Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Памяти Тамары Николаевны Стахеевой, урожд. Стаюхиной (Продолжение)

Опубликовано 8 Ноябрь 2020 · (245 views) · 3 comments · 7 people like this

Памяти Тамары Николаевны  Стахеевой, урожд. Стаюхиной (Продолжение)
Тамaра Николаевна, 2019

Читайте первую часть от 29.10.2020 - https://www.unification.com.au/articles/1603953136 Также статью Виктории Смолиной от 22.8.2020 - https://www.unification.com.au/articles/1597900798/

Исход

Тревожная ситуация сложилась для русских в Шанхае и в ряде других китайских городов во время гражданской войны с наступлением в конце 1940-х красных сил Мао Цзэдуна и поражением войск Китайской республики во главе с Чан Кайши. Филиппины тогда оказались единственной страной, которая 30 декабря 1948 года откликнулась на призывы Международной организации по делам беженцев (ИРО) принять у себя около 6000 тысяч русских беженцев, преимущественно из Шанхая, не принявших советские паспорта и опасавшихся насильственной депортации китайскими коммунистами в СССР. Для размещения беженцев предложена была на временной четырехмесячной основе небольшая часть необитаемого острова Тубабао, на котором ранее находилась американская военная база.

13 января 1949 года ИРО обратилась за содействием к правительству Австралии и получила согласие помочь. Первая австралийская иммиграционная миссия по отбору «подходящих» иммигрантов начала работать 4 марта того же года.

31 октября 1949 года на борт американского транспорта SS General Greely, который прибыл из Брисбена и стоял на рейде, была доставлена на катерах с острова Тубабао большая последняя партия русских дальневосточных беженцев, около 600 человек. Среди них — семья Стахеевых. Борису Григорьевичу было тогда 39 лет. Его жене Тамаре Николаевне — 30 лет. Она ждала третьего ребёнка. С ними были сын Александр — 6 лет, дочь Татьяна — 3 года и мать Бориса, Анна Константиновна — 67 лет. Австралийские иммиграционные власти сначала отказали ей в визе из-за её возраста, но потом после протеста Бориса Григорьевича уступили.

Постепенно берег острова с палаточным лагерем исчезал из виду, и с ним уходила в прошлое их прежняя жизнь. Что их ожидало в Австралии они ещё не знали.

Путь морем до Сиднея будет недолгим. В Сидней SS General Greely прибудет 9 ноября. Незадолго до него, такой же маршрут проделают корабли SS Marine Jumper (прибудет 10 октября, около 400 человек) и SS Haven (прибудет 12 июня, примерно 340 человек). За ними самолётом прилетят 3 и 6 декабря еще около 60 человек. В общей сложности австралийские власти приняли около 1400 человек, примерно 25% из всех тех, кто, начиная с 23 января 1949 г., были эвакуированы из Китая (в основном из Шанхая) на остров Тубабао — морем примерно 4000 человек и самолетами примерно 1500. Основная же масса переберётся в США, другие — в страны Латинской Америки, и горсточка больных — во Францию.

Здравствуй Австралия

Всех прибывающих с Филиппин иммигрантов тут же отправляли в городок Батэрст (Bathurst), который был расположен примерно в 170 км от Сиднея к западу от Голубых гор, часть пути ехали поездом и часть автобусами. Там находился самый большой в НЮУ приёмный лагерь для перемещенных лиц, так называемых Ди-Пи. Предоставленное жилище было в виде бывших армейских бараков, железных сараев и палаток. В период с его открытия в мае 1948 г. и закрытия в апреле 1952 г. в нём были размещены в общей сложности 100 000 человек.

Из воспоминаний Тамары Николаевны: «Когда мы приехали в Австралию, у нас ни копейки денег не было. Мы мало что привезли из Шанхая, и всё прожили на Филиппинах. На острове жили примерно год, а в Австралии тоже в лагере. В Батэрсте нас поместили в бараки, в которых не было никаких перегородок. Мы ничего не требовали. Нам дали одеяла и простыни и мужчины сами начали какие-то веревочки натягивать и вешать. Вот так мы немножко отгораживались друг от друга. Столовая была общая. Боря сразу, через 2 недели, был отправлен на работу на два года по контракту как простой рабочий. Вы спрашиваете, когда родился Юра? 6 января 1950 года. Помню, это было под наше Рождество. Мы пошли за ёлочкой, и тут меня схватило. После рождения Юры нам дали квартиру, и мы переехали в соседний городок Cowra. Там Шурик и Таня поступили в школу и там, в больнице, от рака печени скончалась Борина мама Анна Константиновна. Это было перед Пасхой. Отпевал её отец Борис Масловский, он тогда служил в Батэрсте. Где она была похоронена, не помню».

Ах, как годы летят…

«Вы знаете, я так довольна, что вы мне тогда позвонили первый раз и пришли», — вспоминала Тамара Николаевна о первой с ней встрече в начале февраля 2019-го. Тогда она делилась тем, что знала о сестре мужа, Анне Григорьевне Стахеевой-Бронджист, которая погибла от удара машины в Брисбене в 1958 году. Рассказывала о других Стахеевых, показывала их фотокарточки и висящие на стене портреты.

«Вообще Стахеевы мало говорили о своём прошлом, да и я их сама особенно не расспрашивала. Боря ненавидел коммунистов, опасался их. Мы с ним были монархистами. Как они могли так жестоко поступить с царской семьей? Какой ужас!… А это потрет отца Бори, Григория Ивановича, а его отца звали Иван Григорьевич. Не знаю точно, кто писал его портрет, может быть Лобанов. А это портрет Анны Константиновны, но сделан он со снимка. Вот она мне и рассказывала, как бежала с детьми из Елабуги на Дальний Восток с приходом красных, а потом в Харбин, но туда не со всеми детьми. Чего только им не пришлось пережить! Всё потеряли, а такая была богатая семья, так много сделала для России».

Из восьми детей Григория Ивановича (1880–1943) и Анны Константиновны (1882–1950), четверо с семьями в разное время перебрались в Австралию. Это Борис Стахеев (1910–1990) и его три сестры: Анна Бронджист (1905–1958), Ольга Шитухина (1906–1978), и Елена (Лёля) Анкудинова (1911–1988). Все родились в Елабуге и умерли в Австралии. Анна похоронена в Брисбене, а Борис, Ольга и Елена — в Сиднее, на кладбище Руквуд. Не захотели бежать в Китай дочь Антонина и сын Григорий. Иван был убит, пытаясь перейти границу. Константин был арестован и погиб в Гулаге. Антонина потом выйдет замуж за военного, а Григорий будет служить в армии. Похоронены на кладбище Руквуд также отец Тамары Николаевны Николай Анисимович Стаюхин (1892–1964) и его вторая жена Анна Евменьевна (1899–1972), их сын Всеволод Николаевич (1925–1992), сестра матери Бориса Григорьевича Елена Константиновна Ортева (1892–1986) и другие родственники.

Тамара Николаевна рассказывает спокойно, внятно, промежутками, вставляя английские слова и фразы. Запомнился её голос. В доме царит какая-то особая теплая, приветливая атмосфера. Многое напоминает о жизни в России и Китае. В гостиную из кухни доносится классическая музыка.

«Когда мы переехали в Сидней, то мы начали сразу здесь работать. Боря устроился по специальности, а я сначала работала пять лет уборщицей. Мы сразу стали копить, чтобы купить участок. Искали недолго. Однажды Боря привёл меня на этот участок и мне он сразу понравился. Дали задаток. Жили тогда в пристройке. И построили мы наш дом вдвоём, не занимая денег. Моё жалованье шло сразу на дом, сразу в банк, а жили мы на Борины заработки — детей надо было учить, вот так. Когда дети появляются, то меняется жизнь, и ты делаешь всё для них… Всю эту мебель мы купили здесь. Я очень люблю свой дом. С Борей я прожила 48 лет, он был такой умница, интеллигентный, никогда не ругался, но всегда много курил. Играл на гитаре и много читал. Я тоже много читала и рисовала. Любила раньше ходить по junk shops, смотрела картины и однажды там увидела и купила картину Третчикова. Подарила её внуку Саймону. После смерти Бориса я живу одна, вот уже почти 29 лет, и ничего не имею против того, что никуда не выхожу. У меня всегда играет радио.

Я слежу за собой. Зрение уже не то, очки не помогают, но езжу регулярно в глазную клинику в North Shore, где мне делают укол. Я не сижу, не делая ничего, и постоянно чем-то занята. В 1989 году у меня был инсульт, и 3 месяца выздоравливала, ходила (в реабилитационное отделение) при больнице, а потом бросила все эти упражнения. Сама бралась за разные дела по дому. Люблю что-то делать в саду. Собираю, когда надо листья. Но, нет уже сил в плечах, и приходит хорошая соседка Крис, помогает. Я знаю, что я могу делать, и я делаю. Я все эти годы работала non-stop, без остановки. Правила машиной 48 лет… Я давно не была в церкви, но раньше пела в церковном хоре в Стратфилде и Кройдоне, и пела на концертах. Люблю смотреть программу „Who wants to be a millionaire“ — заставляет шевелить мозгами. Разнообразие небольшое, проверяю свои знания. И я люблю австралийцев, это добрый народ… Я никогда не думала о своём здоровье. Ела что хотела, не говорила — вот то нельзя. Готовить особенно не любила, но готовила хорошо. Люблю пельмени, холодец, котлеты, бефстроганов. Сама делаю горчицу по особому рецепту. Сейчас ем строго только два раза в день. Утром сама делаю себе огромную чашку питательного напитка Sustagen с мёдом, а на ужин мне готовят. Привозят родные раз в две недели, и держу всё в морозильнике, а вечером только разогреваю. Я не возражаю, что сейчас живу одна. Я смотрю за собой сама, ухаживаю за своим домом, чтобы во дворе был порядок. Мои родные живут далеко, и у всех у них свои радости и горести, своя жизнь, и я не вмешиваюсь».

И на вопрос о залоге долголетия: «Надо на всё смотреть, что мы должны проходить в жизни, не унывать и не жалеть себя, не сидеть и плакать, делать всё то, что надо. Это самое главное. А для того, чтобы не жалеть себя, надо всегда работать и это я делаю. Это помогает мне прожить вот эти часы, но иногда бывает очень трудно, хочется что-то взять, и готов…».

Елабуга — связь времён

Интерес к Елабужской династии купцов и благотворителей Стахеевых растёт с каждым годом. Первая научная конференция в их честь состоялась в 1990 году. В ноябре 2019 года в Елабуге прошли IX Стахеевские чтения, а в феврале этого 2020 года — научная конференция, посвященная творческому наследию Дмитрия Ивановича Стахеева, одного из членов этой семьи.

В 2005 году Юрий Стахеев, младший сын Тамары Николаевны и Бориса Григорьевича стал первым Стахеевым из Австралии, совершившим паломничество на родину своих знаменитых предков, в Елабугу. Он там был желанным гостем, и городские СМИ широко освящали его визит. В III Стахеевских чтениях, которые проходили в Елабуге в июне 2007 года, приняла участие его жена Вера Стахеева. Юрий хотел ещё раз посетить город, где родился его отец, но судьба распорядилась иначе. В 2014 году он скончался от разрыва сердца.

В октябре 2006 года в Русском клубе в Стратфилде 87-летие Тамары Николаевны было торжественно отмечено не только её детьми, внуками и правнуками, но и почётными гостями из Казани — академиком и писателем Наилем Мансуровичем Валеевым и его супругой Надеждой Геннадьевной. В 2007 году выйдет в свет их книга «Елабуга, Харбин, Сидней». Четвертая её часть посвящена полностью Стахеевым в Австралии.

Хотелось бы завершить этот очерк памяти Тамары Николаевны уместными нижеследующими их словами благодарности в этой книге: «Мы низко кланяемся Вам, дорогая Тамара Николаевна, за доброту, душевную щедрость за память и любовь к Стахеевым, к их родному городу Елабуге, которую Вы передали своим детям Александру, Татьяне, Юрию. Мы благодарим Тамару и её детей за сердечное тепло, за добрые минуты общения, за русское гостеприимство, оказанное нам и предоставленную возможность поработать с личным архивом».

Судьба Тамары Николаевны, её мужа Бориса Григорьевича, других Стахеевых в Австралии, которых уже тоже нет в живых, действительно «неотделима от множества судеб русской эмиграции».

Алексей Ивачёв, Сидней

Постскриптум

Как было отмечено в первой части данного очерка, дом в котором жила Тамара Николаевна был поставлен на продажу с аукциона, намеченного на 7 ноября. Однако нашелся покупатель, предложивший приемлемую сумму, и он был продан 4 ноября. Жизнь идет своим чередом. Одна эпоха сменяет другую.

   

 


3 comments