Александр Виноградов: Бас близок к русскому языку

Опубликовано 12 Июнь 2021 · (2178 views) · 5 people like this

Александр Виноградов: Бас близок к русскому языку
Бас Александр Виноградов. Фото P.Plotnikova

По приглашению Opera Australia в Мельбурне и Сиднее выступает известный оперный певец — бас Александр Виноградов.

Редактор «Единения» побеседовал с Александром накануне спектаклей в Сиднее.
— Александр, добрый день, мне рассказали, что спектакли в Мельбурне у вас уже завершились, там вы пели партии в операх Верди «Аида» и «Эрнани». Это у вас первая встреча с Australia Opera?
— Да, я вообще первый раз в Австралии. Я очень рад, что появилась возможность сюда приехать, в такое странное время, когда никто никуда не ездит. Меня приятно удивил очень высокий уровень компании, прекрасный оркестр, замечательные коллеги. Найти на далеком конце света оперную компанию такого уровня я не ожидал, это очень приятный сюрприз.

— Как встретил вас Мельбурн, зрители ходят на оперу?
— Билеты на все последние спектакли были абсолютно распроданы. Не было ни единого свободного места. Это тоже было неожиданно, так как я не знал, не побоится ли публика в период продолжающегося COVID прийти в театр. Если на первых спектаклях мы еще видели изредка свободные места, то в конце люди явно смогли перешагнуть свой страх, который вполне понятен, «войти в спектакль» и всем жить одним настроением. Это было замечательно!

— Я знаю, что в «Аиде» пел сиднейский бас Геннадий Дубинский. Наша публика его знает, он часто выступает в русских концертах.
— Да, мы с ним познакомились, замечательный коллега.

— Бас — это прекрасный русский голос, правда?
— Да, этот голос близок к русскому языку, поэтому так много хороших басов из славяноязычных стран. Кроме русской школы это и украинские певцы и болгарские.

— Не так много партий в опере для басов, или я ошибаюсь?
— Вы знаете, я пою чуть больше 25 лет, пока что спел 67 ролей, я недавно их подсчитал. И у меня есть еще большой выбор новых ролей, хватит надолго. С этим все в порядке!

— В Сиднее у вас главная роль в еще одной опере Верди «Аттила».
— Это опера относится к более раннему периоду творческой жизни Верди. У него был очень большой успех с оперой «Набукко», в том числе потому что настроение оперы совпало с желанием итальянцев освободиться от Австро-Венгерской империи. После чего он написал несколько опер, и все они не могли повторить успех «Набукко». Композитор решил вернуться к патриотической теме, и «Аттилу» публика приняла очень тепло. Здесь был раскрыт сюжет варвара Аттилы, который завоевывает весь мир, но «ломает зубы» на Риме. И побеждают его не в битве, а в интригах. Поэтому персонаж Аттилы мне очень симпатичен, конечно, он варвар, но оказался благороднее и честнее своих врагов, из-за чего и погиб.

— Надеюсь, наши читатели посмотрят эту оперу, которую не часто можно услышать в Австралии, поучаствуют в интригах на сцене и послушают ваш прекрасный голос. Вы сказали, что поете 25 лет, расскажите, как это началось? Я читал, что в детстве вас интересовала физика и математика?
— Последние два года школы я учился в очень сильной математической школе при Бауманском университете. За что я маме и судьбе очень благодарен, меня там научили думать и учиться, что помогло мне дальше. После одного курса в Бауманском, я поступил в Московскую консерваторию, которую закончил в 2000 году. Еще студентом я дебютировал в Большом театре в «Норме» Беллини. А в 2001 я переехал в Берлин, поскольку получил приглашение на постоянный контракт в Берлинскую государственную оперу от ее главного дирижера Даниеля Баренбойма. Это человек, который услышав меня 22-летнего спросил: «Саша, что ты хочешь со мной петь?». Это был большой аванс и доверие, которые я, надеюсь, оправдал. И это был ключевой момент моей жизни. Я выходил на сцену с коллегами невероятного уровня. В одном из первых спектаклей в Берлине я пел Мазетто, небольшую партию в «Дон Жуане», а в заглавной роли был Рене Папе, донна Эльвира — Чечилия Бартоли, Баренбойм дирижировал. Знаете, когда варят царскую уху, то вначале кладут ершей, потом судака, а затем осетрину. Так вот, я был ершом, но в царской ухе! И этот опыт сыграл большую роль в моем формировании как артиста.

— За эти 20 лет вы пели не только в Берлинской опере?
— Конечно, два года я был в ансамбле Staatsoper в Берлине. И уже в это время я пел и в Париже, и в Мадриде, а дальше, как у нас певцов водится, отправился в свободное плавание. Такой певец «без прописки». Сейчас немного осталось театров, где я не пел.

— Какие ваши любимые оперные партии?
— Последнее время, наверное, голос созрел, мне нравиться петь в операх Верди. Это такая музыка, в которой и голосу моему комфортно, и, в целом, я совпадаю с этим музыкальным языком. Хотя до этого я с большим удовольствием пел Моцарта — «Дон Жуана» , «Женитьбу Фигаро» и «Волшебную флейту». Партия, которую я пел чаще других — это Эскамильо в «Кармен», у меня было более 200 спектаклей. В последнее время мои любимые роли — Король Филипп в «Дон Карлосе», Захария в «Набукко», Фиеско в «Симон Бокканегра» — это Верди, а также всевозможные Мефистофели (Гуно, Берлиоз, Офффенбах…)

— Что вас ждет, когда вы вернетесь в Германию?
— В октябре я должен петь «Турандот» в Мюнхене, затем «Набукко»  в Гамбурге и в Лондоне, потом снова в Гамбурге — должен петь 13-ю Симфонию Шостаковича, «Луизу Миллер» и «Дон Жуана»  и под конец сезона я еду в Брюссель и Мадрид.

— Напряженный график, у вас все расписано по дням.
— Да, расписано, но как показал последний год — не верь всему, что написано (на заборе...)

— Как вам удается ездить между странами в период COVID? Мы сидим взаперти.
— Приезд в Австралию был полностью организован Opera Australia. Я признателен организаторам. А вернувшись в Европу, я не знаю, как будет. Когда я пою в Лондоне, мне нужно будет ездить домой в Берлин. И будет ли это возможно — я не знаю. Мы даже не знаем — откроются театры или нет? Возникнет вспышка инфекции — и театры могут закрыть. После полутора лет, сейчас начинают проводить спектакли. Единственная страна, в которой оперу закрыли всего на три месяца, была Испания. В Германии только сейчас потихоньку начинают, примерно треть зала можно занимать публикой. В Европе сейчас лето, цифры инфекций идут вниз. А придет осень — увидим, сработает ли вакцинация или всё вернется.

— Нам, во всяком случае, повезло, у нас опера работает, и мы сможем прийти и послушать ваше исполнение на сцене Opera House.
— Спасибо, мне также повезло, когда театры в основном закрыты в Европе, выступать перед замечательной австралийской публикой и увидеть новую для себя страну. Мой последний спектакль 10 июля, и 11 я полечу домой.

Опера «Аттила» идет в Сиднее 29 июня, 1, 3, 6, 8 и 10 июля.

June 29, July 1, 3, 6, 8, 10, 2021 | Joan Sutherland Theatre, Sydney Opera House
Starring | Alexander Vinogradov | Natalie Aroyan | Diego Torre | Marco Vratogna

Билеты можно заказать по телефону  Opera Australia Box Office (02) 9318 8200  www.opera.org.au/

Владимир КУЗЬМИН

 


Если вам нравится онлайн-версия русской газеты в Австралии, вы можете поддержать работу редакции финансово.

Make a Donation