Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Знаменитый шоколад Пулковника в Сиднее

Опубликовано 1 Октябрь 2020 · (438 views) · 2 comments · 7 people like this

Знаменитый шоколад Пулковника в Сиднее
Владислав в своем магазине в Пэддингтоне, Сидней

Многие наши читатели старшего поколения помнят о тех временах, когда большой популярностью пользовалась в Сиднее кондитерская и булочная Владислава Пулковника в Пэддингтоне. Здесь можно было купить одни из лучших шоколадных конфет в городе.

Они также продавались в шикарном универмаге David Jones и магазинах других столичных городов Австралии. Газеты писали, что иногда у скромного магазина Пулковника по адресу: 8 Elizabeth St Paddington останавливался шикарный Rolls Roys супруги владельца универмага Ллойда Джонса, заходили в магазин и первые леди -жены премьер-министров Фрейзера и Уитлема.
А начиналось все так.

Рассказывает дочь Владислава, Людмила Андерсен или Люля, как называют её старые знакомые. Она родилась в Австралии и помогала отцу многие годы вести бизнес.

История семейного кондитерского бизнеса уходит корнями в Харбин, где дедушка Людмилы, Иван Пулковник, имевший польские корни, открыл свою семейную кондитерскую. Все жившие  в Харбине в те довоенные времена помнят его пирожные и шоколадные конфеты «Поцелуй негра». Жена была бухгалтером. В семье было шестеро детей. Владислав помогал отцу в Харбине, научился печь хлеб, готовить пирожные и шоколадные конфеты. В 1931 году он женился на русской девушке Людмиле Ситниковой.
Вскоре умер папа, японцы ввели свои войска в Маньчжурию. Жизнь изменилась. Стали подумывать, чтобы отправиться за океан в поисках спокойной жизни. Две дочери и мама уехали в Америку. Владислав продолжил дело отца в далекой Австралии. Он поехал в Австралию «на разведку», пока жена оставалась в Харбине. Страна ему не очень понравилась. Он написал об этом жене, но получил ответ: «Японцы вошли в Харбин, жить с каждым днем труднее. Я все продала, надо уезжать».

Так, в 1939 году семья собралась в Сиднее. Одновременно с ними приехали также несколько их друзей, большинство из них купили фермы - куриные, молочные. «Места, где были эти фермы, сейчас уже стали районами Сиднея. Шершовы имели ферму в West Ryde, Стохурские и Драч в Seven Hills. Мои родители и Щеголевы жили в городе, недалеко от Пэддингтона. Первое время моя мама и её подружки устроились на работу в известные в то время в Сиднее кафе Репина», - рассказывает Людмила.

В городе в то время жила небольшая, но дружная русская община. Был создан Свято-Владимирский приход, который проводил службы в Русском клубе, на дому у священника или в съемных помещениях, пока не было куплено здание в Сентенниел парке. Жена Владислава активно включилась в жизнь сестричества. «Мама помогала архимандриту Мефодию, а папа пек куличи. Мама участвовала в концертах в Русском клубе, помогала устраивать балы, детские Ёлки и подружилась там с семьей Давиденковых, дружба с которыми продолжалась многие годы. Папа с мамой были спонсорами для многих русских семей, которые хотели приехать. Мама часто ездила в Канберру, хлопотала, чтобы получить разрешение на приезд  семей из Харбина», - продолжает разговор Людмила.

Обосновавшись в Сиднее, Владислав решил наладить производство шоколада. К сожалению, в период войны поставки какао прекратились, и пришлось переключаться на производство хлеба и выпечки. Дело сначала шло хорошо. В этот период у него на фабрике работали более 30 рабочих. Многие из работников были недавно приехавшими иммигрантами из Харбина. Владислав вместе с Юрием Давиденковым помогали выписывать желающих перебраться жить на пятый континент. Дочь Людмила вспоминает, что в их доме всегда жили какие-то новые иммигранты, пока они не находили себе постоянное жилье. Она хорошо помнит, как в 1953 году у них жила семья священника Ростислава Гана с матушкой и тремя сыновьями. Особенно запомнился младший сын Николай, который был ближе к ней по возрасту. Отец Ростислав был назначен настоятелем Покровской общины, и вскоре в Кабраматте стал строиться новый храм. Дядя мамы, Николай Малявкин, также жил у них короткое время после приезда в Австралию. Он выступал в Сиднее на сцене в труппе Василия Томского и позже сам был режиссером и ставил спектакли в музыкально-театральной труппе.  

В начале 1960-х рост компании привел к финансовым трудностям. Свое дело пришлось прикрыть, и Владислав стал работать по своей специальности на другую компанию. Когда он закончил работу, то без дела оставаться не мог. Его друзья-харбинцы вспоминали незабываемый шоколад с ромом его отца, и Владислав вновь вернулся к семейному бизнесу. В отличие от шоколада, продаваемого в Австралии в коробках, шоколадные конфеты Пулковника делались вручную и были завернуты индивидуально, в яркие блестящие обертки. «Кстати, с этими обертками была история, - рассказывает дочь Людмила. - Иногда ребята- школьники приходили в магазин и спрашивали, нет ли для них работы. Папа всегда старался помочь и платил хорошо. За килограмм ребята получали 25 центов. Они были довольны, за пару часов могли получить пару долларов. Отец считал, что лучше пусть они работают здесь, чем будут хулиганить на улице, тем  более, что он делал это только с разрешения родителей». 14-летний подросток рассказал журналистам, что Владислав или Walter, как его называли, замечательный человек, и «мы работали ровно столько, сколько сами хотели». А еще я помню, как один мальчик приехал гордый, на велосипеде, и рассказал, что купил его на деньги, которые заработал у отца». Тем не менее это не осталось незамеченным властями и в 1977 году Владислав Иванович Пулковник был оштрафован на 800 долларов «за использование детского труда».

Начинать бизнес всегда нелегко. «Когда папа предложил в первый раз в магазин в Double Bay свои конфеты, хозяева сказали: «Ну, не знаем, оставьте несколько пакетиков». Это было в пятницу, а в понедельник они позвонили и попросили привезти еще 10 килограмм. В основе был рецепт его отца, твердый крем с ромом, с шоколадным покрытием. Мой муж был датчанин, у них на родине были конфеты с марципаном, и он спросил у отца, может ли он их сделать. В Австралии тогда марципан еще не знали. Папа сделал и назвал конфеты «Наташа» в честь нашей дочки. Когда Игорь родился, папа сделал Cherry Brandy. Затем появились также Crème de Menthe, конфеты «Ромашка» и даже «Принц Игорь». Папа не очень хорошо говорил по-английски, поэтому он держал двери магазина закрытыми, на них было написано «Звоните». Тем не менее, конфеты Пулковникова пользовались успехом. А на витринах магазина стояли старинные русские самовары».

Напротив магазина Пулковника были два дома, где в начале 60-х почти все квартиры снимали русские, приехавшие из Харбина.  Наталья Мельникова рассказала мне, что все дети, жившие там, очень любили этот чудесный магазин и его хозяина, и конечно, все время просили родителей купить конфеты. А когда приближалась Пасха, то из этого магазина расходился обворожительный запах куличей, даже австралийцы удивлялись, почему это улица вдруг пахнет так вкусно. А радушный, остроумный  и щедрый хозяин принимал русских друзей,  и под звон наполненных стаканчиков текли задушевные разговоры.

Дочь Людмила вспоминает, какой сказочный торт сделал папа ко дню её свадьбы. «В то время не было такого разнообразия, из деликатесов были только английские мясные пироги и булки с кремом. А папа делал красивые пирожные. На мою свадьбу он сделал красивый высокий торт, который удивил журналистов и даже попал на страницы сиднейской газеты вместе с нашими счастливыми лицами. Сейчас все по-другому, конечно. В Австралию приехали люди со всех концов земли, и выбор во всем, и в кондитерских изделиях, огромный».

Людмила родилась в Австралии, но говорит, что не считает себя только австралийкой. «До школы дома говорили по-русски. Папа с мамой иногда переходили на польский, когда они не хотели, чтобы мы их понимали, ну, а мы научились немного. Когда я окончила школу – выучилась на медсестру. Уехала в Лондон, два года там работала, затем вернулась. Много лет прожила с мужем-датчанином, так что и датский язык немного знаком. Но мне хочется сказать о моих родителях, о том, как они приехали в Австралию абсолютно без ничего, тяжело работали, не боялись начать свое дело. Много лет никуда не выезжали отдыхать. Мы, дети, решили, что это несправедливо, и в конце жизни они поехали в поездку на несколько месяцев, навестить своих родных – в Америку, Польшу».   

Владислав Пулковник до конца своей жизни, а умер он в 1987 году в возрасте 77 лет, продолжал делать шоколадные конфеты.  Один из сыновей пытался продолжить  бизнес, но дело у него не пошло. Так что больше шоколадных конфет Пулковника купить негде, всё осталось в истории и памяти старого поколения русских, живших в 20 веке в Харбине и Сиднее.

Беседовал Владимир КУЗЬМИН

 


2 comments