Нью-Йорк, наши впечатления

Опубликовано 9 Июнь 2022 · (257 views) · 2 comments · 4 people like this

Нью-Йорк, наши впечатления
Нью-Йорк, май 2022 года

Прошли две недели после нашего возвращения из поездки в Нью-Йорк. Прошел период jet lag, когда у меня в 6 вечера уже слипались глаза, а в 2 часа ночи я просыпался, готовый к новому рабочему дню. Мы выпустили две газеты на одной неделе, чтобы догнать отставание, пришло время вернуться в памяти к нашей далекой поездке. Сразу по приезду я написал статью «Задержавшееся путешествие», где кратко отметил интересные места, в которых мы побывали. Сейчас хочется рассказать о городе и его людях, то, что отложилось в памяти.

Когда мы беседовали с нашими друзьями в Сиднее – отзывы о городе были разнообразные, кто-то восхищался динамикой большого живого города, замечательными музеями, другие считали, что город чересчур шумный, многолюдный и не очень чистый. Каждый был по-своему прав, и все-таки Нью-Йорк запомнится своеобразием, желтыми такси и школьными автобусами, красивой архитектурой, своими парками, большими и маленькими, в которых отдыхают горожане, какой-то, в целом, основательностью, хотя, конечно, некоторые вещи вызывали непонимание и неприятие.
Нью-Йорк хоть и действительно мегаполис, с населением около 8 миллионов человек, состоящий из пяти больших частей – Манхэттен, Бронкс, Бруклин, Куинс и Статен-Айленд, но на Манхэттене, живет всего полтора миллиона. Вполне обозримо, за это время мы вполне освоились в этой его части. Мы жили именно там, это очень удобно, до многих достопримечательностей, как, например, до небоскреба Empire State Building, или до здания ООН можно было дойти пешком.

Но, вместе с этим, жизнь в центре города тихой не назовешь. В первую очередь мешали сирены машин скорой помощи и пожарные, днем и, особенно, ночью сирены гудели, нам казалось, постоянно. Через неделю мы уже стали привыкать к этой неотъемлемой части жизни города, и это уже не мешало спать. Необычно было видеть также огромное количество мешков с мусором, сваленных прямо на улицах по вечерам. Ранним утром их забирали грузовики, тоже, кстати, не очень тихие. Из положительного – в квартире многоэтажного дома, в которой мы жили, было очень тепло, на стене было что-то похожее на батарею центрального отопления, а в ванной комнате работала общая вентиляция, так что полотенца прекрасно высыхали за ночь. Об этом мы не раз с грустью вспоминали, когда вернулись домой.
 
Удивительно, но на острове Манхеттен, где, кажется, совсем нет свободного уголка – идет активное строительство. Те, кто не был в городе лет пять-десять, наверное, удивятся большому количеству новых точечных 40-50 этажных зданий. Во многом чувствуется основательность построек, даже обычные скамейки у причала Южного Манхеттена сделаны из мощного гранита. Такие простоят века, если не тысячелетия.

Большинство улиц в городе пересекаются под прямыми углами, напоминая на карте шахматную доску, с десяток длинных авеню, идущих с юга на север, и более сотни пересекающих улиц, с запада на восток. В южной части острова эта строгая картина сбивается и тут уже сложнее ориентироваться. Большой Центральный парк, длиной 4 километра, разделяет Манхэттен на западную и восточную сторону. Улицы тоже несут в себе это разделение, например, 29-я East или 42-я West. Теперь нам понятно, откуда пошло название знаменитого мюзикла Бернстайна Westside story, события которой разворачивались на улицах Нью-Йорка середины прошлого века. Впрочем, сейчас в городе молодежных банд мы не видели, всё было достаточно мирно, даже когда мы ехали на поезде, возвращаясь из оперного театра в полночь. Хотя странных людей, что-то громко говорящих сами себе на улице или поющих, а точнее, орущих в метро, мы встречали. Прекрасно видно, что в городе много совершенно не смешивающихся социальных слоев, подчас находящихся совсем рядом, как, например, грязноватый и чуть унылый Чайна Таун и модный район Сохо, с его бутиками, арт-галереями и стильными кафе.

Законопослушание пешеходов на улицах ограничено здравым смыслом – дороги они переходят даже на красный свет, если нет машин рядом. Понравилось, что для велосипедистов сделаны специальные полосы по краю больших улиц. Правда, пешеходам об этом тоже нужно помнить, чтобы не быть сбитым лихим велосипедистом.

Нам очень понравился Центральный парк, и мы часто возвращались сюда отдохнуть после многочасовых прогулок по городу. Здесь мы встречали немало русскоговорящих, некоторые молодые девушки везли коляски с малышами. Нам рассказали, что это «бэбиситеры», которые очень востребованы в деловых районах города. По всему парку люди расположились на траве или на огромных камнях, прогретых солнцем, с телефоном или с книгой. Мы заметили, что часто эти люди приходят сюда в одиночку, просто полежать в тишине…
Когда ездили в подземном метро, практически не видели учеников, возвращающихся домой после школ, что является обычным делом для Сиднея. Здесь с этим строже – возле школы у дома, где мы жили, поджидали учеников специальные школьные автобусы. Видимо, детей не принято отпускать самостоятельно на метро в школу. По телевидению каждый день рассказывают о случившейся стрельбе в том или ином месте, не являются исключением и школы. С некоторым ужасом узнали статистику погибших от огнестрельного оружия в США – более ста человек в день!

Цены в магазинах нам показались примерно на уровне австралийских, что-то немного дешевле, как овощи и фрукты, другое, как шоколад, сладкие булочки - дороже. Один раз мы зашли в большой магазин Macy's, и то – потому, что на нем была надпись «Самый большой универмаг в мире». Впрочем, привычного для нас food court там не было, и мы вскоре покинули его, хотя и отметили, что внутри было много цветов и красиво.

Мы заметили, что в городе очень много собак, нет, не бездомных, а очень даже ухоженных и любимых своими хозяевами. Собак берут с собой в метро, магазины, даже аэропорты. Некоторые четвероногие одеты в собачьи ботиночки.

Так получилось, что по вечерам после прогулок по Нью-Йорку я читал увлекательные рассказы Сергея Довлатова про русскоговорящую Америку. Писатель жил там в конце прошлого века. Несколько лет назад в этих местах - район Форрест Хилл в Куинсе - одну из улиц назвали в его честь Sergei Dovlatov Way. Мы попросили нашу знакомую свозить нас в известный Брайтон-Бич, или «малую Одессу», где, как мы читали, больше говорят по-русски, чем по-английски. Положение сейчас меняется, и там в последние годы селится много эмигрантов из Средней Азии, появился большой магазин «Ташкент». Однако дух русскоязычных эмигрантов еще пока не покинул этот район. На каждом углу можно было встретить аптеку, в которой предлагали купить не только валидол и корвалол, но даже давно забытую зелёнку, помните, что это такое? Мы приехали в воскресенье, и под железнодорожным мостом у станции расположились десятки пожилых людей, пришедших провести время, поговорить, а может быть и продать какие-нибудь старые и ставшие ненужными вещи. Были на прилавках и медали советского времени, и почетные значки Ударника труда того же времени. Видно, что эти люди во многом живут прошлым, а молодое поколение уезжает в другие районы.

Напоследок мы вышли на большую деревянную набережную огромного пляжа Brighton Beach, съели вкусный суп-солянку и пельмени в русском ресторане Tatiana Grill и смотрели, как мгновенно меняется погода у моря, после жары набежали тучи, воду окутал туман, набережная опустела. Пора было и нам собираться домой. До свидания, Нью-Йорк, нас ждал 20-часовой полет домой, в Сидней.

Владимир КУЗЬМИН

 


2 comments

Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation