Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Судьба Юрия Езерского

Судьба Юрия Езерского
George Virine (Юрий Езерский) в своей мастерской в Брисбене

Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что жизнь интереснее и более непредсказуема, чем самый лихо закрученный киносценарий. Ну разве могла я предположить, работая в детской библиотеке города Рязани и расставляя на полках книги известного русского писателя, автора исторической прозы Милия Викентьевича Езерского, что в один прекрасный день я встречусь c его семьей в далекой Австралии? А ведь именно так и произошло.

Помогла нам встретиться Неделя русского культурного наследия в Брисбене, благодаря которой я познакомилась с внучкой Милия Езерского Галиной Артур (Galina Arthur), поведавшей мне удивительную историю жизни своего отца, известного скульптора, которого в Австралии знают под именем Джордж Майкл Вирин (George Michael Virine). Этой историей я и хочу поделиться с вами с разрешения Галины.

Человек, приехавший в Австралию в 1951 году в качестве французского скульптора Джорджа Вирина, появился на свет 15 марта 1920 под именем Юрия Милиевича Езерского. Юрий был единственным сыном Милия Викентьевича Езерского, члена Союза писателей, высокообразованного человека, говорившего на нескольких языках, включая латынь и древнегреческий. Книги Езерского, такие как «Дмитрий Донской», «Тарас Шевченко», «Сила земли», «Аристоник», «Каменотес  Нугри» и многие другие, до сих пор пользуются большой популярностью у читателей. Именно благодаря отцу Юрий вырос в атмосфере литературы и искусства, получил блестящее образование и в совершенстве владел немецким и французским языками. Милий Викентьевич, человек огромного личного мужества, был награжден Георгиевским крестом за участие в сражении при Галлиполи, в котором принимал участие в качестве офицера царской армии. Происходил он из древнего рода Езерских, история которого насчитывает без малого тысячу лет. История этого рода нашла отражение в неоконченной поэме Александра Сергеевича Пушкина «Езерский», написанной в 1832 году.

Мать Юрия - Зинаида, коренная москвичка, работала в мастерской Большого театра, изготавливая парики для артистов. Она очень хотела, чтобы ее сын стал балетным танцором. Но уже в возрасте 7-8 лет Юра начал рисовать и лепить фигурки из хлеба по своим рисункам. Заметив увлечение сына, родители стали поощрять его в развитии этого дарования.  Уже будучи зрелым человеком, в разговорах с детьми он с особой теплотой вспоминал свою борзую по имени Нелка, игры с товарищами в футбол и волейбол, катание на коньках по замерзшему пруду в Московском зоопарке, поездки на подмосковную дачу с родителями и двоюродным братом Веней.

После окончания средней школы № 17, одаренный юноша начал изучать искусство ваяния. По словам дочери Юрия Галины, это была политико-интеллектуальная академия для одаренной молодежи. Думаю, что имелась в виду образованная в 1933-ем году и просуществовавшая до 1963 года Всесоюзная академия архитектуры (ВАА), хотя точно утверждать не могу.

Со слов Галины, ее отец принял участие в создании бронзовых барельефов с изображением ученых, мыслителей и писателей  между пилонами фасада библиотеки им. Ленина и работал над изваянием одной из скульптур, украшающих крышу здания.  К сожалению, документального подтверждения этому я не нашла. Во всех источниках о строительстве главного здания, корпусов и хранилищ библиотеки упоминаются только имена Матвея Манизер, Надежды Крандиевской, Веры Мухиной, Сергея Евсеева, Всеволода Лишева, Александра Хрякова и академика архитектуры и театрального художника Владимира Щуко.
Юрий также рассказал своим детям, что принимал участие в создании знаменитой ограды Большого Каменного моста в Москве в 1938 году, чему мне опять-таки не удалось найти подтверждения. Что и не удивительно, учитывая трагические повороты, происшедшие в дальнейшей судьбе молодого скульптора.

В 1940 году Юрий Езерский был призван в ряды Красной Армии. Таким образом, молодой москвич оказался в Монголии в составе группы войск, переброшенных из Центральной части России по железной дороге. Тут необходимо сделать небольшое историческое отступление. 12 марта 1936 года в Москве был подписан «Протокол о взаимной помощи между Монголией и СССР» (протокол был подписан как с суверенным государством, хотя по советско-китайскому соглашению 1924 года Монголия признавалась частью Китая). Размещённые на территории Монголии советские войска, в отличие от других союзных стран, не формировали  так называемую «группу войск», а непосредственно входили в состав Забайкальского военного округа.

После года интенсивного обучения Юрий, в составе небольшой группы войск, был переброшен по Транссибирской железной дороге сначала в Казахстан, а потом в Смоленск на линию фронта. Образованный 15 сентября 1941 года на базе Забайкальского военного округа Забайкальский фронт в годы Великой Отечественной войны направил на советско-германский фронт 16 дивизий (11 стрелковых, кавалерийскую, три танковые, мотострелковую) и две бригады (стрелковую и артиллерийскую). Всего — около 300 тыс. человек, более 2 тыс. орудий и минометов, свыше 1,4 тыс. танков. В каком из этих воинских формирований был Юрий Езерский сейчас установить невозможно.

В ходе Смоленского сражения, которое представляло собой комплекс оборонительных и наступательных операций советских войск против немецкой группы армий «Центр» и «Север» и продолжалось с 10 июля по 10 сентября 1941 года, воинское подразделение,  в рядах которого находился пулеметчик Езерский, понесло огромные потери. Сам Юрий Езерский выжил лишь по счастливой случайности и примкнул к отряду партизан.
 
В годы Великой Отечественной войны на Смоленщине активно действовали более 120 зарегистрированных партизанских формирований, в которых насчитывалось 62 тысячи вооруженных бойцов. В одном из них Юрий и боролся с немецкими оккупантами, освобождая от врага населенные пункты и осуществляя диверсионную деятельность на железной дороге в течение года. Во время одной из облав фашистов на мирное население, Езерский, находившийся в то время в сельском доме, был арестован и этапирован в лагерь принудительного труда в Могилеве. Подобные лагеря создавались СС для обслуживания своих подразделений на оккупированных территориях. В трудовой лагерь направляли  всякого рода мастеровых людей, как из гражданского населения, так и из военнопленных. После недели принудительных работ Юрий бежал из лагеря, но был ранен в щиколотку. И опять его спасли доброта и отзывчивость русских людей: крестьянки не только залечили его рану, но и дали приют беглецу.

 Через несколько месяцев Езерский снова был арестован немцами и вместе с другими военнопленными отправлен в Польшу по железной дороге. Там он занимался тяжелым, каторжным трудом сначала на сталелитейном, а затем на авиационном заводе. Где и был избит охранниками за изображение самого себя, закованного в кандалы. Вольнолюбивого, острого на язык юношу, отказавшегося носить нашивку «OST» на груди, вместе с группой других военнопленных отправили в концентрационный лагерь Бухенвальд. Юрий сумел выжить в этом аду, где прошел через побои, голод, изощренные издевательства. И не только выжил, но и сумел совершить побег из Бухенвальда за три месяца до разгрома фашистской Германии в мае 1945 года. *

То, что произошло дальше, можно назвать только чудом: Езерскому удалось в одиночку пройти 600 км по вражеской территории и достичь границы между Германией и Люксембургом. Скорее всего, ему помогли знание немецкого, общительный характер и огромная удача. При попытке пересечения границы на контрольно-пропускном пункте он был опознан бывшим охранником Бухенвальда, который, в свою очередь, тоже бежал из лагеря смерти. 11 апреля 1945 года в Бухенвальде произошло восстание узников. В течение двух суток лагерь находился под полным контролем восставших и лишь 13 апреля туда прибыли части 3-ей американской армии. Вероятно, встреча Юрия с бывшим охранником произошла после освобождения Бухенвальда его узниками. Этот человек и его семья помогли Юрию не только попасть в Люксембург, но и обустроиться там.

В  Люксембурге Юрий Езерский изменил свое имя на Юри Виардо (Juri Wiardo ) и подружился с архитектором Камилем Фрейден (Camille Freiden), который пригласил его жить в своей квартире и пользоваться студией в обмен на уроки мастерства. Жизнь стала налаживаться: Юрий начал делать статуэтки на продажу, которые пользовались спросом у туристов и американских солдат. А через какое-то время ему удалось получить заказ на изготовление бюста герцогини Люксембурга. Но в жизни Езерского снова произошел крутой поворот.

9 апреля 1943 года постановлением Государственного комитета обороны СССР было создано  управление советской военной контрразведки "СМЕРШ".
В качестве названия организации была принята аббревиатура от лозунга "Смерть шпионам". Органы "СМЕРШ" занимались разоблачением вражеских агентов на освобожденных территориях, проверяли благонадежность советских военнослужащих, бежавших из плена, вышедших из окружения и оказавшихся на оккупированной немецкими войсками территории. С переносом войны на территорию Германии на военную контрразведку были также возложены обязанности по проверке гражданских репатриантов. Зная о деятельности «СМЕРШ»,  Юрий жил в постоянном страхе быть арестованным.

Однажды, работая в студии над бюстом, он увидел из окна своего друга Камиля Фрейден, который шел к зданию в сопровождении незнакомого человека. Юрию сразу же бросились в глаза сапоги незнакомца. «СМЕРШ!» - подумал он и, не теряя ни секунды, выпрыгнул из окна второго этажа. Сумев вскочить в проходивший мимо и замедливший ход трамвай, он с пересадками  добрался до дома своих друзей, живших в районе реки Мозель.

Друзья снабдили его адресом русского иммигранта в Париже. Они же помогли Юрию списаться с семьей, с которой он был в разлуке в течение пяти долгих, страшных лет. Переодевшись в крестьянскую одежду, Юрий благополучно пересек границу  между Люксембургом и Францией и в 1946 году оказался в Париже. В Париже, благодаря помощи русского иммигранта, ему удалось официально принять имя Джордж Майкл Вирин (которое он придумал на месте) и получить удостоверение личности на свое новое имя. Так началась новая глава его жизни во Франции.

Перемещаясь по северу Франции в поисках работы, он познакомился с Ириной Павленко, которая вскоре стала его женой. Вместе они проработали 18 месяцев в детском доме, прежде чем перебраться на авеню Виктора Гюго неподалеку от Триумфальной Арки, в самое сердце Парижа.  У Джорджа (давайте будем теперь  называть его так) появилась возможность снова заняться скульптурой, и вскоре он уже сумел заявить о себе, выставляя свои работы в престижных салонах, таких как Autumn   и Winter Salons,  Grande Galleries. Его работы заметил и оценил Пабло Пикассо, с которым у Джорджа взгляды совпадали не только на искусство, но и на современную картину мироустройства.

Несмотря на то, что именно в период с 1947 по 1949 началась «холодная война» между западным миром и СССР, влияние Французской коммунистической партии на политическую обстановку было очень велико. Генеральный секретарь ФКП Морис Торез заявил, что «французские трудящиеся не будут, никогда не будут воевать против Советского Союза». Опасаясь сближения между Францией и СССР и не зная, как это может отразиться на их судьбе, Джордж и Ирина приняли решение покинуть Европу. Джордж обратился за помощью в Международную организацию по поддержке беженцев (International Refugee Organisation). Там ему помогли оформить  нансеновский паспорт («Nansen passport» - документ международного значения, который выдавался Лигой Наций для беженцев без гражданства ) и получить 40 фунтов стерлингов подъемных для переезда в Австралию. Джордж прибыл в Сидней морем в 1951 году. В первую же ночь в маленьком отеле на Pitt St. у  него украли все деньги. Так началась его новая жизнь в новой стране: без языка, без денег, без поддержки, с одним только инстинктом выживания.

Ирина смогла приехать к мужу в Австралию только через несколько месяцев. Они поселились на Coogee bay Road в Сиднее. Джордж брался за любую работу, чтобы выжить, но в основном работал маляром. Постепенно он, в свободное время, снова вернулся к занятиям скульптурой. Через некоторое время у него набралось достаточное количество скульптур, большинство из которых отражали ужасы войны, чтобы открыть выставку своих работ, на которую никто не пришел. Австралийцев в то время подобные направления в искусстве, увы, не интересовали. В приступе депрессии Джордж сбросил свои скульптуры с одного из утесов в Сиднее. Глубину его отчаяния передать было невозможно...

В 1953 году Джордж и Ирина переезжают в Брисбен, где жизнь в то время была дешевле, чем в Сиднее, а климат более благоприятным. Они осели в Buranda, где Джордж работал маляром и декоратором. Пережив болезненную неудачу выставки своих работ в Сиднее, он снова вернулся к делу своей жизни – скульптуре. После рождения сына Марка в 1954 году, семья переехала в другой район Брисбена – Green- slopes. Именно в мастерской, расположенной в подвале этого дома, Джордж через пять лет изваяет памятник авиатору –пионеру  Берту Хинклеру (Bert Hinkler), который до сих пор высится в Бандаберге (Bundaberg).

Первый успех пришел к Джорджу в 1955 году месте с выставкой его работ в дорогом универмаге Finney’s  на  Queen St, там, где сейчас расположен торговый центр дома Myer. Он не продал ни одной из своих скульптур, но о нем заговорили в газетах и на радио. Именно после этой выставки руководитель Квинслендского колледжа искусств (QLD Art College) Сирил Гиббс (Cyril Gibbs) предложил Джорджу Вирин вести уроки мастерства в Центральном техническом колледже Брисбена (Brisbane Central Technical  college) в утренние часы по субботам. В то время английский язык Джорджа оставлял желать лучшего и у него не было диплома, подтверждающего квалификацию. Но его яркое дарование и трудолюбие помогли ему зарекомендовать себя и получить в 1958 году  постоянную работу в этом колледже, где он и проработал в течение восемнадцати лет. Джордж Майкл Вирин стал первым профессиональным преподавателем ваяния в Квинсленде.

В 1960-е годы его имя начинает приобретать известность и международное признание. Губернатор штата  Квинсленд Генри Абель Смит (Henry Abel Smith) посетил выставку скульптур Джоржда в Lennon’s Hotel в 1960 году, а затем нанес частный визит супругам Вирин. В 1964 году Джордж занял первое место в международном конкурсе, в котором приняли участие 84 скульптора, и приобрел право на создание монумента Джона Берч (John Birch). Этот конкурс был учрежден и финансирован частным консервативным обществом John Birch Society, основанным в 1958 году в США. Джон Берч был американским военным баптистом-миссионером, погибшим 25 августа 1945 года от руки китайских коммунистов и ставшим, с точки зрения членов общества, носившего его имя, первым героем «холодной войны».

В 1961 году у Джорджа и Ирины (Irene) родились двойняшки Галина и Татьяна. Стабильное материальное положение позволило Джорджу в 1968 перевезти свою семью в более просторный дом на Main St, Kangaroo Point.

В 1975 году Джордж оставляет свою должность в Центральном техническом колледже Брисбена и получает официальное разрешение от Академии искусств давать уроки ваяния в своей студии на  Main St. Карьера Джорджа достигла пика в 60-е,
70-е и 80-е годы, когда его имя не сходило со страниц Telegraph, Courier Mail  и Sunday Mail, а студенты Академии искусств записывались в очередь, чтобы брать уроки ваяния у знаменитого скульптора.

Переехав в 1987 году в Rochedale, он продолжает давать частные уроки ваяния. В студии этого дома он в 1988 году начал работать над  памятником святому князю Владимиру, который символизировал тысячелетие крещения Руси. Монумент был закончен и установлен на территории Университета Квинсленда (University of Queensland) в 1993году. Средства на этот проект были собраны русской общиной Брисбена, которая преподнесла его в подарок Университету Квинсленда в честь 200-летия Австралии. Памятник святому князю Владимиру в наши дни стал символом православный диаспоры Австралии.

Джордж Вирин продолжал еженедельно давать частные уроки скульптуры вплоть до конца 2014 года, до тех пор, пока позволяло состояние здоровья. В 2010 году тяжелая форма рака унесла жизнь его сына Марка. Верная спутница жизни Ирина ушла из жизни  в 2015 году. Все это побудило Джорджа объявить об окончании профессиональной деятельности 15 марта 2015 года, в день своего 95-летия. Итогом его долгой творческой жизни стала персональная выставка в художественной галерее города Логан (Logan Art Gallery) в 2016 году.

Джордж Майкл Вирин ушел из жизни первого января 2017 года, оставив после себя не только работы, но и учеников, продолжателей его дела. Многие из них, такие как
Dr. Rhyl Hinwood, Catharina Hampson, Peter Dornan, Philip Piperides, стали известными скульпторами. После смерти отца Галина передала его скульптуры в такие организации как Университет Гриффита ( Griffith University), Латроуб университет в Мельбурне ( Melbourne Latrobe University) , Университет Джеймса Кука (James Cook University) , в Военный мемориал Австралии (Australian War Memorial),  «Миссионеры благотворительности» (Missionaries of Charity). Уникальные документы из архив Джорджа Вирин (включая его подлинный Нансеновский паспорт) находятся в Государственной библиотеке штата Квинсленд ( The State Library of Queensland). Часть работ Джорджа и некоторые из его личных вещей были переданы в Музей Квинсленда,  где мы и познакомились с Галиной Артур, которая приняла участие в экскурсионном туре по запасникам Музея Queensland Museum Curator Tour.  Благодаря этому у меня и появилась возможность рассказать вам еще об одном русском австралийце, посветившем свою жизнь беззаветному служению искусству.

_________________________________________________

* В статье «Соединяя людей и время» от 17.06.19 я написала, что Юрий Езерский  оказался в Люксембурге в 1944 г., основываясь на информации, предоставленной  его дочерью Галиной. Прослушивая прижизненные аудио записи отца, Галина сделала уточнение о том , что побег был совершен в 1945 г.  «За три месяца до разгрома нацистов в 1945 я убежал из Бухенвальда и направился на запад, планируя пересечь ближайшую внешнюю границу Германии»,  -  вспоминал Юрий.

Наталия Самохина, Брисбен

 



5 comments