Russian newspaper
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Марина Хованская - Литконкурс 2020, проза

Опубликовано 8 Октябрь 2020 · (829 views) · 2 people like this

Виктория — место быть

Штат Виктория принадлежит к таким, о котором говорят «мал золотник, да дорог». Небольшой по территории, но невероятно красивый, он притягивает к себе мощным магнитом. На его автомобильных номерах это забито простым и верным логотипом «Victoria is place to be». И с этим трудно спорить.

Не все штаты славятся тем, что там хочется жить или быть. Чтобы понять, почему в нем все хочется, давайте включим воображение и представим Австралию как большой сувенир в виде циферблата часов. Точкой отсчета выбираем Северную Территорию (NT) — штат на севере страны со столицей Дарвин (Darwin). Он легко ассоциируется со словами «липкая тропическая жара, голодные крокодилы, непослушные аборигены, красная земля под ногами и пугающее безводье и безлюдье». Если душа просит экстримов, можно недельку поколесить по пыльным дорогам, но на свой собственный риск.

Следующий по часовой стрелке континента — штат Квинсленд (QLD, Brisbane). Название Королевская Земля говорит само за себя, но контрасты присутствуют. Такая же тропическая жара, крокодилы мельче, но подлее, питоны крупнее и нахальнее и жуткие циклоны — наводнения, сметающие все на своем пути. Из плюсов бананы-ананасы-сахарный тростник, знаменитый ром Бандаберг (Bundaberg Rum) из сахарного тростника, скелеты настоящих динозавров в глубинке и конечно же, Золотой Берег (Gold Coast). Последний — одно из самых шикарных во всех отношениях в мире мест, где на каждом шагу масса развлечений, все кухни мира и абсолютно расслабленные «ози». Жить можно. И даже очень красиво… но, до очередного циклона.

Третий по стрелке — штат Новый Южный Уэльс со столицей Сидней (NSW, Sydney). Штат «запаханных», но счастливых, что при работе, новоприехов со всего мира, где много зелени и липкого тепла с летними пиками температур и краткой «зимней» передышкой. Кроков и питонов нет, зато есть немыслимый трафик и очевидное перенаселение. Неповторимая и неповторяющаяся по красоте береговая линия с уникальными пляжами, сакральные Голубые горы. Мекка дельцов и строителей, бомонд всех мастей и, как результат, неконтролируемое стремление к богатству и творчеству. Примитивный вариант последнего в виде граффити можно лицезреть на стенах вдоль железки и даже на жилых домах. В недрах полно угля и золота. Пшеницей можно накормить весь мир. Пятимиллиардный бюджет всегда в плюсе. Жить можно и нужно, пока не выплатишь ипотеку. Последняя это удавка длиною в жизнь, или как карта ляжет. Зато после обнуления долга можно жить и быть, где душа пожелает. Хочешь, на Луне, а хочешь, в Швейцарии.

За Уэльсом по стрелочке часов идет Виктория (Victoria), но ее оставим напоследок, чтобы посмаковать на досуге как любимую конфетку. Легко перескочив ее, приземляемся в штате Южная Австралия (SA, столица — Adelaide). Штат неплох во всех отношениях: широкий выход к океану, сухая жара летом и передышка зимой до нуля в аутбэке, сотни гектаров виноградников, знаменитая Баросса и исключительный шираз, огромные высохшие соленые озера, оживающие каждые восемь лет. Озеро Lake Eyre в 2019-м наполнилось водой и стало розовым. Немеряные запасы урана и еще полтаблицы Менделева, сотни километров прямых безлюдных дорог, букет европейских наций, кузница науки. Жить можно, но если увлечься непревзойденным ширазом, могут пострадать перспективы на Швейцарию.

Теперь плывем в сторону Антарктики и швартуемся к берегам Тасмании, которая для многих кажется милой «Тасей»(Tasmania, столица-Hobart). Всего пару сотен лет назад она не была милой, доброй и гостеприимной, как сейчас, а сущим адом для сосланных туда каторжан.
Какие слова найти для нее? На ум приходят только ласковые: щедрая на природные красоты, богатая на дары, невероятно вкусная в отличие от штатных подруг, все еще дешевая, неиспорченная, старинная, чистая, прохладная, просторная. Одним словом, натуральная. Пару «но» все же присутствует: Тася до сих пор обделена нормальными дорогами и диковата. Дороги здесь настолько узкие, что каждая встреча с груженым лесом автопоездом для встречного водителя это маленький инфаркт. По существу «Тася» — не для каждого. Если по складу характера человек островитянин с северной закалкой и шотландской любовью к безлюдью, непогоде и виски, можно смело переселяться. Кроме лапладян Тася в самый раз для чукчей однако. Здесь чукча реально отдыхает от вечной мерзлоты северных широт, забросив меховые тулуп и чепчик в дальний угол.

О Западной Австралии (WA, столица — Perth) пока сказать нечего. Можно просто показать, какая она необъятная, раскинув руки в стороны как это делают очень мечтательные рыбаки. Насколько земля неосвоена, настолько богата ресурсами. Кроме громадных запасов железной руды, серебра, меди, урана и ряда других очень редких, даже жемчуг зреет в ракушках недалеко от Брума (Broom). Шансы очень быстро стать миллионером здесь на каждом шагу, хотя шагами Западную Австралию вряд ли измерить. Шансы лучше мерять сотнями километров.

Иногда стать им даже легче, чем кажется. Надо просто до самозабвения любить авиацию, попасть в плохую погоду и волею ветра оказаться над колоссальной железной жилой. Как это сделал Лэнг Хенкок (Lang Hancock — 1909–1992) в ноябре 1952 года. В непогоду его самолет внезапно потерял управление над Hamersley Range на северо-западе штата.
Случись крушение, его никто никогда не нашел бы. Места там дикие и безлюдные на сотни километров вокруг. Однако летчик каким-то счастливым образом сумел удачно посадить самолет на ровную полосу земли. Причем так удачно, будто посадочная полоса сама примагнитила железную птицу. Это был настоящий перст судьбы! Лэнг сразу сообразил, что получил джекпот (Jackpot).
Оценив запасы стратегического металла, по возвращению в цивилизацию он тут же взял землю в аренду. Потом организовал частное предприятие по добыче железа и через десяток лет упорного труда, в том числе с местной бюрократией, стал миллиардером, поначалу имея лишь скромные 2.5% комиссионных (роялти) с добычи. Это тот редкий случай, когда судьба балует сполна: и сгинуть не дала и денежками обласкала. Видно, ни на нем ни на его предках не было больших грехов.

Посмаковали чужое счастье и хватит! Пора спускаться с голубой мечты на землю и включать «реалити шоу». Мудрые считают бабосики большим злом, и в чем-то они правы. Большие деньги это большое испытание. Оставим воевать с этим злом бизнесменов и проходимцев, а сами с легким сердцем — назад в Викторию. О ней можно говорить бесконечно — столько в этом австралийском ларце Пандоры спрятано чудес.

Виктория — постоянный источник восхищения. В ней такое изобилие красот! От прекрасной кантри в объятиях гор до безбрежного океана, от полупустыни до эвкалиптовых лесов и полноводных рек, от сонных городишек до пульсирующих жизнью современных мегаполисов, что одного знакомства не хватит. Она позовет сюда снова и снова.

Большой Водораздельный Хребет пересекает восточную Австралию каменистой хордой. Достигнув Виктории, он слегка сворачивает к западу, чтобы остановиться как раз перед границей с Южной Австралией. Отделяя викторианское побережье от внутренних равнин, он обеспечивает букет географических и климатических контрастов. На севере до границы с ним зашкаливают летние экстримы температур. Дождя здесь не дождешься (неожиданно актуальный каламбур: «дождь» от слова «ждать»). И только полноводные реки украшают сухой пустынно-пшеничный пейзаж. Зато на юге жители штата вознаграждены 1100 километрами великолепной океанской береговой линии. Именно в Виктории недалеко от залива Лэйкс Энтранс (Lakes Entrance) начинается знаменитый 90-мильный пляж белого песка (Ninety Miles Beach) или 145 километров прибоя, песка, низкорослых кустарников и скрытых за горизонтом буровых нефтегазовых вышек. Озерный край, оказывается, плавает на нефти. Как Сибирь или Эмираты. Но добыча не афишируется. И хотя зрелище металлических крокозябр на фоне девственного пляжа не очень романтично, из любопытства так и тянет посмотреть на реальную нефтедобычу. В Сибирь не поедешь — далеко и холодно, в Эмираты — далеко и жарко, а в Виктории — под рукой и комфортно.

Если под рукой это не значит, что можно добраться туда пешком. Топать туда часов тридцать без сна и отдыха. Подъездных дорог на карте не видно, и это правильно — стратегический объект. Зачем туристам, занятым поисками природных красот, сбивать босые пятки, чтобы увидеть изуродованное буровыми вышками побережье?

Часок пройтись по твердому на отливе песку это можно! Натруженные ножки ласково омывает теплый прилив, легкие насыщаются целительным йодом, солнышко ласково постукивает по темечку, мол, где панама твоя, глупая головушка. Нирвана.

Наличие буровых вышек на пляже можно и нужно терпеть только жителям штата. Нефтедобыча обеспечивает их твердой уверенностью в завтрашнем дне. Особенно радует то обстоятельство, что в случае политических распрей с соседями никто и никогда не перекроет заветную трубу. Рука на пульсе жизнетворной трубы вкупе с природными красотами делает викторианцев одними из самых счастливых жителей континента.

Об авторе
Марина Хованская опубликовала две авторские книги: «Край Света», 2012 и «Моя Австралия», 2014 в издательстве «Проза.ру». В 2020 году ожидает выпуск третьей авторской книги «Австралийские виражи». Ознакомиться с выдержками из всех можно по ссылке https://proza.ru/avtor/marinamirage.
За вклад в развитие русской литературы неоднократно была номинантом литературных премий «Писатель года», а в 2018-м стала ее финалистом. Награждена медалями РСП «В.Маяковский 125 лет» и «А. Ахматова 130 лет».


Ваш комментарий