Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Юлия Леонтьева - Литконкурс 2020, проза

Опубликовано 17 Октябрь 2020 · (170 views) · 2 comments · 6 people like this

Блокнот в золотистой обложке.

Маргарита Загубина, автор модных интригующих романов, сидела в вестибюле четырехзвездочной сиднейской гостиницы и нетерпеливо ждала своей очереди на регистрацию. Совершая турне по Австралии с презентацией своей новой книги и, порядком подуставшая, Маргарита мечтала о завершении этого проекта в славном городе Сиднее и благополучном возвращении домой. Как же ей хотелось помолчать, не подыскивая умные ответы на не всегда такие же вопросы читателей. Но вдруг её взгляд упал на блокнот с золотистой обложкой, похоже забытый кем-то на столе. Слегка приоткрыв его, Маргарита увидела русский текст и поняла, что это дневник. И судя по всему, дневник женщины. Немолодой женщины. Возвращать блокнот было некому, русских кроме неё там не было. Поэтому получив ключи от номера,

Маргарита, отметая неловкость от “подглядывания в замочную скважину”, улеглась поудобнее на диване и с любопытством погрузилась в случайно открывшуюся ей чью-то жизнь. Итак, дневник незнакомой ей женщины начинался заглавием:

Health Retreat
“Еду в поезде. За окном мелькают изящными переплётами пейзажи, и чувствую я себя такой маленькой, такой незначительной. Пусть и с бурным прошлым, но с большим пробелом в статье "будущее". Ведь, когда покупаешь билет, к примеру, на поезд, то в графе “возраст” ты ставишь птичку в последней строчке: 60+. Плюс есть, но надежды он никакой не даёт. Такой себе лицемерный кредит типа "ну что тебе ещё надо, ведь всё уже было: и путешествия, и личная жизнь, и творчество”. Кто-то скажет, что некто в восемьдесят лет начал рисовать. Но для меня это плохой пример, потому что я давно рисую, и в плюсе есть только возможность перестать этим заниматься. Тоже будущее... Стоп. Сейчас мне нельзя негативно  философствовать. Я еду в Health Retreat всего на несколько дней, чтобы  восстановиться и отдохнуть  после пережитой “бомбежки” в моей жизни. Это как контузия: уже и обломки собрали, и все забыли кругом о стрельбе.  А ты, контуженная, ещё как бы находишься под обстрелом. Брррр...

Смотрю на горы и думаю: так нельзя. Неправильно жить прошлым. Ждать, что горький опыт станет слаще? Это вряд ли. Послевкусие вещь затяжная. Но, боже мой, как же красиво за окном! Так же, как и было красиво раньше, когда ездила не одна. И мы, с единым восторгом на двоих, устремляли свои взоры на чудеса природы. Как будто права на впечатления, когда ты в паре, совсем другие - официально признанные права. Что за чушь! Начинаю работать над своими эмоциями: мои впечатления принадлежат только мне; я получаю наслаждение (и оно глубоко моё) от чертовски вкусной еды; мне в кайф ехать поездом, дышать свежим воздухом, думать интересные мысли независимо от того одна я или с кем-то. Ух, кажется легче стало. Всё. Постараюсь вернуться домой другим человеком.
На станции меня должна была встретить сотрудница оздоровительного комплекса. Но оказалось, что не только меня. Из того же поезда вышли двое мужчин с сумками. Наверно им, как и мне, необходимо заняться своим здоровьем. Итак, нас троих привезли в гостевой дом и сразу же усадили за стол пообедать. Я ожидала встретить там только женщин, но оказалась неправа. У нас мужчины тоже ого-го, умеют о себе заботиться.

Поселили меня в отдельную комнату. Затем повели на экскурсию по территории. Вот эта гостиная с камином и диванами для ожидания перед процедурами. “Пожалуйста, будьте в халатах и без украшений”.  А вот комната с видом на горы, тоже с камином и с ещё большим количеством диванов. Это "Тихая комната". Здесь можно уединиться с книжкой или с мыслями, если уж без них никак. Тренажёрный зал, комната для групповых занятий, бассейн и спа. Расписание на каждый день. Красота! Я, кажется, в восторге... Почти, как "я кажется влюбилась, няня. " Но влюбляться, кроме как в природу, не в кого. Поэтому гуляю и наслаждаюсь. Какой воздух! "Мороз и солнце, день чудесный". Окунулась в спа, лежу и гляжу в даль синюю, расслабляюсь. Тишина и покой. Там, где люди - шёпот.

Вечером за ужином, правда, разговорились. С удовольствием наблюдаю за людьми и участвую в разговорах. Мысли о своей сложной судьбе таким образом отдыхают.
Рядом со мной сидит Питер. Он приехал тем же поездом, что и я. Спросил, кто я по национальности, и на ответ "русская" оживлённо так: "Православная русская"? Мой ответ его разочаровал, потому что сам-то он православный армянин -ливанец, рождённый в Австралии от родителей, приехавших из Турции. Вернее бежавших из Турции. Напротив меня сидит Стив. По внешнему виду и выражению глаз понятно, что его происхождение гораздо проще, чем у Питера и даже, чем у меня. Он работает в госпитале медбратом, слегка подустал, да и гастрит замучил. Вот и решил недельку на безглютаминовой диете посидеть. Приятный, но пока непонятный мужчина. К нам подсела пожилая женщина Стелла со своей девятнадцатилетней внучкой Мэди. Они греки. Питер очень оживился, узнав, что Стелла тоже православная христианка. Они много говорили о разных святых местах, почему-то,  не упомянув Израиль. Потом поговорили об австралийской политике, экономике и о здоровом питании. Те, кто пил вино, засиделись за столом подольше. Но и они в конце концов распрощались и, осоловевшие, разбрелись по комнатам.

Утром наш инструктор по йоге, совсем ещё девочка, по имени Алекс, шутит и умничает перед группой. Кто-то даже смеётся. Я не одна, кто не вовлекается в искусственное веселье, но, как всегда, одна в своих навязчивых мыслях. И, глядя на могучие горы за окном, я будто слышу их голос: "Твои мысли это ты, и никуда ты, дорогая, от них не денешься, не убежишь и не спрячешься не в своё".
Завтрак (ведь всё включено), потрясающий вид из окна, милые люди, массаж, спа, ухоженный парк - всё для меня. Лежу на диване в "Тихой комнате" и листаю очень интересную книгу о природных стихийных бедствиях. Делаю зарисовки с фотографий и думаю-думаю-думаю о последствиях своих стихийных бедствий. Отдыхаю в общем.

Зашла Стелла. Ей сегодня исполнилось семьдесят девять лет, и она совершила пешеходную прогулку к каньону вместе с внучкой и группой. Она полна жизни, независима в суждениях и очень религиозна. Я показала ей свои рисунки и неожиданно Стелла начала плакать. Фасадные позитивность и энтузиазм как будто размякли, и приоткрылось то, что за ними - её душа, полная накопленной боли за длинную жизнь. Всё, что она преодолела и с чем смирилась, живёт в Стелле, как в своём доме, и это навсегда. Поэтому, наверное, она поняла меня сразу, посмотрев на мои рисунки и услышав мою историю в кратком изложении. Как же так? Далёкий и чужой человек понял меня лучше, чем некоторые знающие меня давно. Что это - ум, душа, или умение увидеть и услышать?
Мы не жалели друг друга, а просто всё понимали. И это "всё" - что-то невероятно маленькое, какая-то молекула, момент, точечка, в которой - ВСЁ.  И когда на следующий день мы с ней, отставши немного от группы, шли к каньону, то говорили только о природе, о птицах и о запахах. Мы уже и так всё знали друг о друге. Удивительная Стелла!

За ужином моё внимание привлекло новое лицо. Эта женщина очень отличалась от всех остальных какой - то несовременной утончённостью. Короткая стрижка, грациозная стройная шея, мягкий взгляд и, вместе с тем, никакой позы. Казалось, что эта женщина родом из тонких материй мироздания, а тут она просто, как турист. Я тут же придумала ей историю, которая оказалось совершенно ошибочной. На самом деле Джейн работает библиотекарем в академии художеств. У неё благополучная семья, взрослые успешные дети. Откуда эта необычность я поняла позже, после нескольких коротких бесед с ней. Интеллигентность - вот причина её необычности, её глубины. Слово ведь привычное, затёртое (типа "мы же с тобой интеллигентные люди") и пущенное в расход. Грани между классами в обществе давно стёрлись, понятие стало бесформенным, а словом ещё пользуемся. Так вот, у Джейн  это выражалось во всём: и в интересе и уважении к собеседнику, и в её скромности и достоинстве, а главное, в естественности. Мы не так много общались, говорили в основном о книгах и фильмах, но я почувствовала к ней невероятное доверие. Если бы интеллигентность не оказалась в стадии вымирания, то, возможно, и кривая моей жизни оказалась бы другой.

Я гуляю по накрытому моросью парку, по единственной улице с магазинами и кафешками, разглядываю ночью огромные светящиеся звёзды. За витриной кафе сидит Питер. Не выдержавший рациона здоровой пищи, он со страстью уплетает мясной пирог. Вечерами, когда стемнеет, медбрат Стив со спокойными глазами бежит в городок. Наверно его кто-то там ждёт, и это останется тайной для меня. Удивительная Стелла, живущая с Богом, искрится светом, и за это все её любят. А Джейн, достойно несущая редко встречающиеся в этой жизни черты, с улыбкой углубилась в любимую книгу, не подозревая о своей высокой миссии.
Поезд несёт меня обратно такую же, какую и привёз. Всё своё увожу с собой. А величавые горы наблюдают и мне кажется, что сочувствуют”.

В глубокой задумчивости Маргарита отложила блокнот и начала готовиться к предстоящей встрече с читателями. Она будет говорить о своей книге, о чувствах её героев, но с какой-то новой для неё любовью к ним. Любовью автора.

Юлия Леонтьева живёт в Мельбурне, по профессии музыкант, но проявила себя в разных творческих ипостасях. Она автор метких афоризмов, рассказов, песен; много лет публикуется на русских литературных страницах интернета и в австралийских русскоязычных альманах. Неоднократный финалист русских литературных конкурсов в Австралии. Её песни звучат на Youtubе, а СД “Такое Дерево” уже много лет радует любителей песен. Юля раскрыла себя также и как талантливый художник. Она создала свой уникальный  и неповторимый стиль, который будоражит воображение и в тоже время великолепно выглядит как на холсте так и на ткани, как на обрамлённой графической миниатюре так и на открытке. “Творчество это образ мышления воспитанный интуицией”, такова позиция Юли.

 

 


2 comments