Памяти потомка забайкальских казаков, гармониста Алексея Родионова

Опубликовано 7 Июль 2022 · (2552 views) · 6 comments · 23 people like this

Памяти потомка забайкальских казаков, гармониста Алексея Родионова
Алексей Родионов

Оборвалась жизнь Алексея Фёдоровича Родионова в Сиднее, в четверг 2-го июня с.г., в машине скорой помощи, когда его перевозили из одной больницы в другую. А мог бы ещё жить и жить, невзирая на свои 82 года, но сразил его коронавирус, не выдержало сердце.

Похоронен Алексей Фёдорович был на русском православном участке RO4A кладбища Руквуд. Прибавилась на этом самом большом кладбище Южного полушария ещё одна свежая могила славного члена русской сиднейской общины - музыканта, певца, танцора, большого труженика, мастера на все руки, человека с широкой русской душой и весёлой натурой. В понедельник 11-го июля исполняется 40 дней со дня его кончины. Сохраним о нём добрую память.
***
Первые 22 года своей жизни Алексей провёл в Китае в русском Трёхречье, в посёлке Верх-Кули, куда во время Гражданской войны в 1920 году из забайкальского села Бырка наряду с другими русскими беженцами и близкими родственниками перебрался  с семьёй его дед забайкальский казак, георгиевский кавалер Фёдор Феоктистович Родионов (1878-1937). В семье было 7 детей. Фёдору Фёдоровичу, отцу Алексея, тогда было 4 года.

В 1936 году в возрасте 20 лет Фёдор Фёдорович женился на Елизавете Ивановне Каргиной и в 1937 году у них родился первый ребёнок, которого нарекли Валентином, а 30 марта 1940 в день памяти преподобного Алексея человека Божьего родился их второй сын, которому они дали имя Алексей в честь святого. Там же в Верх-Кули у них родились ещё 7 детей (Анна, Николай, Евгения, Ольга, Феодора, Ираида и Пётр). Самая младшая дочь Екатерина родилась уже в Австралии.

Исследователи истории русского Трёхречья отмечают, что после притока русских крестьян, массово бежавших около 1930 года от коллективизации, население Трёхречья превысило 6000 человек.  Посёлок Верх-Кули, насчитывающий порядка 1500 русских жителей, был не только самым густонаселенным, но и самым богатым из всех там русских поселений и одно время занимал первое место в этих местах по производству мяса и зерна. Один его житель из старообрядческого рода Родионовых, Семён Васильевич (племянник деда Алексея), имел большое успешное собственное хозяйство, разводил овец и даже верблюдов. В посёлке, как и Трёхречье в целом, поддерживался быт, характерный для забайкальских казачьих станиц. Была школа, старообрядческая и православная церкви. Много было талантливых от природы музыкальных людей с хорошими голосами.

Как-то несколько лет назад на одной встрече в Сиднее Алексей рассказывал: «Мой дедушка был настоящим казаком и переплясывал сотню казаков, а отец Фёдор Фёдорович был очень хорошим балалаечником. У нас все Родионовы испокон веков любят петь, почти все - певцы и музыканты, играют на гитарах, балалайках, баянах, аккордеонах, на гармони. Любим мы петь и старинные песни, которые передались нам от наших родителей. Любил я очень баян, его бархатное звучание, играл на аккордеоне и балалайке, но больше я был влюблён в гармонь. В ней, как-то больше русской деревенской души. Гармонь, гармонь. Она в песнях, везде. Я её полюбил и стал гармонистом. Для меня русская гармонь — это всё. У меня родилась собственная пальцовка в игре на гармони. Я встречался и играл с гармонистами из России, и они записывали мою пальцовку. Вообще, на гармони играют четырьмя (пальцами), а я успеваю пятью.
Конечно, я не профессионально играю, я никогда не учился музыке. Гармонь у меня, скажу так – она подруга, жена и любовница, врачует и лечит».

В семейной истории рода Родионовых отмечается, что Алексей рос «общительным, весёлым, смышленым, подвижным и любознательным мальчиком. Хорошо танцевал и любил веселить других».

Алексей формально закончил только семь классов, но продолжал заниматься самостоятельно и в двадцать лет уже преподавал в младших классах русский язык и арифметику. Семья была большая, и он помогал родителям как мог. Сначала жили неплохо, но с приходом к власти китайских коммунистов положение резко ухудшилось. У русских стали забирать лошадей и скот. Временами голодали. А потом в 50-х была объявлена целина. Многие уезжали в Союз, в том числе уехали все братья и сёстры с семьями Фёдора Фёдоровича, уехала и его мать Анна Петровна. Он же твердо решил, как и другой его близкий родственник, Василий Феоктистович Родионов, уехать с семьёй за границу, в Австралию, где уже жили их родственники Ерзиковы. Визу ждали долго и в сентябре 1962 года попрощались с родным посёлком Верх-Кули. На большом грузовике доехали до Хайлара, а оттуда поездом в Гонконг. Дождались своей очереди и на пароходе Tjilowah вместе с другими русскими беженцами поплыли в трюме в далёкую Австралию. В Сидней прибыли 1 октября 1962 года. Началась новая жизнь в чужой стране, куда судьба забросила в разные годы много тысяч русских переселенцев из Китая и Европы. Были тут уже русские школы, храмы, клубы, кладбища. Издавались русские книги, журналы, газеты. Устраивались балы, концерты, читались доклады.

Отметим ту часть истории семьи Фёдора Фёдоровича Родионова в Австралии, которая относится к его сыну Алексею, прожившему здесь 60 лет.

Когда семья прибыла в Сидней, Алексею было 22 года. Обосновались, как и многие тогда русские, в западной части города. Он устраивается на железную дорогу, по вечерам учится ремонтировать часы. Через десять лет уходит с работы и открывает своё дело по ремонту бытовой техники. Становится умельцем, мастером на все руки. За что бы он ни брался, у него всё получалось. И находил всегда время заниматься самым любимым делом своей жизни - музыкой и пением. Выступал соло и в ансамблях в многочисленных концертах, на вечерах и на свадьбах. Играл и пел от всей души, порой также танцевал. Танцевал с присущей ему лёгкостью. Пел тенором. Репертуар у него был обширный. Вместе с другими музыкантами играл также русскую танцевальную музыку, латиноамериканскую, итальянскую, пел английские песни и рок.

Те, кто знал его положительные качества и сотрудничал с ним, отзываются о нём добрыми тёплыми словами. Говорят, он был необыкновенным, был открытым и добрым. Был светлой яркой личностью, чувствительным и отзывчивым, очень талантливым и до глубины русским человеком, любившим всё русское и Россию.  

Алексей много играл и пел в Русском общественном клубе сначала на Джорж Стрит в городе, а потом в Лидкомбе. Помнят его близкие и друзья его участие с также талантливым братом Николаем в Донском казачьем хоре, который был организован в 1965 году Саввой Камаралли (1896-1983), оставшимся в Австралии бывшим хористом хора Донских казаков Сергея Жарова (1896-1985). Помнят и его участие в местном русском оркестре народных инструментов «Балалайка», созданным в 1967 году Владимиром Савицким (1935-2014), которого он очень уважал и ценил и многому у него научился. Участвовал и в других оркестрах 70-х, 80-х годов, и в собственном, созданном им вместе с братьями Николаем и Петром. Играл с ними на саксофоне и бывший харбинец, музыкант Леонид Ткаченко. Часто выступала с ними, пела русские народные и современные песни жена Николая - Клава Родионова. Оркестр прославился не только среди русских, но и в австралийской среде.

Помнят старожилы участие Алексея с другими русскими местными артистами в постановке оперы «Войнa и мир» Прокофьева при открытии знаменитого здания Sydney Opera House в октябре 1973 года. Всплывёт в памяти и танцевальная группа, созданная из русской молодёжи, прибывшей из Китая, которой он и его брат Николай аккомпанировали на баянах. Также надолго запомнился его собственный «виртуозный» ансамбль, трио, который он создал со второй его женой Ларисой, талантливой баянисткой из Союза. Третьим членом ансамбля была его юная приёмная дочь Таня. Играли на разных инструментах и пели. Ансамбль был воплощением его давней мечты, пользовался большой популярностью в 1988-1992 годы и много гастролировал.

Алексей вместе с братом Николаем много общался с приезжавшими из России артистами, музыкантами, певцами, писателями и поэтами. Среди них Алексей особенно дорожил знакомством с музыкантом, композитором из ансамбля «Берёзка» Виктором Ивановичем Темновым, с баянистом виртуозом Виктором Гридиным, гармонистом Геннадием Заволокиным, Людмилой Зыкиной, Валентиной Толкуновой, Людмилой Гурченко, Борисом Штоколовым, Юрием Никулиным.

А теперь немного о личной жизни Алексея. Был дважды женат. Первой его женой была Галина Тарасенко из большой семьи, эмигрировавшей из Синьцзяна. В 1973 году у них родилась дочь Татьяна. В 1982 году общество "Родина" помогло Алексею осуществить поездку в СССР, о которой он всегда мечтал. Он хотел приобрести хороший тульский баян, но познакомился с  красивой и талантливой баянисткой Ларисой и сразу влюбился. С тех пор он стал приезжать в Союз пару раз в год и в 1984 женился на ней. В планах у него был переезд к своей новой семье в СССР, но неспокойная ситуация в стране сразу после Чернобыля, изменила его планы, он поехал за женой и привёз её к себе в Сидней. А так как дочь Ларисы, Таня, в то время училась вокалу в эстрадном колледже, он привёз её двумя годами позже. Вот тогда и сформировалось его семейное трио, с которым он выступал и гастролировал до 1995 года. После этого их пути разошлись. Отметим, что его приемная дочь Таня продолжает его музыкальное дело - поёт и играет на русской гармони.

В последние годы своей жизни Алексей ездил несколько раз в Китай, навещал родные края и своего приятеля в Урумчи. Жил один по-спартански, не думая о своём здоровье и комфорте. Своим гостям и клиентам всегда был готов подарить какую-нибудь весёлую песню с игрой на любимой гармони, которая всегда была с ним рядом. Думал ещё раз проехаться по России со старинными песнями своих предков и современными в его исполнении, встретиться с друзьями, но этой его мечте не суждено было сбыться.

Для тех, кто не был на его похоронах, но хотел бы поклониться его могиле, принести цветы, найти её на кладбище Руквуд не трудно. Думается, не ранее, наверное, как через год будет поставлен ему красивый памятник с трогательной на нём эпитафией. А пока на его могиле между двумя соседними гранитными надгробиями установлен белый деревянный православный крест, на котором написано по-русски его имя и указаны даты его жизни...

Не стало Алексея Родионова, но светлая память о нём будет жить в сердцах многих его родных и друзей. Помянем его и скажем Царство ему небесное и вечный покой.

Алекс СТАРК, Сидней
По материалам семейной истории и воспоминаниям близких Алексея Родионова.

 


6 comments

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation