Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Лагерный альбом Савицкого

Опубликовано 11 Январь 2022 · (426 views) · 4 people like this

Лагерный альбом Савицкого
Рисунки из альбома Савицкого

Люди, во время войны попавшие в лагеря для пленных, зачастую вели дневники, в которых описывали жизнь и быт за колючей проволокой. После её окончания было опубликовано множество таких мемуаров. Арсений Иосифович Савицкий рисовал портреты товарищей по несчастью, создав уникальную в своём роде галерею.

Для тех, кто не слышал об этом художнике, стоит хотя бы кратко рассказать о нём. Младший сын полковника Иосифа Мартыновича Савицкого и его жены – Ольги Витальевны (урождённой Вериго) родился в 1903 году в старинном городе Егорьевск (до революции – Рязанская губерния, сейчас – Московская область). В 10 лет мальчика отдали в Хабаровский кадетский корпус, где уже учился его старший брат Георгий. Ещё в семье Савицких было две дочери – Татьяна и Маргарита.

Арсений мог бы стать хорошим офицером, но в 1917-м грянула революция, потом началась Гражданская война, а через пять лет был подавлен последний очаг сопротивления красным – Приморье. Вместе с братом и дядей – генерал-майором Леонидом Вериго, в составе Сибирской эскадры контр-адмирала Г. К. Старка, Савицкий навсегда покинул Россию и был списан на берег в Шанхае в числе кадетов и штатских, когда флотилия ушла на Филиппины.

Через некоторое время ему удалось устроиться на работу в рекламную фирму, где он начал рисовать. В Шанхае же художник познакомился с будущей женой – Еленой Старченко. Их первый сын Кирилл, появился на свет в 1929 году, а в 1933-м родился Никита. Тогда Савицкие и решили обосноваться в Гонконге, где глава семьи нашёл работу в одном из местных рекламных агентств.
К тому же, здесь жили родственники Арсения со стороны матери – семья Вериго. Возможно, по совету двоюродного брата Виталия он стал резервистом в местной полиции. Несмотря на то, что русская община в Гонконге была не очень большой, эмигрантам всё же удалось организовать православный приход, названный в честь святых апостолов Петра и Павла, где Савицкие были неустанными помощниками.

С началом Второй мировой войны и вступлением в неё Японии, обстановка в Юго-Восточной Азии накалилась, и колония стала готовиться к обороне. Летом 1940 года началась эвакуация подданных Британии, в основном женщин и детей. Один из первых таких транспортов, ушедших в Австралию, прибыл в Брисбен 8 августа, а 25 ноября с борта парохода «Неллоре» в местном порту сошла Елена Савицкая с детьми.

8 декабря 1941 началось наступление японских войск на Гонконг, и в день Рождества они полностью захватили остров. В плен попал почти весь 15-тысячный, измотанный боями гарнизон вооружённых сил Содружества, а около 3 000 жителей бросили в лагерь для гражданских лиц – Стэнли Камп. В их числе были представители колониальной администрации, деловых кругов, полицейские, пожарные.

Об условиях содержания в этом лагере написал в своём дневнике Джон Колман Чартер (1912-1989) – британец, родившийся на Цейлоне, который работал в Гонконге архитектором в Городском совете и угодил в лагерь вместе с женой. Очень подробные мемуары семьи были опубликованы несколько лет назад в виде книги «Первое должно быть последним: военный дневник Джона и воспоминания Ивонн Чартеров. Гонконг 1940-1945 и лагерь Стэнли Камп», которую издал его сын Энтони.
В ней говорится, что в один из дней в лагере прошла художественная выставка. Среди всех работ Джон отметил серию портретов интернированных, и «некоторые из них превосходны», добавив, что их написал «русский британец по имени Савицкий», про которого говорят, что «он талантливый самоучка». Сколько всего картин создал Арсений Иосифович в Стэнли Камп, неизвестно, но родственники считают, что их было более 200.

Не стану разбирать «на атомы» его технику и манеру письма – это работа искусствоведов. Мне гораздо интересней люди, которых нарисовал художник, их истории и судьбы. Ведь уникальность этих рисунков не только в том, что он запечатлел своих товарищей по несчастью, с которыми бок о бок провёл почти четыре года, но и в том, что некоторые из них – единственные сохранившиеся изображения узников лагеря, так как прижизненные фотографии были не у всех.

В числе заключённых Стэнли Камп оказался Роланд Хенри Джон Брукс – заместитель начальника Управления пожарной охраны Гонконга. Его семья приехала из Лондона в 1922-м, когда Рону было 12 лет. В колонии отец работал начальником пожарного ведомства, и сын пошёл по его стопам – окончив школу для младшего командного состава (созданию которой, кстати, способствовал Брукс-старший), служил в пожарной бригаде.
В ноябре 1939 года он женился, но вскоре молодожёнам пришлось расстаться – Хэлен отправили в эвакуацию в Австралию, а через год Рон вместе с матерью и сестрой попал в лагерь. После войны пожарный вернулся на службу. В 1955-м, выйдя на пенсию по состоянию здоровья (получил травму на службе), он с семьёй переехал в Новую Зеландию. Брукс умер в 1970 году от сердечного приступа в возрасте 60 лет.

Интересна галерея образов Ричарда Уолтера Миллза – банковского служащего, родом из Ньюхэма, который, очевидно, приехал в колонию незадолго до войны и тоже находился в Стэнли Камп. Заключённым удалось добиться права на проведение досуговых мероприятий, и в лагере была создана любительская труппа, которая репетировала в зале колледжа Св. Стефана, расположенного по соседству. Спектакли пользовались большим успехом у зрителей.
Ричард оказался разноплановым актёром. Ему удавались и комедийные (Джонни Джелливэл в «Весне для Харри», инспектор Стак в «Лабурновой роще», Элиот Чейз в «Частных жизнях»), и драматические роли (капитан Харди в «Ночи перед Трафальгаром», Иосиф в рождественской пьесе, Понтий Пилат в «Страстной пятнице»). Он даже сыграл злую сестру в «Золушке». Джон Чартер, тоже участник труппы, в дневнике хорошо отзывался о нём. После войны Миллз вернулся в Англию. Он умер в Суиндоне, графство Уилтшир, в 1974 году в возрасте 64 лет.

Трагически сложилась жизнь Эдмунда Колина Ласкомба. В полицию он вступил в 1937 году в качестве стажёра, а через уже два стал помощником суперинтенданта. После падения острова вместе с сослуживцами попал в Стэнли, где 30 марта 1942-го Арсений и нарисовал его портрет в зимней униформе. После освобождения Эдмунд продолжил работу и дослужился до помощника комиссара и почётного адъютанта губернатора Гонконга.
1 сентября 1950 года, командуя группой во время задержания опасного преступника, который, забаррикадировавшись в доме в деревне Ха Квай Чунг, открыл огонь, полицейский был ранен в сердце и умер на месте. Офицеру было всего 33 года, у него остались жена и двое детей. Много лет спустя семья подарила копию портрета и несколько фотографий Эдмунда Музею полиции Гонконга. Судя по всему, они не оцифрованы, так что пока это единственное изображение Ласкомба, доступное в Сети.

Савицкий написал сразу три портрета Джона П. Пеннефатера-Эванса, который в 1914 году, тоже стажёром, поступил на службу в правоохранительные органы Федеративных штатов Малайи (сейчас  Малайзия). Весной или летом 1941-го, незадолго до вторжения японцев, его назначили комиссаром полиции Гонконга, и вскоре он разделил участь своих сослуживцев, оказавшись в Стэнли Камп. Имя этого полицейского неоднократно упоминается в дневнике Чартера и мемуарах других заключённых лагеря.
После войны, в 1951-м, Пеннефатер-Эванс был назначен комиссаром полиции Сингапура, где он прослужил около года. А оттуда, скорее всего, переехал в Англию. Два рисунка лагерных времён вошли в его «Гонконгский альбом для вырезок», который до сих пор бережно хранился в семье в Лондоне. Её глава прожил долгую жизнь – он умер в 1977 году возрасте 83 лет.

А третий портрет есть в числе дружеских шаржей на заключённых блока №10 на так называемом «Беспорядке №25» (вверху справа) – этот рисунок также вошёл в его «Альбом» Джона. Напротив него изображён Арчибальд Хенри Элстон. Он родился в Лондоне в 1897 году, и во время Первой мировой войны служил капралом в 7-м Лондонском пехотном полку. В 1916-м на фронте в битве при Сомме он был тяжело ранен, но, несмотря на это, поступил в полицию.
В 1919 году он переехал в Гонконг, через пять лет женился, в семье было два сына – Джереми и Майкл. Во время Второй мировой супруга и дети были эвакуированы в Австралию, где в Сиднее Марджори работала на правительство в качестве цензора. Скорее всего, после того, как Арчибальд вышел на пенсию в 1949 году, Элстоны переехали в Новую Зеландию. В 1973-м он умер и был похоронен на кладбище Вайхики в Окленде. Других изображений этого полицейского пока не удалось найти.

Ниже слева изображён Артур Вильям Смит (1895-???) – ещё один уроженец Лондона, который служил в полиции Гонконга с 1919 года, и в Стэнли оказался вместе со своими сослуживцами. Он вышел на пенсию практически сразу после войны, но вскоре вернулся на работу и прослужил ещё пять лет, окончательно подав в отставку в 1950-м. Благодаря Арсению мы знаем, что Артур любил курить трубку, и это также его единственный известный на сегодняшний день портрет.

В синей униформе и пилотке напротив нарисован Уильям Ричард Честер-Вудс. Он  родился в 1896 году в западном пригороде Лондона – Хаунслоу. В полицию Гонконга поступил в 1919-м, дослужился до главного инспектора и директора полицейской школы. В начале декабря 1941 года его перевели в Управление по контролю продуктов питания. После освобождения из Стэнли вышел на пенсию. Уильям был одним из основателей Ассоциации старых товарищей-полицейских. В 1946-м он умер и был похоронен на Колониальном кладбище.

Очень мало информации о Бернарде П. Торпе (слева) и Стэнли Джордже Смите изображеныx в нижнем ряду «Беспорядка № 25». Первый из них родился в 1897 году, с 1921-го служил в полиции и перед оккупацией Гонконга был прикреплён к Иммиграционной службе. Второй был младше его на пять лет, в полицию поступил в 1922 году и дослужился до младшего инспектора.

Иногда Арсений не указывал имена позировавших ему людей, ставил лишь дату и подпись. Только по личным номерам (русское подразделение имело литер «Е») удалось устновить, кто изображён левом нижнем углу (фото №10) – это Виталий Верига, он имел нашивку № E22. Под № E25 (справа вверху) оказался Фёдор Задорин. И пока это тоже единственное его изображение. Но, к сожалению, не нет никаких данных о полицейском № Е27, а человек слева вверху вовсе нарисован без каких-либо опознавательных знаков.

На пастельном наброске вместе с мальчиком в слинге (традиционном в Юго-Восточной Азии приспособлении для ношения ребёнка) изображена Нора Мэри Поттер, уроженка Вэст Хэма, графство Эссекс. Её муж Джон был архитектором. В сентябре 1941 года у пары родился сын  Кристофер Джон. В день Рождества, когда Гонконг пал, супруг погиб. Можно только догадываться, что чувствовала эта молодая женщина, которая только что потеряла мужа и оказалась в лагере с трёхмесячным малышом на руках...
Сразу после освобождения Нора вернулась в Англию, а в 1948-м переехала в Новую Зеландию. В 1957 она вышла замуж за Аллана Руффела и работала машинисткой. Бывшая узница Стэнли умерла в 1996-м в возрасте 85 лет и была похоронена на кладбище города Нэйпир. Крис написал книгу воспоминаний о детстве, которое прошло в лагере «Мой прекрасный Остров: из Англии в Новую Зеландию через Гонконг и войну», которая совсем недавно вышла в свет.

За колючую проволоку в полном составе попала семья Оффенберг: Адрианус Корнелис – главный менеджер крупной голландской пароходной компании «Royal Interocean Lines South East Asia», занимавшейся грузовыми и пассажирскими перевозками, офис которой находился в Гонконге; его жена Йоханна Мария Джерарда и дети: сестры Аннеке (1929 г.р.) и Таннеке (1933 г.р.) и младший сын – Арнольд Корнелис, родившийся в июле 1940 года.
Их портреты художник выполнил сепией в 1944 году. Известно, что Аннеке переехала в Австралию и жила в Мэнли, северном прибрежном районе Сиднея. После замужества она сменила фамилию Кеквик. В марте 2015-го ушёл из жизни самый младший из Оффенбергов – Арнольд, а через девять месяцев не стало Аннеке. Миссис Таннеке Робетсон пережила брата и сестру на 5 лет.

Но даже в тяжёлых лагерных условиях Арсению Иосифовичу удавалось сохранять чувство юмора. В виде шутливой стенгазеты, где отражены некоторые моменты «трудового дня в Стэнли», он сделал поздравление с днём рождения, поместив в центре свой автопортрет. Вот только кто был этим именинником? Его двоюродный брат Виталий Верига (в лагере – Вик) родился 4 марта, а день рождения самого художника – 25 октября...

После освобождения Арсений уехал в Брисбен, где его ждала семья. Он по-прежнему работал в рекламе, писал картины и иконы. Савицкие сменили фамилию на Мартин – в честь деда главы семьи, были активными членами русской общины и много трудились для общины церковной. Для нашего четвёртого храма – Св. Благовещенской церкви на Парк Роуд в Вулунгаббе – мастер создал образа для иконостаса. Художник умер через три года после кончины жены – в 1990-м и был похоронен на кладбище Маунт Граватт рядом с ней.

Виктория Смолина (Россия) и Кит Кларк (Великобритания)

Послесловие
Мы благодарим родственников героев этой статьи за информацию, фотографии и бережно сохранённое творческое наследие А. Савицкого. Иллюстрации взяты из открытых источников в интернете, №14 – В. Смолиной. Отдельное спасибо странице B&CF (Фейсбук) и сайту «Старый Гонконг», их владельцам и волонтёрам за неутомимую работу и трогательные воспоминания о минувших днях.

Подписи к фотографиям:
01 – Арсений Савицкий в группе полицейских-резервистов
02 – Джон К. Чартер вёл дневник, ставший впоследствии книгой
03 – Истощённые и страдающие от бери-бери узники Стэнли
04 – Пожарный Роланд Х. Дж. Брукс до выхода в отставку спасал людей
05 – Служащий банка Ричард У. Миллз играл в лагерном театре
06 – «Morning Bulletin» (2nd September 1950) написала о смерти полицейского
07 – Савицкий написал три портрета Джона П. Пеннефатера-Эванса
08 – «Беспорядок №25» - дружеские шаржи на заключённых блока №10
09 – Могилы Уильяма Р. Честер-Вудса и Арчибальда Х. Элстона
10 – Имена некоторых людей установить не удалось (№ Е27 и слева вверху)
11 – История Норы Порттер описана в мемуарах ее сына Кристофера
12 – Вся семья Оффенберг оказалась за колючей проволокой
13 – Обычный день в Стэнли в лагерной стенгазете
14 – Могила Елены и Арсения Савицких (Мартин) в Маунт Граватт