Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

В Антарктиду с Российской Антарктической экспедицией

Опубликовано 19 Ноябрь 2021 · (242 views) · 1 comment · 3 people like this

В Антарктиду с Российской Антарктической экспедицией
Антарктида, на станции Ленинградская

В южном полушарии скоро лето, и это единственное время в году, когда суда и самолёты могут пробиться к берегам Антарктиды. Зимой это невозможно сделать из-за тяжёлого непроходимого для кораблей океанского льда и сильнейших морозов, препятствующих посадке самолётов на Антарктический континент. Мне, исследовавшей советский интерес в Антарктиде и написавшей диссертацию по этой теме в Тасманийском университете, посчастливилось бывать в Антарктиде три раза.

Идти на корабле до Антарктиды из Австралии очень интересно, однако прохождение Южного океана не всегда проходит гладко. Волны высотой с многоэтажный дом и сильная качка заставляют некоторых в экспедиции отлёживаться из-за морской болезни не один день. Мне повезло — я была в числе немногих, державшихся на своих двоих в штормовую погоду.

В этой статье я расскажу о посещении российских Антарктических станций в 2008 году c Российской Антарктической экспедицией на ледоколе «Академик Фёдоров», который по программе Международного полярного года 2007–2008 совершал плавание вокруг Антарктиды. Основное внимание я уделю станциям, о которых меньше всего известно широкому кругу читателей: Ленинградской, отмечающей в этом году своё пятидесятилетие, и Русской.

У России пять постоянно действующих Антарктических станций: береговые станции Беллинсгаузен, Мирный (главная база на сегодняшний день), Новолазаревская, Прогресс и внутриконтинентальная станция Восток, расположенная на Южном геомагнитном полюсе, а также две сезонные полевые базы Дружная 4 and Молодёжная. В январе—феврале 2008 года была возобновлена работа еще двух станций в Антарктиде — Ленинградская и Русская, которые после распада СССР оставались законсервированными в течение двадцати лет.

В январе 2008 года «Академик Фёдоров» находился несколько дней в Мельбурне. Около тридцати российских полярников вылетели из Мельбурна в Россию после окончания зимовки в Антарктиде и примерно столько же прилетели из России в Мельбурн, чтобы на корабле «Академик Фёдоров» отправиться в Антарктиду. Кроме Российских полярников на борту были учёные из Австралии, Германии, Украины и Южной Кореи.

Во время плавания в Южном океане учёные читали лекции по биологии, вечной мерзлоте, геодезии, метеорологии, океанографии и другим направлениям. Доклады начальника экспедиции, зимовавшего на станции Русская в 1983 году в качестве инженера-метеоролога и бывавшего в Антарктиде не раз, были посвящены Российской Антарктической программе в целом. Ежедневно проводились диспетчерские совещания, на которых присутствовали главы научных направлений, обсуждался план работ по станциям, которые предстояло посетить и давалась информация по всем другим Российским станциям, ведущим работу в Антарктиде в 2008 году.

Станция Ленинградская 69° 30´ южной широты, 159° 24´ восточной долготы. Работала с 1971 по 1991 гг.

За семь дней мы дошли из Мельбурна до станции Ленинградская, расположенной на Берегу Отса (Земля Виктория) в Восточной Антарктиде. По пути был шторм. Как без этого пересекать «ревущие» 40-е и «неистовые» 50-е широты? Трудно было держаться на ногах, вода заливала палубу, и только буревестники за бортом спокойно и радостно парили, следуя за нами.
Ледокольное радио будило нас в семь утра старыми добрыми песнями, например, «Старая мельница, всё перемелется, только любовь никогда!» Температура за бортом медленно опускалась, было пасмурно и свежо, но нам было тепло от русской каши, которую готовили повара. Появившиеся за бортом киты, пингвины и редкие айсберги прибавляли настроение. Но всё-таки, где же Антарктида?

Мы остановились примерно в двухстах километрах от берега, так как из-за тяжёлой ледовой обстановки проход дальше был затруднён. На станцию добирались на вертолёте Ми-8. Было довольно шумно от мотора, но это вскоре мы перестали замечать — вокруг было на что посмотреть. Величие бескрайних ледовых полей, невероятные по красоте антарктические пейзажи и ожидание встречи с далёким континентом и «забытой» на долгие годы станцией — вот что занимало нас больше всего. Приземлившись, с волнением вступили мы на землю Антарктиды на станции Ленинградская, вдыхая морозный воздух.

Учёные из Санкт-Петербургского ААНИИ проводили на станции работы по биологии и орнитологии. Также были установлены два автоматических комплекса: метеорологическая станция MILOS-500 для измерения температуры и влажности воздуха, скорости и направления ветра и атмосферного давления, способная работать при температурах до минус 50 °C, и геодезическая GPS.

Каждый, кто побывал тогда на станции, запомнят её по-своему. Я храню чувство приезда в гости, которого давно ждала. Хозяев не было, но были книги на столах, юмористические рисунки в кабинете у медиков, банки сгущёнки и индийского чая «со слоном», лист календаря 1990 года, аккордеон, мандолина и гитара в одной из комнат и кукла Луша, которая осталась дожидаться следующих гостей.
В ожидании вертолёта для доставки нас на корабль «Академик Фёдоров» я сильно замёрзла. Холод, поступающий с ледяного континента и прокалывающий с ног до головы, помню до сих пор.

Станция Русская 74°46´ южной широты 136°51´ западной долготы. Работала с 1980 по 1990 гг.

 Русская расположена на Marie Byrd Land (на Земле Мэри Бэрд) в Западной Антарктиде, открытой первой экспедицией Бэрда 1928–1930 годов и названа в честь жены легендарного американского исследователя. Это был наименее изученный район Антарктиды, и открытие станции должно было заполнить пробел знаний в этом районе. Однако первые две попытки открыть станцию в этом районе, предпринятые Советской Антарктической экспедицией в 1973 и 1979 годах, были безуспешны из-за трудной ледовой обстановки и суровых условий погоды в районе Русской.

Станцию удалось открыть лишь в 1980 году. Оказалось, что место, где расположена станция Русская, является одним из самых ветреных на Земле. Порывы ветра там отмечались более 70 м/с. Тем не менее работа станции продолжалась в течение десяти лет. От девяти до двадцати двух полярников разных специальностей зимовало на станции в разные годы, в числе которых было два врача. Проводились актинометрические, астрономические, гидрофизические, медицинские, метеорологические, океанографические и психологические исследования, а также наблюдения за спутниками.

Ледокол «Академик Фёдоров» встал недалеко от берега. Погода нас баловала, но надо было спешить, так она могла испортиться в любую минуту. Во время нашего посещения станции учёные установили автоматические метеорологические и геодезические комплексы подобно тем, которые были сооружены на станции Ленинградская. Проведены были также исследования по биологии, экологии, прибрежной океанографии, произведено бурение скважины для изучения вечной мерзлоты, была подготовлена взлётно-посадочная полоса для самолёта БТ-67 на лыжах для возможных полётов на Русскую со станции Восток.

После выполнения работ на станции Русская «Академик Фёдоров», продолжая путь к Западной Антарктиде, прошёл недалеко от острова Петра I. Все высыпали на палубу: как же не увидеть знаменитые острова, открытые во время плавания первой Русской Антарктической экспедицией под командованием Беллинсгаузена и Лазарева!
Прибыв на станцию Беллинсгаузен, которая начала работать в 1968 году на Антарктическом полуострове, острове Кинг Джордж, российские полярники провели там работу по плану.
Мы также имели возможность осмотреть Чилийскую станцию Presidente Eduardo Frei, расположенную в нескольких минутах ходьбы от Российской станции Беллинсгаузен.

Распрощавшись с Антарктидой, «Академик Фёдоров» последовал в Кейптаун. Маршрут Мельбурн — Кейптаун был пройден за пятьдесят дней. Для корабля несколько дней, проведённых в Южно-Африканском порту, были связаны с погрузкой и сменой состава. Часть же полярников и членов экипажа, не задействованных в работах, имели возможность побродить по городу, подняться на Столовую гору, побывать в морском музее и посетить другие достопримечательности Кейптауна. Было радостно видеть тёплые краски заката, вдыхать африканские ароматы и слышать звуки оркестра, играющего где-то вдалеке.

Прошло много времени с моего плавания в Антарктиду с Российской Антарктической экспедицией и посещения российских станций. Кроме российских на ледяном континенте много научных баз других стран, в том числе США, Новой Зеландии, Австралии, Франции и многих других. О моём посещении австралийских станций и одной американской я расскажу в следующем материале.

Ирина Ган, Лонцестон


1 comment