомили с молодым человеком - учителем физкультуры. Анатолий в тот момент мне понравился, особенно тем, как он относился к моим детям: играл с ними, читал им книжки. Вскоре он сделал мне предложение, и я вышла за него замуж. Сначала было все хорошо. Но когда через год у нас родился сын, все изменилось. Мои дети стали раздражать его, он становился просто невменяемым и, как выяснилось, даже бил их. Один раз, когда я неожиданно пришла утром домой я увидела страшную картину. Моя четырехлетняя дочка стояла в углу, накрытая мокрой простыней и плакала, а шестилетний сын спрятался под кровать. Когда я его вытащила, то увидела, что на лице его была кровь. Анатолий разбил о его голову тарелку за то, что тот заступился за сестренку. А дочку Анатолий решил наказать за то, что она намочила постель. Я собрала вещи Анатолия, выгнала его и подала на развод. Позже Анатолий вернулся в Иркутск, и спустя какое-то время я узнала, что там он умер от алкоголизма. Так я опять осталась одна. Мне было нелегко, но в это же самое время я получила официальное письмо из КГБ о том, что мой муж Валентин был реабилитировал посмертно и его арест был ошибкой. При этом ни извинений, ни компенсаций не последовало. Так я застряла в СССР на 20 долгих лет, пока не смогла приехать в Сидней.     

  Я оказалась в Австралии благодаря своей тете. Судя по всему, ее мучила совесть, и она стала меня разыскивать. Почти 10 лет ушло у нее на поиски информации обо мне. А еще 9 лет длилась наша борьба за визу в Австралию, меня просто не выпускали из СССР….

Наконец, Бог смилостивился надо мной, и в 1970 году я очутилась в этой свободной, благодатной, чудесной стране! Теперь мы все здесь – два моих сына и дочь. И все очень счастливы. Я уже четыре раза стала бабушкой, у меня два правнука и три правнучки. И я ежедневно благодарю Бога за это.

Когда я приехала в Австралию, меня сразу же приняли на работу преподавать математику в средней школе. Здесь я снова встретила любовь. Рикардо Сиерра приехал в Австралию из Южной Америки. Он стал моим третьим мужем в 1974 году. Мы прожили с ним вместе 38 счастливых лет. Рикардо был очень нежным и заботливым. Общих детей у нас не было, но этот человек, которого я встретила только в 42 года, подарил мне настоящее женское счастье. К сожалению, в 2009 году Рикардо заболел раком и умер спустя 5 месяцев...

Я продолжала работать в школе учителем математики до тех пор, пока мне не исполнилось 78 лет. За это время меня неоднократно награждали, в том числе и медалью за отличную работу. К сожалению, артрит в тяжелой форме подкосил меня, и я вынуждена была уйти из школы.

Теперь я живу в Кабраматте, в хостеле Русского Благотворительного общества имени Преподобного Сергия Радонежского, и мне очень нравится здесь. К нам относятся очень уважительно и внимательно. Здесь я начала рисовать, в основном, я пишу свои картины красками на холсте. Я не считаю себя талантливым художником, но мне очень приятно, когда окружающим нравятся мои работы. А недавно здесь состоялась моя первая выставка. Я очень счастлива и не перестаю благодарить Господа Бога за его милосердие ко мне и моим детям.


1 comment

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation