Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Соня Бантос: Люблю Австралию, а ностальгия — по России

Опубликовано 13 Апрель 2021 · (212 views) · 3 people like this

Соня Бантос: Люблю Австралию, а ностальгия — по России

Газета «Единение» гордится тем, что многие наши читатели выписывают русскую газету в Австралии уже много десятилетий. Эти люди часто являются активными участниками русского сообщества. Это в полной мере можно отнести к жителю Мельбурна Соне Бантос, которая много лет выступала с концертами, участвовала в спектаклях русских театров. Мы попросили её рассказать о своей жизни и людях русской общины Мельбурна.

Моя мама Александра Поликарповна Салтыкова была дочерью офицера Белой армии, из Петербурга. Семья была обеспеченная, интеллигентная, жили они прекрасно, у мамы была бонна (гувернантка), у отца — денщик. Мама приехала в Харбин с родителями в 1922 году, ей было тогда 11 лет. Уже в Китае получила образование, и за этим следовало замужество. А папа, Терентий Гаврилович Микриков, из семьи купцов, приехал в Харбин из Забайкалья, из города Благовещенска в том же 1922 году, ему было 17 лет. У папы в Харбине был бизнес, он выделывал кожи и красил пушнину. Как рассказывали мне родители, жизнь в Харбине в 20–30 годы была нелегкой, но родители находили и время и средства для посещения театров. А в это время в город приезжали Шаляпин, Вертинский, Павлова — культурная жизнь не замирала.

Я родилась в Харбине и по окончанию школы стала преподавать в начальной школе и брала уроки у известной певицы Ачаир-Добротворской, которая посоветовала обратить внимание на мои драматические способности.
В 1954 году много харбинцев уехали на Целину. Были люди, которые искали другие пути. Я мечтала уехать в Советский Союз, но мои родители, по своим религиозным убеждениям, выбрали Австралию и настояли на своем.

Мы долго ждали визу, потому что выехать из Китая без этого было невозможно. И вот, вместе с родителями и младшим братом Алексеем, мы приехали в Австралию, в 1961 году. Я помню грустный июльский мелкий дождь в новой для меня стране. Мельбурн показался нам дачным городком, у небольших домов росли кусты роз. Там где мы поселились, было холодно, в комнате стояла небольшая печурка. Конечно, столкнулась с трудностями из-за плохого знания английского языка, трудно было устроиться на работу. Но все же, сменив несколько мест, я устроилась чертежницей на государственную работу. Я благодарна тем людям, которые помогали мне в этот период. Мой брат учился в техникуме, хотел стать инженером, но затем — так повернулась жизнь — стал священником.
Вскоре я познакомилась с моим будущим мужем Венедиктом Бантосом, он учился на психолога в Мельбурнском университете. Муж сказал, что я должна выбрать: или пойти учиться в драматическую школу NIDA, или растить детей. Я выбрала второе, но свое увлечение к драматическому искусству не оставила. Я стала брать частные уроки у Марии Стефани и уроки пения у оперного певца Барановича. Мария проявила себя в нашем обществе как талантливая артистка, режиссер и даже певица.

В то время, в 60-е годы, культурная жизнь нашего русского общества шла весьма оживленно, проходили концерты, постановки. В прицерковном зале Св. Покровского собора собиралось много людей, каждый трудился безвозмездно. На концертах, кроме тех, кого я упомянула, выступал Петр Котэ, Игорь Перекрестов, чей брат Олег был первым редактором газеты «Единение». Игорь был известен мельбурнской публике как актер с 1957 года.

Первые постановки русских пьес в Мельбурне были организованы студентами русского языка Мельбурнского университета в 1947 году, и шли они на английском языке. В 1953 году, под руководством Игоря Перекрестова, была поставлена на русском языке пьеса Гоголя «Женитьба». Это считается основанием русского театра в Мельбурне. Я сыграла с Игорем роль Раневской из «Вишневого сада». Ему понравилось, как я сыграла свою роль, он во многом меня поддерживал как молодую артистку и даже написал лестную для меня статью в один из журналов. Игорь был очень представительным мужчиной, с прекрасной сценической внешностью, хорошо разбирался в сценическом искусстве и был талантливым замечательным режиссером. Он много выступал и как артист.

Позднее я участвовала в радиопередачах нашего радио 3ZZZ. Также принимала участие в выступлениях со струнным оркестром «Садко». Участники были в основном волонтерами, но были и профессиональные музыканты, например, Мошняга или Юрий Мугерман. Организатором «Садко» был Давид Брайтман, он также играл на аккордеоне. Мне нравилось петь народные шуточные песни, где было больше игры, чем пения.
Вместе со мной выступал певец-баритон Владимир Бржозовский. Жить было интересно.

Я ездила несколько раз в другие города с концертами. В Сидней приезжала с детьми с подборкой детских материалов. Зрители тепло принимали выступления, в Брисбене меня попросили даже дать второй концерт.
Позже я выступала с известными музыкантами, четой Мугерман, прекрасный балалаечник Юрий Мугерман и его жена Белла — пианист. И с ними выступал Сергей Головко, виртуоз игры на ксилофоне. Выступали мы и в Русском доме, и на концертах Дня русской культуры, и даже в Сиднее.

Хочу также вспомнить, что сюда из России приезжали известные артисты Л.Сметанников, Н.Бабкина, В.Толкунова, мы с ними проводили время, беседовали.

Ни я, ни мои родители никогда не сожалели о нашем выборе Австралии. Может быть в России я бы больше могла получить как актриса, но здесь я смогла вырастить детей и параллельно принимать участие в артистической жизни. У меня выросли дочь Светлана и сын Андрей, внуки — Миша и Таня.

Раньше у меня здесь было очень много знакомых, но годы идут. Сейчас не так много осталось друзей, с которыми бы разделяли общие ценности и думали одинаково. Важно, что нас объединяет церковь и религия. Я заинтересовалась Интернетом, узнала много нового для себя. Приобретение этих знаний, может и неглубоких, могут менять мировоззрение.

Сейчас в Мельбурн из России приехало много молодых, энергичных, талантливых людей. Культурная жизнь русского общества будет продолжаться. В субботу в Русском доме прошла Масленица, там выступал ансамбль с замечательными песнями, певцы в красивых народных костюмах и ансамбль ‘’Кокошники в Австралии''. Я прочитала веселый рассказ Чехова о том, как француз и русский в ресторане едят блины… Так что и сейчас еще с радостью участвую в русской жизни.

Оглядываясь на пройденные годы, с одной стороны, я не жалею, что попала в Австралию, это замечательная страна, людям дано очень много. Я ей очарована. Но все равно, ностальгия иногда просачивается в сердце. Удивительно, что я родилась в Китае, а ностальгию испытываю не о Харбине, а о России.

Соня Бантос, Мельбурн


Ваш комментарий