Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Один день в русской школе в Брисбене

Опубликовано 19 Июнь 2009 · (7318 views)

Один день в русской школе в Брисбене
Отец Гавриил с учителями и учениками школы

Город Брисбен во многом отличается от других городов Австралии. Он не так бурлит событиями, как Сидней. В Брисбене нет такой старинной архитектуры, как в Аделаиде. Брисбен не так известен в России, как Мельбурн.

Много ещё отличительных черт можно назвать, перечисляя другие города зелёного континента. Вместе с тем, Брисбен необъяснимо привлекателен, загадочен, иногда застенчив своими скромными улицами с деревянными квислендского стиля домами. Брисбен роскошен своими тропическими парками.
Брисбен — первый город в Австралии, куда прибыли русские, о которых бережно хранятся воспоминания, это город, где был построен первый русский православный храм в Австралии.
Не называйте Брисбен «большой деревней», как многие часто делают. В этом городе — столице штата Квинсленд величаво стоят знаменитые университеты. В одном из них изучают русский язык.

Первые азы изучения русского языка дают две русские школы: школа Свято-Николаевского собора и школа Свято-Серафимовского храма. Школы находятся в одном километре друг от друга в районе Woolongabba. Мы познакомим вас с обеими школами. Сегодня же речь пойдёт о школе, которая находится на территории самого первого русского храма в Австралии, Свято-Николаевского собора.
Впервые школьные занятия с русскими детьми стали проводиться здесь уже в 1926 году. Организовывал их священник Александр Шабашев. Преподавал русский язык, закон Божий, историю. Учились дети из семей уральских казаков, прибывших в Брисбен в 1923 году. Подробнее об истории школы мы расскажем несколько позднее. А сегодня познакомимся с жизнью школы в наше время, встретимся с учителями, с детьми. Проживем один день в русской школе.
Предвечернее время — 4.30. Обычно в это время в школьном дворе стоит тишина. Всю неделю тихо ожидающий детей школьный двор во вторник оживает радостными детскими голосами. Люди, живущие в квартирах стоящего рядом нового жилого комплекса, иногда выходят на балконы, чтобы посмотреть на радостную детвору. Иногда улыбаются, наблюдая за безобидными, даже забавными детскими шалостями. Я тоже люблю наблюдать за прыгающим детством, и вспоминать своё не такое беззаботное, но всё же детство. Ловлю себя на мысли, что самое счастливое время было — это время, проведенное в школе.

Посмотрим, чем дети живут в русской школе в Австралии?
Более шести лет знаю директора школы — отца Гавриила Макарова и его матушку Ирину. Кроме административной работы, отец Гавриил в школе ведёт еще уроки по Закону Божьему. Матушка Ирина тоже является учителем этого предмета. Отца Гавриила в роли школьного директора я вижу впервые. Энергичен, строг и, вместе с тем по — отечески ласков с детьми. Подойти к нему, как всегда не просто: родители идут с вопросами, дети, и даже прихожане пришли решать свои житейские проблемы в школу.
На дверях висят таблички — «Уровень 3», «Уровень 2»… Крупными буквами написаны имена учителей — классных руководителей. С радостью отмечаю для себя — учителей дети называют по имени и отчеству. Мне долго резало слух, когда слышиш, когда взрослого, уважаемого человека называют в Австралии: Галя, Таня.
Перед началом занятия в коридоре ученики всей школы читают дружно «Отче наш», и ребята расходятся по классам.
Я начинаю знакомство с группой детей младшего возраста. В классе семь учеников. Ведёт урок матушка Ирина Макарова. Урок — «Закон Божий». Дети внимательны, не сводят с неё глаз. Совершенно не отвлекаются на постороннего человека. «Вот это дисциплина», — думаю я. Мы в школе любили, когда в класс приходили посторонние люди. Сразу начинали задавать им вопросы, смущать смешинками во время урока. Здесь тишина и сосредоточенность. Сделала снимок детей в ярком, украшенном игрушками классе, и пошла в среднюю группу.

Первое интервью с завучем школы, с Анной Сергеевной Гантимировой:
— Анна Сергеевна, как долго вы работаете в этой школе?
— Я работаю в школе около пяти лет. Основной предмет, который я веду — русский язык. Сейчас веду еще и пение.
— Есть ли текучка в школе среди учителей?
— Раньше была, но сейчас коллектив стабилизировался. У нас работают опытные педагоги. Всего работает шесть учителей. Коллектив у нас, как одна семья. Скучаем, если долго не видим друг друга. Все ответственные. Каждый любит свою работу.
— Бывает ли, что ученики, не закончив обучение, уходят?
— Как правило, дети, начавшие обучение в школе, оканчивают её, поскольку очень важны дополнительные «баллы» при поступлении в университет за знание второго языка. Русский язык ученики любят. Гордятся, что они русские.
— Анна Сергеевна, а как обстоят дела с учебниками? Имеются ли какие-либо проблемы?
— Проблемы мы легко решаем сами. Как-то в Серафимовской школе нам удалось приобрести учебники. Не новые, конечно, но для нас пригодные. Я сделала ксерокопии страниц. Составила приемлемую программу, подходящую для уровня наших детей. Для каждого урока и каждой темы у меня все готово. Справляемся хорошо.
Тут прозвенел звонок на урок, и Анна Сергеевна заспешила на урок русского языка.
Таисия Петровна Михайлова — учитель русского языка. Располагающая улыбка, живинка в лице, ласковый строгий голос. Выправка бывалого учителя со стажем. Задаю вопрос:
— Таисия Петровна, какой предмет вы преподавали в России?
(Таисия Петровна, смущаясь, удивляется этому вопросу и задает встречный):
— А как вы догадались? Обычно только по моему английскому языку догадываются, что я родилась не в Австралии.
— Педагог педагога видит издалека.
Мы посмеялись, вспомнив учительские шутки и, сразу наладили отношение полного взаимопонимания.
Таисия Петровна рассказала мне о том, как она преподавала математику в российской школе, как стала лучшим учителем года.
В конце подвела итог такой фразой: «Достигла всего, что мог достичь учитель в российской школе».
— Сколько лет вы работаете в русской школе в Австралии.
— В общей сложности — пять лет. Сначала работала в русской школе Свято- Серафимовского храма. Сейчас работаю здесь. Школа Свято-Серафимовского храма чудесная, хороший коллектив, но я должна была уйти сама, по личным обстоятельствам. Сейчас здесь работаю. Вы только посмотрите, какие у меня детки! Такие они умнички, такие старательные. Я их всех очень люблю. Скучаю без них неделю.
— Дети, а вы скучаете по школе? Вы хотите, чтобы школа была открыта каждый день? — обращаюсь я к классу.
— Д а… а… а…, — раздается радостное подтверждение.
Ответ, конечно, не без помощи Таисии Петровны, но искренний и вдохновляющий.
— Таисия Петровна, что у вас за красные кружочки на стенде? Это пятерки за знания?
— Да, это можно назвать и так. По этим кружочкам мы видим, кто как активен был на уроке в тот, или иной день. Вот смотрите, тут имена: Саша, Андрей, Михаил и так далее. Мы видим, как они работали на уроке в прошлую неделю и в предыдущие месяцы.
— Это помогает детям?
— Безусловно. Наглядность стимулирует. Посмотрите, какой у нас есть красивый альбом для занятий.
Альбом, действительно был хорош, красочно оформлен.
— Прекрасное методическое пособие. Здесь непочатый край идей для творчества! Таисия Петровна, я вижу, вы — счастливы на этой работе.
— Я счастлива, что в Австралии нашла себя. Так хотелось работать по специальности. Я и дальше хочу усовершенствовать свои знания, чтобы в дальнейшем преподавать в австралийской школе.
— Вы обучаете русскому с нуля?
— Да, я преподаю русский язык и таким детям, которые совсем не знают русского языка.

Осторожно заглядываю в соседний класс, чтобы убедиться не отвлеку ли своим присутствием учеников от занятий.
Учитель в классе — Галина Васильевна Драбкина. Она говорит с детьми по-русски. Некоторые дети пытаются говорить по-английски, но тут же, старательно пытаются перестроиться и начинают использовать русский язык.
Есть в классе дети, говорящие непринужденно на обоих языках. Они начинают исполнять роль переводчиков.
— Галина Васильевна, а вы задаете детям домашние задания?
— А как же? Всегда. Вот сейчас проверяю. Раскрывает работы детей, старательно исписанные русскими словами. Читаю: Мой папа хорошо работает… и т.д.
Вообще дети все очень ответственные, и родители молодцы. Все стараются — и родители, и бабушки. Там, где есть бабушки, там с языком полегче.
На двери висит табличка: Первый уровень. Учитель Анна Руфановна Слагет.
— Анна Руфановна, что вы преподаете в школе?
— Русский язык и литературу. Я профессиональный филолог, и мне очень нравится эта работа. В этой школе я работаю три года.
— Какие учебники вы используете?
— За основу я беру обычные российские учебники, но перерабатываю материал в зависимости от уровня языка детей.

Для директора школы у меня был припасен целый список вопросов.
— Отец Гавриил, скажите, пожалуйста, с годами в русской школе детей становится больше или наоборот?
— Остается на том же уровне, как и в прошлые годы. Надо отметить, что сейчас много семей стало приезжать из России, которые хотят обучать детей русскому языку. Это пополняет школу новыми воспитанниками. Дети с более подготовленным русским языком идут в школу Свято-Серафимовского храма. С более слабым или с нулевым знанием, — остаются в нашей школе, но это нам ничуть не мешает. Даже наоборот. Иначе мы бы не справились всех обучать. У нас небольшая школа.
— Вы работаете по одной программе со школой Свято-Серафимовского храма?
— Нет. Это невозможно, поскольку изначально у детей разный уровень знания русского языка. В нашей школе, в основном, те дети, которые родились в Австралии, и многие русскую речь не слышали вообще. Много смешанных браков. В таких семьях дети, как правило, говорят только на английском, поскольку родители общаются на английском языке.
— Школьные предметы в этих двух школах одинаковые?
— Предметы те же, кроме «Закона Божьего». В школе Серафима Саровского «Закона Божьего» в программе нет. Есть родители, которые целенаправленно приводят детей в нашу школу, чтобы ребёнок изучал этот предмет.
— Отец Гавриил, а как у вас обстоят дела с изучением истории? Ведется ли изучение истории русской общины Квнсленда?
— Нет, такого предмета нет, но мы планируем ввести этот предмет. Это было бы интересно и важно для наших ребят.
— Не было ли у Вас мысли о создании школьного музея по истории местной общины?
— Это хороший вопрос. Музей бы нам школьный не помешал.
— Отец Гавриил, вы всегда первый вдохновитель новых воспитательных идей. Думаю, что именно в вашей школе появится впервые в Австралии предмет по изучению русской общины и создастся руками детей первый школьный музей.
Последний урок — музыка. Вес классы проходят в просторный, светлый зал. Здесь же стоит пианино. Урок ведет Артем Мень — регент собора. Учитель сосредоточен, прислушивается к голосам, подходя то к одному, то к другому ученику.Дети поют с воодушевлением. У каждого в руках папка с нотами. Учитель, довольный пением, подбадривает ребят. Чувствуя конец учебного дня, ребята совсем развеселились.

Раздался школьный звонок. Сегодня он напомнил мне мой далекий поселок моего детства. Как он был радостен для меня в мои школьные годы, особенно, когда извещал об окончании урока алгебры. Звонок, который подавала в нашей школе уборщица баба Маня. Звонила она желтым, чуть позеленевшим, медным колокольчиком. В начальных классах я, почему-то думала, что звоночек был снят с шеи коровы. Баба Маня важно ходила по двум этажам старой деревянной школы, усердно разнося валдайский перезвон. На школьных переменах мы просили ее подать звонок с урока на пять минут раньше и верили, что это зависит от бабы Мани. Потом появился электрический звонок. Так мы распростились с валдайским звоночком, который она берегла, как зеницу ока, чтобы озорники не спрятали.

Вот и закончился обычный школьный день. Как много сделано для детей учителями, завучем, директором школы за этот день. Только с годами они поймут ценность этих минут и часов, которые проводят в стенах этой чудесной школы русской Брисбенской общины.
Ваш комментарий