Ни в Москве, ни на Ямайке, не прожить без «Балалайки»

Опубликовано 8 Июль 2013 · (4902 views)

Ни в Москве, ни на Ямайке, не прожить без «Балалайки»

Он буквально ворвался на сцену – чуть приземистый, в стильной черной рубашке и отутюженных брюках, с седыми, слегка взъерошенными волосами. Остановился на мгновение, поднял вверх обе руки, несколько секунд словно подержал тишину и вдруг обрушил в зал яркую, удалую, залихватскую мелодию, заставляя уже с самых первых аккордов ощутить всю мощную энергетику русской народной песни. Той самой знаменитой русской песни, послушать которую в этот дождливый день собрались в зале Русского клуба в Стратфилде зрители самых разных национальностей.

Цыганская кровь
«Мой сын будет играть на скрипке», — решил папа маленького Вити Сергий и отдал его, шестилетнего, в музыкальную школу города Харбина. На протяжении четырех лет мальчик исправно занимался, а потом, как и многим «харбинским русским», Виктору с родителями пришлось уехать в далекую Австралию. Но и здесь с первых же дней его отец занялся поиском хорошего педагога. Найти такого получилось лишь спустя год, когда в Австралию из Китая приехал профессор В. Д. Трахтенберг. Он сразу разглядел в мальчике талантливого музыканта и даже отговорил его поступать в консерваторию, считая, что частные уроки будут более полезны, а сдать экзамены Виктор сможет в любое время без особых усилий.

— К сожалению, мой прекрасный педагог скоропостижно скончался, и я опять остался без наставника, — рассказывает Виктор Сергий, руководитель сиднейского оркестра «Балалайка». — Попытался пойти в консерваторию, но и там не мог найти преподавателя по душе. Но в одно из моих посещений совершенно случайно столкнулся с профессором А.Голдбергом из Австрии. Мы разговорились, и оказалось, что он уже слышал обо мне раньше. Предложил заниматься, и мы работали с ним в сиднейской консерватории вплоть до моих 17-ти лет. Потом он уехал, а я опять остался без преподавателя, без диплома, только со своими знаниями и умениями.

К счастью, этих умений было на тот момент уже предостаточно, и Виктор самостоятельно освоил новый для себя инструмент — саксофон. Без малого 10 лет он играл на всех вечерах сиднейского Русского клуба в составе квартета, в репертуаре в основном был джаз и латиноамериканская танцевальная музыка. Публика была довольна, выступления приносили хороший доход. Но однажды музыкант почувствовал, что подошел к пределу.

— Знаете, вот просто уже настолько пресытился этой музыкой, что слышать её не мог. И вот как повесил однажды саксофон на стену, так больше в руки его и не взял. Правда, позже его взял мой сын, но это уже другая история. А меня тогда попросил о помощи брат, который играл на домре в составе коллектива из шести человек. У них как раз намечалось через две недели выступление с женским хором, а их дирижер тяжело заболел. Вот и пришлось мне заменить его. Не знаю, как уж мне тогда удалось управиться с таким огромным коллективом женщин, но выступили мы «на ура». А за время репетиций я просто влюбился в созвучие народных инструментов. Влюбился на веки вечные. Да и ребята-музыканты попросили меня остаться и играть с ними. Сначала я играл на теноре, потом взял в руки альт и уже затем перешел на прима-домру.

Именно это время — конец 60-х годов — Виктор Сергий считает годами зарождения оркестра «Балалайка». А за свою страсть к музыке и зажигательный темперамент благодарит отца, который не только был прекрасным певцом-самоучкой, но и имел в роду цыганские корни.

Есть ли в Туле самовары?
С тех пор прошли даже не годы, десятилетия, а выступления «Балалайки» продолжают собирать полные залы поклонников русской песни. Причем, не только в Сиднее. За годы своего существования коллектив много раз выезжал с гастролями в другие города и страны. В прошлом году, например, оркестр играл перед жителями Новой Зеландии, которые буквально аплодировали стоя и никак не хотели отпускать музыкантов со сцены. Но самыми запоминающимися стали выступления в России.

— Страшно было выступать перед россиянами? — спрашиваю Виктора.
— Мамочки мои! — смешно восклицает он. Вы себе просто представить не можете, как мы волновались. Представьте себе полный зал — 900 человек. Мои ребята (нас было 13 человек) как выглянули из-за кулис — испугались. И я, глядя на них, схватился за голову, думаю: Господи, что же я им сюда привез? Помните поговорку, что не надо ездить в Тулу со своим самоваром? Ну, вот, а я привез в Россию русскую музыку. Но выступать-то все равно надо было. Вышли мы на сцену, сыграли первую вещь, и зал прямо встал. А потом зрители держали нас 3 часа — не отпускали, у нас уже и пальцы болят, а они просят: еще-еще! И вот тогда я подумал о том, что, видимо, не хватает в России русской музыки. Я-то думал, что они мне снисходительно похлопают, а сами решат, что их музыканты лучше играют. Но на деле и в эту мою поездку, и в следующие получилось по-другому.

Посетовал Виктор и на то, что не удалось в России приобрести даже хороших русских народных инструментов. С трудом отыскали в музыкальных магазинах Москвы подходящие струны, а домру купили такую, что «хоть камин ей растапливай». Но все же он верит, что русская народная музыка никогда не умрет, потому что по его глубочайшему убеждению, это самая прекрасная музыка на свете.

Гнев тирана
В этот раз послушать своих любимцев жители Сиднея традиционно собрались в зале Русского клуба. Выступление прошло в самых лучших традициях, да и беседа со зрителями показала: понравилось всем без исключения. И русские, и сербы, и китайцы, и коренные австралийцы единодушно хвалили репертуар, музыкантов, дирижера. А вот сам руководитель был более суров и критичен в оценках:

— Сыграли неплохо, но всегда можно и лучше. Я знаю наши ошибки, мои ребята тоже их знают, ну, а публике мы о них не рассказываем (улыбается). И на ближайшей репетиции устроим разбор полетов. Знаете, как меня мои подопечные называют? Tyrant! (с англ. «тиран»). Когда я их ругаю за ошибки, они мне говорят, что я слишком суров, и что в игре любого симфонического оркестра тоже есть ошибки. Я знаю, что это так, но ведь нет предела совершенству. А еще я им говорю, что если бы я был миллионером, то обязательно платил бы им всем хорошую зарплату и вот тогда бы с них «три шкуры драл»! А пока мы все здесь волонтеры, я могу требовать, но вполголоса, чтобы никого сильно не обидеть. Ребята очень стараются, находят время для репетиций, приезжают издалека. Они все, безусловно, большие молодцы. Но… всегда можно сыграть лучше!

Виктор вспоминает, что на заре становления оркестра был такой период, когда просто хотелось махнуть на все рукой. Тогда, и так немногочисленный состав «Балалайки» понес значительные потери: многие участники переехали в другие города. И несколько репетиций дирижер провел в полном одиночестве. А потом вдруг начали приходить новые ребята. Но, что парадоксально, играть русскую музыку желали люди других национальностей. Многие даже не знали нотной грамоты, но зато имели огромное желание всему научиться. Виктор Сергий принимал каждого, терпеливо учил, объяснял. И в итоге получилось так, что сегодня почти из 30 музыкантов оркестра «Балалайка», представителей более десяти разных народов, лишь пять человек говорят по-русски.

«Балалайка» без балалайки
Их, этих русских, замечаешь сразу. Двое из них — исполнители народных песен София Марковцева и Владимир Шведов. Их голоса обладают такой невероятной силой и красотой, что завораживают, словно заполняя все твое естество и откликаясь уже где-то глубоко в душе. Кстати, подобный эффект пение Софии и Владимира производит даже на тех зрителей, которые не понимают слов, но зато ощущают на себе всю мощную энергетику и эмоциональную силу исполнителей. Как утверждает Виктор Сергий, очень важно, чтобы певцы являлись коренными носителями русского языка, иначе они не смогут так точно передать чувства, заложенные в песенном произведении.

— Несколько лет с нами пел один прекрасный певец — итальянец по национальности. Он обладал прекрасными вокальными данными, выступал в Сиднейской Опере. А еще очень любил русскую музыку, но при этом не знал ни одного слова по-русски. Однако, очень хорошо выучил и произносил все тексты. И вот представьте себе, как он поет во весь свой голос — ну, просто, что есть мочи: «Спаааать положите вы меня» (слова из песни «Калинка). А я ему говорю: Ну, что ты орешь, ты же так мертвого из могилы поднимешь! Вот и приходилось садиться с ним и переводить, объяснять каждую строчку песни. Но полного понимания, конечно же, все равно добиться было очень сложно.

С пониманием самой музыки, по словам дирижера, дело обстоит, конечно, проще. Иноязычные исполнители постепенно осваивают новые мелодии, начинают ощущать всю их неброскую красоту. Но все же русским музыкантам, которые слышали эти мотивы буквально с колыбели, и сыграть их легче, и получается это зачастую душевнее. И каждый раз во время концерта взгляды зрителей невольно задерживаются на женщине, которая словно не играет, а колдует, ворожит, красиво взмахивая руками с двумя необычными палочками. Это тоже участница со славянскими корнями Людмила Воронова, которая уже несколько лет играет в оркестре на цимбалах ведущие партии. А еще одна талантливая русская солистка — Татьяна Джефта, выступающая с домрой. Конечно, ничуть не хуже справляются и другие музыканты, без них, полюбивших всем сердцем русскую музыку, и не было бы сегодня «Балалайки». Но все же Виктор Сергий надеется и верит, что его коллектив пополнится молодыми исполнителями из России.

— Столько русских сейчас в Австралию приезжает, есть среди них и люди с музыкальным образованием. И вот приходят они к нам со словами: возьмите на любых условиях, просто жить не могу без музыки. Мы, конечно же, с радостью принимаем. Но, к сожалению, их надолго не хватает. Играть не за деньги, а для души, они почему-то оказываются не готовы. Вот взять меня — я всю жизнь трудился в разных сферах, совершенно не связанных с музыкой, зарабатывал себе на жизнь. Ну, а музыка всегда была для меня как отдушина, как лучший досуг, как любимое хобби. Ведь если ты по сути своей музыкант, то просто не сможешь жить без этого занятия. А у нас, представьте себе, дефицит кадров — вот сейчас даже балалаечника нет. Хотя есть одна большая балалайка — контрабас (смеется).

Виктор Сергий уже не раз размещал объявления в газету с призывом прийти и попробовать свои силы в оркестре. Он говорит, что рад каждому любителю русской музыки, и даже незнание нотной грамоты — не проблема. Здесь готовы всему научить, снабдить инструментами. Главное, чтобы было настоящее желание, подкрепленное усердием.

Да, не смотря на свой уже не юный возраст, Виктор Сергий бодр и полон сил. Да, и сегодня он сутками, закрывшись в своем кабинете, пишет новые аранжировки, без устали репетирует, колесит с гастролями по разным городам и странам. Но в то же время в последние годы все чаще задумывается о преемнике. Ведь так хочется, чтобы твое дело продолжалось. Особенно такое нужное, важное и прекрасное, как русская народная музыка, звучащая, пусть и вдали от России, но от этого не менее искренняя, трогательная и душевная.


Ваш комментарий

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation