Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Вера, Надежда, Любовь и Мудрость

Опубликовано 23 Сентябрь 2019 · (698 views)

Вера, Надежда, Любовь и Мудрость
Вера Сергеевна Максимова

30 сентября отмечают именины женщины, названные в честь святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии (по-гречески — мудрость), живших и пострадавших во втором веке. Первые три имени отождествляют с тремя христианскими добродетелями. Накануне праздника мы побеседовали с одной из именинниц, Верой Сергеевной Максимовой, урожденной Буровниковой.

— Своими именами мы обязаны родителям. Расскажите о вашем детстве, о родителях. Почему вас назвали Верой?
— Мои родители жили в Харбине, это было при японской администрации Маньчжурии. Когда началась война, папа опасался, что японцы заберут его в армию, поэтому он уехал в нейтральный Шанхай. А мама была тогда в положении. Уезжая, папа сказал маме, если будет девочка — назови её Верой. Когда стало ясно, что Япония нападать на СССР не собирается, папа вернулся в Харбин. После этого у меня родилась сестра — Татьяна.
Мама работала тогда на радиостанции в Харбине, где передачи велись на русском языке. Подготавливая программы, она потихоньку слушала новости из СССР, из Хабаровска.
Таким образом к нам в Харбин попала песня «Катюша». Мама и её подруга певица записали слова и музыку.

— А откуда приехали в Харбин ваши родители?
— Мама родилась в Варшаве. Её бабушка была, по семейным рассказам, из знатного немецкого рода. Мамина мама, моя бабушка, имела чешские, французские и немецкие корни, но она всегда считала себя русской. Мой дедушка, с маминой стороны, был генеральным контролёром железных дорог в Польше. Когда началась Первая мировая война, затем революция и Гражданская война, семье пришлось отступать на восток вместе с Белой армией, и, в результате, они оказались в Китае.
А мой дед по папе, Семен Яковлевич Буровников, родом из Курска, участвовал в Русско-японской войне и был полный Георгиевский кавалер. После войны он попал в Харбин, где работал на Китайской восточной железной дороге.

— Когда вы перебрались в Австралию?
— Мы всей семьей приехали в Австралию в 1957 году. Мне было тогда 15 лет.

— Это сложный возраст для переезда в другую страну. В Харбине не доучились, а в Австралии уже трудно было учиться из-за отсутствия языка.
— Да, сложный возраст. С языком, действительно, было трудно, но время, в конце концов, все ставит на места. Когда я подросла, как-то у церкви я встретила Олега, и вскоре он сделал мне предложение. Жизнь у Олега в детстве сложилась очень тяжелая. Ему было два года, когда он попал в лагерь. Прошел три лагеря: вначале советский, затем немецкий, а позже, после окончания войны, австралийский. Вышел он из лагеря для иммигрантов, когда ему было 15 лет. Его отец был помещен в лагерь в СССР в 1935 или 1936 году, он был инженером и, будучи в лагере, участвовал в строительстве, которое вели заключенные. После того как я вышла замуж за Олега, моя мама разыскала его отца в Москве и они встретились. Первый контакт был по телефону, и они узнали друг друга по детскому прозвищу Олега — его в детстве звали «Лютик».

— У вас двое детей, младшего — Николая хорошо знают в русской общине, он уже 16 лет проводит кинофестиваль в Австралии. Но старшая — дочь Татьяна.
— Да, эти имена тоже семейные. Последнее желание моего отца было, если у меня родится дочь, назвать её Татьяной. Когда я ожидала нашего второго ребёнка, мой муж хотел назвать сына в честь своего отца — Николай. Дочери пришлось тяжело с учебой, у неё почти не было слуха. Но она смогла побороть трудности, справилась, закончила среднюю школу, работала архитектурным чертёжником на государственной службе, потом выучилась на дизайнера по интерьерам. Вырастила двух мальчишек, старший уже окончил юридический факультет Сиднейского университета, второй ещё учится в университете. Она талантливая и обладает сильным характером, пошла в отца, как, впрочем, и Коля.

— Они работают сейчас в семейном бизнесе. Расскажите, как это начиналось?
— Было это году в 1981-м, один знакомый пришел к Олегу с предложением вместе купить дом для пожилых в Сиднее. Олег согласился, а этот знакомый потом передумал, и Олег сам купил его. Помещение нуждалось в ремонте и улучшении, и мы его восстанавливали как могли. Очень тяжелая работа. Олегу пришлось строить, а мне научиться всему, включая бухгалтерию. Потом Коля закончил университет, перешел туда и взял дело в свои руки. А сейчас он директор также и в Русском благотворительном обществе St Sergius Aged Care. Мой папа был одним из тех, кто начинал работу в St Sergius. Они закладывали тогда основы дома для пожилых русских эмигрантов.
Вся семья была связана с русской жизнью в Сиднее. А дом, где я сейчас живу, его Олег построил, когда-то был наполнен жизненным шумом трех поколений. Часто здесь бывали гости, даже из России. Когда мы с сестрой были молодыми, работали переводчицами с русскими группами, приезжавшими в Сидней. Мы их приглашали в гости. Так познакомились и до сих пор поддерживаем связь с главным редактором журнала «Наш современник», писателем Станиславом Юрьевичем Куняевым. Меня все эти годы интересовало, как идут дела в России. Первый раз я посетила СССР в 1971 году, а когда я полетела в Москву в 1991 году, получилось, что я прилетала в СССР, а улетала уже из России. Сейчас я смотрю по телевизору австралийские новости и российские — и беру середину из двух.

Еще мой дед давал присягу «За веру, царя и отечество». Он говорил нам — вера учит нас, как жить, цари приходят и уходят, а отечество дает нам силу идти вперед.

— В русском обществе Сиднея, особенно у старшего поколения, жизнь всегда была связана с Россией.
— Хотя я родилась далеко от России, я всегда считала её моей Родиной, это была Родина моих родителей, бабушек и дедушек. У нас есть знакомые в Курске, и мама в трудное для них время отравляла в Россию посылки. Когда из России приезжала одна певица, Олег устраивал её концерт для русской общины, а на все собранные деньги мы купили лекарства и увезли в Курск, чтобы помочь людям.

— Приближаются именины Веры, Надежды, Любови и Софии, будете отмечать?
— Да, всегда отмечаем. Раньше, когда у нас дома было больше людей, и мы были помоложе, накрывали большой стол русских закусок. Сейчас отправляемся на обед куда-нибудь в ресторан, а утром обязательно в церковь. Мы всю жизнь были близко к церкви.
Еще мой дед давал присягу «За веру, царя и отечество». Он говорил нам — вера учит нас, как жить, цари приходят и уходят, а отечество дает нам силу идти вперед.

Беседовал
Владимир КУЗЬМИН


Ваш комментарий