Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Сражение на берегах залива Милн

Опубликовано 11 Ноябрь 2021 · (155 views) · 1 comment · 1 people like this

Сражение на берегах залива Милн
Австралийские солдаты в ПНГ во время Второй мировой войны. Источник фото: Australian War Memorial

Одна из страниц истории Второй мировой войны на Тихом океане (25 августа — 7 сентября 1942 года).

В течение нескольких месяцев после начала войны на Тихом океане японцы заняли обширные территории — теперь уже бывшие колонии и протектораты европейских стран, США и Австралии, которые должны были обеспечить Японию необходимыми ей полезными ископаемыми, прежде всего, нефтью, резиной, лесом и другими ресурсами. На пути японцев находилась Австралия и 19 февраля 1942 года японская палубная авиация атаковала Дарвин, пустив на дно восемь кораблей и судов союзников.

Следующей целью японцев была столица Новой Гвинеи — Порт-Морсби. Они запланировали продвижение к нему по двум направлениям. Одной боевой группе предстояло перевалить через хребет Оуэн-Стэнли с северо-востока на юго-запад по тропе Кокода и выйти к этому городу, другой — занять побережье залива Милн на крайнем востоке Новой Гвинеи и использовать его как плацдарм для наступления вдоль южного побережья острова в направлении Порт-Морсби. В середине июля японцы предприняли первые шаги в новой сухопутной кампании, заняв участок побережья в районе деревень Буна и Гона, откуда намеревались продолжить наступление в ранее упомянутых направлениях.

Союзники не сидели сложа руки. После рекогносцировки для строительства военной базы был выбран залив Милн. Первые воинские части союзников — австралийцев и американцев — прибыли в залив Милн 25 июня. Постепенно группировка союзников на берегах залива Милн усиливалась, получая подкрепления в виде пехотных, артиллерийских и строительных частей. В итоге, к началу боев она будет насчитывать 7 459 австралийцев и 1 365 американцев (всего в ней будет 4 500 пехотинцев), кроме того, здесь будут находиться 600 человек персонала австралийских ВВС.

Работы по строительству взлетно-посадочных полос начались 8 июля близ деревни Гили Гили, а первые три самолета Киттихока приземлились на ней 22 июля. Союзное командование знало, что для этой части Новой Гвинеи была характерна высокая опасность заболевания малярией, но не хватало хинина и противомоскитных сеток (последние просто не успевали выгрузить). Несмотря на принятые меры по скорейшей доставке хинина, заболеваемость среди солдат и офицеров союзного контингента стала быстро расти, но командование не сразу оценило опасность эпидемии. В результате заболеваемость малярией и другими тропическими болезнями среди личного состава австралийского 55-го батальона стала повальной, и его пришлось отправить в Порт-Морсби в начале августа.

Японские воздушные разведчики обнаружили присутствие союзников в заливе Милн, что было расценено как очевидная угроза планам по высадке в районе Порт-Морсби с моря. Японская разведка пришла к ошибочному выводу о том, что новые аэродромы союзников обороняют всего 2–3 роты, поэтому первый японский десант по численности не должен был превышать 1 250 человек. Армейское командование не хотело бросать в бой большие части, так как боялось, что десантные баржи попадут под атаки союзной авиации. Вслед за спорами между армейским и флотским командованием японцев ответственность за вторжение была возложена на военно-морской спецназ. Некоторое преимущество десанту давала поддержка бронетехники, правда, это были всего легких танка.

Разведка союзников располагала довольно подробной информацией о планах японцев, тогда как сами японцы были, скорее, в почти полном неведении относительно численности сил обороны союзников и имеющегося у него вооружения. В середине июля дешифровщики американцев проинформировали командование союзников о том, что японцы собираются атаковать в заливе Милн в конце августа. Утром 24 августа штаб гарнизона в заливе Милн получил сообщения от экипажа бомбардировщика Хадсон австралийских ВВС о том, что японский конвой приближается к заливу Милн. Австралийский эсминец Arunta, сопровождавший транспорт Tasman, покинул район залива Милн и взял курс на Порт-Морсби, когда его командир узнал о приближении сил вторжения. Положение основных сил вторжения оставалось неизвестным союзникам до утра 25 августа. Чтобы перехватить их, американские В-17, действовавшие с баз в Квинсленде, были подняты в воздух, но не сумели атаковать конвой из-за ухудшившейся погоды. После полудня, в тот же день, группа Киттихоков и один Хадсон обстреляли конвой и попытались сбросить на транспорты бомбы, но сумели нанести японцам лишь минимальный ущерб. После этого вспомогательное судно австралийских ВВС было отправлено на патрулирование в заливе, чтобы дать ранее предупреждение о приближении японцев.

В 22.30 основные силы вторжения японцев, состоявшие из более чем 1 000 активных штыков и двух легких танков, высадились на берег близ деревень Вага Вага и Лилихоа на северном берегу залива. Из-за навигационной ошибки японцы подошли к берегу в двух милях восточнее намеченной точки, промахнувшись мимо намеченной цели. Однако они быстро выслали вперед разведочные патрули и согнали с занятого плацдарма местных жителей. К рассвету 26 августа, продвигаясь на запад вдоль побережья, японцы со своими двумя танками вышли к позициям, занимаемым солдатами и офицерами одной из рот 61-го батальона австралийцев. Не располагая противотанковым оружием, австралийцы, тем не менее, отбили первую атаку противника. На этой стадии, уже в дневное время, Киттихоки австралийцев и бомбардировщик Хадсон вместе с группой бомбардировщиков 5-й Воздушной армии (5th Air Force) нанесли массированный удар по участку высадки японцев, вывели из строя много десантных барж японцев, вытащенных на берег, и уничтожили большое количество складированных на пляжах грузов. Однако японцы продолжали весь день атаковать позиции 61-го батальона. Командование австралийцев приняло решение перебросить на помощь обороняющимся два взвода из состава 25-го батальона. Позднее сюда же прибыли две остальные роты 61-го батальона вместе с минометным взводом. Прибрежная дорога была настолько топкой, что австралийцы просто не могли доставить на участок боя противотанковые пушки.

В 16.45, при поддержке авиации и артиллерии, австралийцы контратаковали небольшими силами позиции японцев и отбросили их примерно на 200 ярдов. После этого австралийцы, уставшие после продолжавшегося весь день боя, отступили, намереваясь в темное время суток закрепиться на новой линии. Японцы не дали им оторваться, наступая на пятки арьергарду. Как только наступил вечер, японские корабли обстреляли позиции австралийцев, а в 22.00 десантники бросились в атаку. Она возобновлялась время от времени всю ночь, а в 4 утра 27 августа японцы начали просачиваться через позиции австралийцев, старясь обойти их с флангов. В ожидании танковой атаки австралийцы отступили к реке Гама, впадающей в море примерно в одной миле к западу. Сразу после рассвета в воздухе появились восемь японских пикирующих бомбардировщиков в сопровождении 12 истребителей Зеро, которые атаковали аэродром союзников. Нанесенный ими ущерб был минимальным, при этом один из японских самолетов был сбит.

В 20.00 японцы бросили в бой два своих легких танка с включенными фарами, стараясь ослепить обороняющихся. Танки продвигались на небольшое расстояние, потом давали возможность подтянуться пехоте. Австралийцы попытались вывести танки из строя бомбами-липучками, но из-за высокой влажности они просто не прилипали к танковой броне и оказались бесполезными. За этим последовал бой, сопровождавшийся штыковыми и рукопашными схватками и продолжавшийся 2 ½ часа. В этом бою австралийцы понесли тяжелые потери, однако, поддержанные навесным артиллерийским огнем, сумели отразить четыре фронтальные атаки. В одном из случаев, наконец, на передовую передали устаревшее противотанковое ружье, но оно не нанесло танкам никакого ущерба. Японские танки сумели пробить бреши в обороне батальона, и к полуночи японцы просочились через передовую. В возникшей сумятице батальон отступил в беспорядке к позициям, разбросанным по западному берегу реки Гама, где закрепился к 02.00 28 августа. Последовавшая за этим атака японских танков с пехотой на броне отбросила их еще дальше: австралийцы отступили к строящемуся аэродрому в районе деревни Киларбо.

На рассвете 28 августа продвигающиеся вперед японцы под прикрытием артиллерийского и минометного огня пошли в атаку. Поддерживающие атаку танки увязли в грязи и были брошены японцами, — на них на следующий день наткнется австралийский патруль. Атака японцев была отбита совместными усилиями двух австралийских батальонов при огневой поддержке американской зенитной батареи. За этим последовала атака Киттихоков с воздуха, и японцы откатились на 1.2 мили к востоку от пункта Раби.
Вслед за этим наступило двухдневное затишье. Австралийцы использовали эту паузу для консолидации свих позиций. Японцы также наметили перегруппировку своих сил, и их командование приняло решение перебросить на берег залива подкрепления. Группа из более чем 750 солдат и офицеров военно-морского спецназа покинула Рабаул 28 августа. Около 16.30 австралийский воздушный патруль заметил японский конвой, состоявший из одного крейсера и девяти эсминцев, и сообщил об этом в штаб союзников. Японский конвой прибыл на траверс деревни Вага Вага вечером 29 августа, после чего началась высадка подкреплений и выгрузка материалов. Пока шла разгрузка, японские корабли вели огонь по позициям австралийцев в районе Гили Гили, однако обстрел был малоинтенсивным и не нанес союзникам ущерба. Весь день 30 августа австралийцы высылали вперед разведывательные патрули. Один из них наткнулся на оставленный японцами полевой госпиталь. Здесь они обнаружили множество раненых, которых сами японцы добили выстрелами в сердце…

Уже 28 августа пищевые рационы у японских десантников были на исходе, они были крайне утомлены, но их боевой дух, несмотря на тяжелые потери и нехватку провианта, был все еще высок. В найденном позднее австралийцами дневнике одного из погибших японцев, 29 августа была сделана следующая запись: «Мы в ожидании в джунглях залива Милн. Получен приказ об общей атаке… мы все находимся в хорошем расположении духа… Ничего, кроме необходимости послужить Императору… Мы идем в бой, все полны надежд на успех». В 03.00 31 августа японские войска пошли в атаку. Они атаковали по открытой местности, освещенные выпущенными австралийцами ракетами, и их первая атака была отбита интенсивным пулеметным и минометным огнем американцев, а также огнем полевой артиллерии австралийцев. Еще две банзай-атаки окончились тем же и тяжелыми потерями для японцев, которые отступили перед самым рассветом. Огневая мощь союзников произвела на них гнетущее и крайне деморализующее впечатление.

Утром 31 августа австралийцы начали продвижение на восток, утопая в грязи, покрывшей местность после проливных дождей. Около 9 утра они пошли в атаку вдоль берега залива. По пути они натыкались на засады, попадали под огонь снайперов, и несколько раз в них начинали стрелять японцы, до этого притворявшиеся убитыми. В результате австралийцы начали протыкать штыками тела всех японцев, на которых натыкались по пути.

Ночью около 300 японцев, отступавшие на восток, наткнулись на позиции вышедших им в тыл австралийских батальонов в долине реки Гама. Неожиданно атаковав противника, австралийцы нанесли ему тяжелые потери, насчитав после боя до 90 японских трупов. После этого столкновения японцы стали прибегать к тактике просачивания для того, чтобы пробиться мимо постов прослушивания, расставленных австралийцами по обочине дороги. Кроме того, вечером японцы начали осуществлять беспокоящие вылазки, пытаясь отвлечь австралийцев и дать тем самым возможность своим отступающим товарищам пробиться дальше на восток. Так продолжалось всю ночь с 31 августа на 1 сентября. Утром 1 сентября австралийцы снова перешли в наступление, в то время как группа из 7 Киттихоков атаковала японцев в районе деревне Вага Вага. К этому времени японцы уже отказались от планов по захвату ВПП и теперь думали уже только о том, как задержать австралийцев и дать основным силам возможность эвакуироваться. Местность была благоприятной для обороны: прибрежная полоса была расчленена множеством ручьев, замедлявших продвижение вперед и дававших хорошие природные укрытия для огневых точек. Весь день 3 сентября австралийцы вели бои против хорошо закрепившегося и упорно сопротивлявшегося противника, а в одной из стычек в 9–10 утра, пытаясь переправиться через ручей, батальон потерял 34 человека убитыми и ранеными. 4 сентября наступление австралийцев продолжилось. К концу дня у японцев в строю осталось только 50 человек: остальные выжившие были ранены и неспособны оказывать сопротивление. Погибли все командиры японских рот, в живых оставались только трое-четверо командиров взводов. В итоге, 5 сентября командование приказало остававшимся на берегу залива японцам покинуть плацдарм. В тот же вечер остатки десанта были эвакуированы морем.

Австралийцы после завершения боев насчитали 700–750 японских трупов, согласно японским источникам, десантники потеряли убитыми 624 человека. Из 1 943 солдат и офицеров, высадившихся в заливе Милн, японский ВМФ сумел эвакуировать 1 318 человек, в том числе, 311 раненых. Австралийцы потеряли 167 человек убитыми и пропавшими без вести, 206 ранеными, американцы — 14 человек убитыми.

В ходе боев в заливе Милн союзники нашли свидетельства военных преступлений японцев — убийств военнопленных и местных жителей. 36 австралийцев, взятых японцами в плен, погибли. Лишь один побывавший в плену — Джек Томас — уцелел, видимо, просто по случайности. Кроме того, между 25 августа и 6 сентября японцы убили, по меньшей мере, 59 местных жителей. Японцы не изменили себе и отрабатывали на людях штыковые удары, сожгли мальчика, совершенствуя технику владения огнеметом. Среди убитых папуасов были женщины, подвергнутые изнасилованиям и зверски изуродованные. Стоит ли говорить о том, что найденные свидетельства такого поведения японцев усилили ненависть и презрение союзников к противнику, что позднее повлекло за собой жестокое обращение с военнопленными и расправы над ними.

Японцы недооценили силы и боевой дух противника. Они сильно уступали союзникам в численности и огневой мощи, правда, совсем недавно это не мешало им брать вверх на огромном пространстве от Бирмы до Филиппин.
На берегах залива Милн японские войска потерпели первое серьезное поражение. Оно лишило японцев надежд на дальнейшее продвижение в направлении Порт-Морсби вдоль побережья в обход высокогорной части хребта Оуэн-Стэнли. Реакцию общественного мнения в Австралии на победу в заливе Милн можно было назвать осторожно-оптимистической. В начале сентября 1942 года столичная газета The Canberra Times охарактеризовал эту небольшую победу как вдохновляющий сюрприз и подчеркнула важное значение подъема боевого духа в достижении перелома в войне. Другая газета — The West Australian — восславила эту победу как поворотный момент, пославший сигнал о прекращении арьергардных боев и начале наступления союзников по всему театру военных действий.

Материал подготовил Владимир КРУПНИК, Перт

 


1 comment