Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Русский доктор Пётр Петрович Калиновский

Опубликовано 10 Ноябрь 2021 · (212 views) · 3 comments · 6 people like this

В далёкие перестроечные годы однокурсница дала мне почитать книгу незнакомого автора. Даже в те дни перемен в стране такое могло попасть за наш железный занавес только благодаря её отцу-дипломату. Тема этой книги была настолько захватывающе-незнакомой, что просто потрясла меня, советскую студентку. Оказывается, после смерти есть жизнь?

Хотелось читать, перечитывать, конспектируя важные моменты. Но книга попала мне в руки всего на две учебные пары, то есть всего на три часа.
Спустя несколько лет судьба занесла меня в Южную Австралию, и в Русском доме Аделаиды я, к своему огромному счастью, обнаружила великолепную библиотеку, собранную по крупицам русскими людьми, не умеющими жить без — Книги.
На этих библиотечных полках я нашла недочитанный мною когда-то «Переход» Калиновского. Прочитала на одном дыхании, выписала десятки цитат, которые послала в Россию моей только что овдовевшей маме. Потеряв отца, мы обе из строчек этой книги получили слова успокоения, слова надежды на жизнь вечную.

Возвращая книгу, услышала вопрос библиотекаря о моём впечатлении от прочитанного. Получив в ответ мои слова восхищения человеком, написавшим такой важный труд, библиотекарь предложил мне поблагодарить автора, чем привёл меня к некоторой растерянности: «Как же я его, автора, поблагодарю?» На что библиотекарь вполне буднично ответил: «Так он же рядом с тобой стоит». Рядом со мной? Такой писатель? Казалось, это должен быть далёкий по времени и расстоянию классик, а он, оказывается, рядом стоит.

Так началось наше многолетнее знакомство с Петром Петровичем Калиновским, который при рождении получил имя — Виктор Евгеньевич Истомин. Его богатая биография и потрясающая работоспособность могут удивлять до сих пор. Наверное, умение трудиться и всегда находить выход из создавшейся ситуации достались ему от предков: образованных и много переживших.
Его дедом по отцу был Константин Евстафьевич Истомин, инспектор Харьковской Духовной семинарии и редактор богословского журнала «Вера и разум». Отец — профессор Евгений Константинович Истомин, основатель и заведующий кафедрой госпитальной хирургии в Екатеринославском медицинском институте, он умер сорокалетним от сыпного тифа в 1922 году. Мать, Анна Петровна Одинцова, гинеколог, доцент того же института, участница Великой Отечественной войны, войну окончила в невероятном для женщины чине генерал-майора медицинской службы. Умерла в 1959 году и похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

Сам Виктор Евгеньевич родился 17 февраля 1906 года в Харькове, но во время Гражданской войны в 1919 году семья переехала в Екатеринослав, где за последние три года своей жизни его отец успел очень много сделать для медицинского образования в частности и для страны в целом. Благодаря его трудам была создана кафедра госпитальной хирургии, которая за двадцать лет передышки между мировыми войнами подготовила немалое количество хирургов, готовых к операциям в полевых условиях.
Виктор, окончив школу, поступил в тот же медицинский институт, который после советского переименования города стал называться Днепропетровским. После окончания института поехал по распределению в Архангельск. Вернувшись через несколько лет в Днепропетровск, поступил в аспирантуру, совмещая учёбу с работой на кафедре госпитальной хирургии, где позже стал доцентом.
По окончании аспирантуры женился на Елене Яковлевне Гальперн, дочери профессора Якова Осиповича Гальперна, многолетнего друга покойного профессора Е. К. Истомина, и ставшего после смерти Евгения Константиновича заведующим кафедрой. В 1931 году в молодой семье родилась дочь Татьяна.

С началом Великой Отечественной войны Виктор Истомин был призван в армию, возглавил медико-санитарный батальон, с которым вскоре попал в окружение. Продолжил работать врачом на оккупированных территориях. Неоднократно пытался связаться с семьёй, но его мать, жена и дочь были эвакуированы в тыл вместе с госпиталем, в котором работали.
В 1943 году при отступлении немцев, доктор Истомин был принудительно отправлен в Германию, где работал в лагерях для военнопленных, сначала в Хаген Кабель в Польше, а потом в громадном гамбургском лагере Фишбек.
По окончании войны на территории Европы оказалось громадное количество людей, военнопленных и гражданских лиц, принудительно вывезенных на работы в Германию, так называемых перемещённых лиц (Displaced Persons — DP). В специальных лагерях в Германии, Австрии, Италии и Франции они все ожидали решения по вопросу их будущего. Многие советские граждане боялись возвращаться в СССР, потому что там их ожидали новые лагеря, а некоторых ждала даже смертная казнь. Во многих случаях трудно было провести чёткую границу между предателями и людьми, поставленными судьбой в безвыходную ситуацию. Виктора Истомина никто бы не отблагодарил за работу при немцах. А то, что врач должен лечить всегда и всех, никто бы в расчёт не брал.
Виктору Евгеньевичу повезло, ему помог начальник лагеря, английский офицер, которому доктор вылечил долго не заживающий нарыв на ноге. Англичанин сделал новые документы на вымышленные имена.

Так Истомин и его новая спутница, Вера Николаевна Коссаковская, с которой он был знаком ещё по Днепропетровскому мединституту, стали Петром Петровичем и Галиной Петровной Калиновскими.
В конце 1948 года они отплыли на пароходе в Австралию и 16 января 1949 года прибыли в Сидней. По контракту новые эмигранты должны были отработать на обязательных работах два года. Калиновские попали в Южную Австралию на сбор сезонных фруктов, после стали работать в столице штата Аделаиде. Будучи высококвалифицированными врачами, конечно, хотели работать по специальности, но по австралийским законам это было невозможно.
Галина Петровна устроилась работать санитаркой в госпиталь, а Пётр Петрович был направлен на железную дорогу. Но работа вдали от города не давала шанса учиться в университете. И тут на помощь пришли русские люди, которые смогли найти место в ночной смене на автомобильном заводе Холден.

Калиновским обоим удалось поступить на медицинский факультет университета, к счастью, их приняли сразу на третий курс. Ночные смены на заводе и дневная учёба выматывали силы немолодого уже человека. Однажды на лекции он задремал, в чём его уличил преподаватель, потребовав повторить сказанное, и Калиновский повторил слово в слово. Все ахнули от удивления, а лектор спросил, как это у него получается: спать и слушать. На что студент ответил, что всё просто: педагог цитировал его собственную научную работу. Эта работа профессора Истомина была настолько значимой для медицины, что её уже перевели на английский язык и включили в университетский курс.
Надо отдать должное русским людям, работавшим с Калиновским на заводе. Они выполняли за доктора полнормы, чтобы он мог поспать в углу цеха хоть несколько часов. Поддержка наших людей помогла талантливому хирургу окончить университет. А вот у Галины Петровны случилась непредвиденная задержка: она заболела полиомиелитом. К счастью, ей разрешили сдать выпускные экзамены позже, что она и сделала, получив лучший результат на курсе. О докторах Калиновских в декабре 1952 года написали все крупные австралийские газеты, так как эти выпускники были в истории страны первыми эмигрантами, окончившими медицинский факультет.
Первую профессиональную работу они получили в городке Бармера (Barmera), в трёх часах езды на северо-восток от Аделаиды, где стали работать семейными докторами. Уже в 1953 году их приняли в Британскую ассоциацию хирургов, что было просто невероятным достижением.
Проработав в Бармере какое-то время, переехали в Йорктаун, находящийся на противоположном от Аделаиды берегу залива Св. Винсента. В Йорктауне доктор Калиновский стал делать те операции, ради которых раньше пациентов направляли на медицинском самолёте в Аделаиду.

Ему очень хотелось вернуться к активной хирургической практике. Для этого он на несколько лет уехал на стажировку в Шотландию, вернувшись оттуда с высокой аттестацией хирурга. Оперируя в Королевском госпитале Аделаиды, имел и свою частную практику в одном из северных пригородов Аделаиды. У Галины Петровны тоже была своя практика в соседнем районе.
После возвращения в Аделаиду, Калиновские быстро влились в жизнь русской общины и стали прихожанами Свято-Николаевского храма РПЦЗ. В 1981 году Пётр Петрович вышел на пенсию, к чему никак не мог склонить и свою супругу-трудоголика.

На протяжении многих лет доктор собирал материалы для своей книги «Переход: последняя болезнь, смерть и после». Впервые в мире книга на подобную тему вышла на русском языке. Будучи весьма образованным человеком, знающим пять языков, доктор Калиновский в своей книге смог обобщить опыт учёных из разных стран. Он подошёл к этому вопросу как учёный, изучая медицинские исследования, многочисленные достоверные свидетельства и реальные факты, зафиксированным профессионалами.
Он говорил, что собрать материалы и скомпоновать их ему помог общий кругозор и умение играть в шахматы. А в шахматы он играл хорошо, дважды становился чемпионом Южной Австралии и неоднократно принимал участие в чемпионате Австралии.
Но, будучи практикующим хирургом и большим учёным, он всё же остался маленьким мальчиком, рано потерявшим опору в лице своего отца. И навсегда расставшимся с матерью, без какой бы то ни было возможности общаться с ней и знать, жива ли она. Десятилетия спустя, в 1977 году, преодолевая страх разоблачения, посетил Родину, чтобы увидеть первую жену и дочь, встретиться с ними, навестить могилу матери.

Похоронив в октябре 2002 года свою вторую жену Галину Петровну, потерял последнюю опору в жизни. Ему ампутировали ногу, он почти полностью ослеп, и это не добавило ему оптимизма. Я старалась навещать его как можно чаще. И мне запомнился такой эпизод. По его просьбе рассказывая о своей жизни, упомянула одного мальчика на моей педагогической практике в школе. Мальчик был невероятный по своей доброте и свету умных синих глаз, и все, абсолютно все звали его Витюша.
При упоминании этого имени Пётр Петрович вздрогнул и заплакал. Я взяла его руку в свои ладони и стала гладить. Только теперь поняв, что он услышал своё родное имя, которое не слышал много лет. Потом он тихо проговорил: «Так меня звала мама…»
Через несколько дней, 22 мая 2003 года, в возрасте 97 лет он умер. Отпевали его в нашем Свято-Николаевском храме с именем Виктор. Похоронен в Аделаиде на кладбище Дадли Парк, почти у самой часовни.

Наталия Жуковская,
редактор «Православного вестника»,
г. Аделаида, Южная Австралия


3 comments