Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Наталья Пащенко - Литконкурс 2020, проза

Опубликовано 30 Сентябрь 2020 · (163 views) · 2 people like this

Интернет

Мне семь лет и я красив, умен, счастлив, энергичен и настойчив. Мой хозяин так говорит обо мне своим друзьям. Я такса и мне, знаете ли, так хорошо от этого. Хозяин меня называет таксопотам, но это только говорит о том, что у меня хороший аппетит, а у него плохое чувство юмора. Какой я ему «потам?» Я такой себе — идеал! Или влюбленный в жизнь Тимсон-Дримсон или новый элемент платиновой группы таблицы Менделеева — Тимоний, - как иридий или палладий. Меня зовут Тима. Вы думаете это слишком простое имя, потому что так не звали ни одного фельдмаршала, художника или великого поэта. Да, ладно. Всех великих зовут странно, я не хочу перечислять их имена. Вот сосед пекинес — Чарльз, и, как он говорит, именно в его честь назвали сына королевы Англии. Лично я не верю, но и не спорю. Выглядит он так важно, как будто в его честь и Диккенса могли назвать. Есть еще дворняга Нельсон, тут мнения разделились: я думаю, что его назвали в честь Нельсона Мандела, но он утверждает, что в честь Нельсона Рокфеллера, соседка же, Анна Петровна говорит, что в честь какого-то генерала, с которым была знакома ее внучатая прабабушка.

Кстати, Анна Петровна моя лучшая подруга, это жирная кошка, живущая под порогом нашего дома. Но так как я живу непосредственно в доме, на хозяйской подушке, могу называть ее соседкой. Анна Петровна к нам попала случайно. Ее хозяйку, старушку из соседнего дома, дети забрали в город, а кошки на тот момент дома не оказалось. Она где-то воспитывала новое потомство. Вот она и осталась. Не стала городской. В память о соседке — старушке хозяин зовет кошку Анна Пертовна. Хотя, сначала кошка утверждала, что она Дульсинея. Но за мисочку молочка откликается на Анну Петровну. Одним словом, я не Эдмунд и не Фридрих, и не Риц и не Парадиз. Я просто Тимошка.

Золотая собака, так меня называет хозяин, его кстати, зовут Георгий Иосифович Глузман, но для своих он просто Жорик. На прогулке я веду себя скверно, бегаю куда хочу, облаиваю прохожих, а этот человек еще и злится на меня. В нашем маленьком поселке и погавкать-то не на кого, половина домов пустуют. Все хотят жить в шуме города, а сюда иногда наведываются летом, на шашлычки, шумными компаниями. Только вот почему хозяин на меня вечно ворчит на прогулках? Ведь я у него "золотце". Обулся в валенки и пробурчал: «…пойдем гулять, золотце». Я весело спрыгнул со своего кресла, завиляв, уже немолодым хвостом, и направился к входной двери.

У моего хозяина много странностей, он что-то там готовит целыми днями, звонит куда-то, смотрит новости и очень переживает из-за всего. По средам покупает на местном рынке Анна Петровне — рыбку, мне корм и колбаску, метет двор после снегопадов, летом же, сажает цветы перед домом. А в целом, он ничем не занят, пенсия, он так сам говорит.

Сегодня день особенный, я облаял всех, кто зашел к нам в дом. А их, поверьте, было ого-го! Гавкать не перегавкать. Анна Петровна под шумок забралась в дом и залезла на теплую печь, того и гляди мое кресло займет. Люди все ходили и ходили, носили что-то, из постоянно открытых дверей сквозило. Мороз забирался постепенно все глубже в дом. На него я тоже лаял, я охранял, как мог! Но хозяин меня поругал. Нельзя мол. Эти люди добро несут. Да уж, какое там добро подумал я, сверлят, гремят, какие-то провода прокладывают, что-то под полом вертят. Предложили Жорику мое кресло передвинуть, и он согласился! Ужас, того и гляди кость мою заберут, а один, вообще, хозяйские тапки надел. Ну как тут не возмущаться во все горло. И меня закрыли в гараже.

Вечером, когда машина с мастерами уехала, Жорик меня выпустил. Но такого я не ожидал от Георгия, на целый день оставить меня одного, без кресла, без кости, что-то происходило странное. Так со мной никогда не поступали. Я выскочил из гаража.

Вот, вот мой дом! Все на месте, ничего не изменилось. Хозяин в тапках у телевизора. Я хочу попасть к нему на руки, и для этого настойчиво скребусь лапкой по его ноге. Пусть поднимает, не прыгать же в моем возрасте, как щенку зеленому. И пусть, неудобно лезть, толстоват я и староват для этого, и пусть не мне ни ему неудобно сидеть так. Но, тем не менее, вот его лицо, а вот мой язык, и я буду лизать его стареющую физию, гладко выбритую и всегда улыбчивую. У него седые волосы и всегда наглаженная рубашка, я люблю его запах и тапки, особенно левый. С детства он мне казался мягче, поэтому я грыз именно его. Правый выглядит, как новый, а левый, как любимый. Нализавшись вдоволь, я устроился поудобнее на его костлявых коленях, и немного провис пузиком между ними. Даже в этом мы друг-другу подходим абсолютно. И задумался в такой мечтательной позе, пока Жорик переключал каналы с новостями.

И тут Георгий говорит, как бы для себя, но обращаясь ко мне: «Тимоха, сегодня нам провели интернет. Теперь внуки приедут на Новый год».
А я такой счастливый от того, что со мной заговорили, зеваю, лежа на хозяйских коленях и думаю о том, что такое внуки?

А потом наступило утро. Видимо я заснул под телевизором, и хозяйские заботливые руки перенесли меня на мое любимое кресло. Оно, как раз расположено возле большого окна, выходящего на улицу, что бы я мог с него облаять каждого, кто проходит вдоль дома, не выходя на улицу. И вот, что я вижу. Снег и солнце, кто-то чистит дорожку от снега лопатой. И это не хозяин! Для него лопата тяжела уже, как он говорит. Это — сын хозяина. Давно я его тут не видел. А за ним бегут два мальчика, приблизительно моего возраста. Но вряд ли мы станем друзьями. Я даже боюсь гавкнуть в окно, что бы меня не заметили, тут нужно срочно скрыться бегством, желательно на Мадагаскар, мы этот мультик с хозяином недавно смотрели. Это я вам еще не рассказал про невестку Жорика, которая решила, что я плохо пахну и меня нужно искупать. В мороз? Да как же так? Жорик, не нужен нам этот интернет, приехала Святая инквизиция! Одни купают, другие про сбалансированное питание говорят, про диету и ожирение. Дети тянуться к ушам в перерывах между играми на их телефонах, Анну Петровну забрали в дом. Невестка у нас, видите ли, кошатница. Тьфу!

Через две недели Новый год. Надеюсь, они все сразу же уедут. Яиц на всех не хватает, куры нестись не успевают! Ох и аппетиты у этих городских. Всю малину из подвала перетаскали. А мне про диетическое мясо рассказывают. Держись, Тимоха, недолго осталось уже ждать. Хотя, как сказал сын Жорика, они теперь будут чаще приезжать. Что очень понравилось моему хозяину и Анне Петровне.

 

Наталья Пащенко. 7 месяцев в Австралии, родом с Восточной Украины, образование высшее техническое. Пишу и рисую для удовольствия. В стране мечты тружусь не по профилю. В скором времени жду выхода своей детской книги "Лисенок".


Ваш комментарий