Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Константин Хабенский: «Собибор» — это больше, чем кино

Константин Хабенский: «Собибор» — это больше, чем кино

В этом юбилейном году ярким событием кинофестиваля «Русское возрождение» в Брисбене стал приезд звёзд российского кинематографа — Константина Хабенского и Данилы Козловского. Актёры представили австралийским зрителям свои новые фильмы «Собибор» и «Тренер», в которых они оба дебютировали как режиссёры и сыграли главные роли. Все билеты на открытие «Русского возрождения» в Брисбене были распроданы, как и в предыдущие годы. Показ фильма Константина Хабенского «Собибор» на второй день после открытия также прошёл с большим успехом, а после просмотра у зрителей была возможность пообщаться с любимым актёром, народным артистом России.

Данила Козловский рассказал создании фильма «Тренер», ответил на вопросы зрителей и отметил, что его вдохновляют люди, которые не боятся преодолевать препятствия и совершают казалось бы невозможное, чтобы осуществить свою мечту.
Встречу с народным артистом России Константином Хабенским в Брисбене ждали очень многие. Это была не просто встреча кинозрителей с любимым актёром, это было самым лучшим подарком для поклонников его творчества — возможность пообщаться с ним «вживую».

«Собибор» относится к фильмам, которые потрясают и оглушают эмоционально, заставляют задуматься и долго «не отпускают». Поэтому особенно интересно было послушать самого актёра и режиссёра, Константина Хабенского, и его рассказ о создании этой кинокартины:
«Для меня очень важно было, чтобы этот фильм в первую очередь был эмоциональным. Чтобы люди, приходящие с попкорном в зрительный зал, прекращали есть во время просмотра. И, наверное, самое большое для меня достижение во всей этой истории, моей дебютной — это то, что фильм „Собибор“ — это не просто кино. Это больше, чем кино.
Нам пророчили с подобной темой в России определённую сумму сбора в прокате. Мы её превзошли в шесть раз! Определённый процент с каждого проданного билета был переведён в пользу благотворительного фонда, который я возглавляю. Мы смогли перевести в фонд свыше 15 миллионов рублей на помощь детям с онкологией мозга.
И вот таким образом получилось, что фильм „Собибор“ — не только о тех людях, которые спасали жизни, это кино продолжает спасать жизни. И это всё благодаря зрителям.
Меня самого этот фильм не оставляет равнодушным, я захожу периодически в зал, смотрю и понимаю, что эта история продолжает меня трогать.
У нас есть великолепный дебютант — композитор Кузьма Бодров, написавший музыку для фильма. Съёмочная группа была интернациональной, снимали мы вместе с литовской кинокомпанией, актёры „понабежали“ со всей Европы.
Мы проехали очень много стран с премьерой этого фильма, начинали в Варшаве и закончили в Берлине 9 мая.
И знаете, я понял самое главное: мне неважно было по большому счёту, что мне говорят люди, мне важно было то, как молчат после фильма люди. После каких-то фильмов можно весело продолжать обсуждать и так далее, а этот фильм получился именно вот такой: важно чуть-чуть выдохнуть, помолчать.
Я безумно счастлив, что мне выдалась такая возможность — проверить свои силы в качестве режиссёра, попробовать надломить хребет и взять этот большой вес на себя. Я счастлив, что мне и всей команде это удалось. Спасибо большое, что вы пришли!»

Многим зрителям хотелось задать вопросы своему кумиру. Общение с актёром продолжалось. Всем хотелось узнать как можно больше о фильме, съёмках и его героях от самого актёра и режиссёра.
— Почему вы выбрали именно эту историю?
— После того, как произошло это восстание в концлагере Собибор, 75 лет назад, немецкие войска буквально стёрли его с лица земли и пытались всячески забыть это. Советское правительство послевоенного периода также пошло дорогой забвения этой части истории.
И когда лет 5–6 назад я получил под другим рабочим названием сценарий, другую версию этой же истории, я подумал, что это какая-то сказка. Потом уже, 2.5 года назад я познакомился с другим вариантом сценария и с фондом Александра Печерского и понял, что эта история живёт благодаря небольшой кучке людей, не желающих, чтобы забыли их родственников.
Этот фильм — маленькая крупица той памяти, которая складывается благодаря людям, которые бесконечно благодарны тем, кто сохранил им жизнь. Это люди, которые передавали своим детям, своим внукам знания о том, благодаря кому они сейчас живут.
Я себя считаю маленькой частицей, причастной к тому, что мы называем человечеством, что мы называем человеческой благодарностью и памятью. А если коротко ответить на ваш вопрос, то другого сценария мне не предложили…

— Как вы считаете, в какой момент Александру Печерскому было страшно?
— Вы знаете, тут наверное вообще ситуация сама по себе страшная. Люди по-разному высказывают страх. Где-то это в глазах, а где-то — очень глубоко. Там, наверное, был другой страх — снова остаться живым, поведя за собой людей, из-за чего другие люди могли погибнуть. Это — другой страх, другого качества, другого уровня. Страх не за себя, а за других людей. Вообще если вам когда-либо ещё раз захочется спокойно пересмотреть эту историю, обратите внимание, что это не сюжетная история, это не детективная история. Может так вам будет проще её воспринимать, как метафизическую вещь, в центре которой стоит главный герой этого фильма — лагерь смерти. Все остальные люди — это эпизодические роли в жизни главного героя. Мне очень хотелось рассмотреть амплитуду их состояний в тот или иной момент «жизни». Потому что конечно там идёт первый день, третий, девятый и так далее.
Это просто для того, чтобы вы понимали, что это всё не в один день или в пять дней происходит, как таковой сюжетной линии я старался там не вести. Это немного другая история, может так будет легче её воспринимать. Также я попытался вплести туда, если вы обратили внимание на высказывания, некую библейскую, древнегреческую, древнеримскую историю: упоминания колесниц, «переплывая реку мёртвых» и т. д. Что-то также из аллегорий визуальных — гуси там тоже не просто так. А вообще, конечно же, эта история — о жизни.
Основная мысль этого фильма — кстати, я ни разу в Австралии не говорил об этом — состоит в том, что в любой компании любого количества людей всегда найдётся хотя бы один человек, который заставит остальных поверить в то, что они — тоже люди. Давайте не забывать об этом, давайте любить друг друга, давайте дадим шанс людям, которые пришли на показ следующего фильма «Селфи» занять свои места и посмотреть кино, иначе они опоздают на метро.

— Скажите, вы могли спать во время съёмок этого фильма? Я, например, сегодня не засну.
— Это значит, что вы — «наш» зритель. Это моя работа — мне нужно всё донести до зрителя. Если я буду рыдать на сцене, как крокодил, то минут через пятнадцать все уйдут из зрительного зала. Я должен вести за собой зрителя, это моя работа. А ваша работа — быть открытым тому, что мы вам предлагаем. Вот и всё.

— Что было самым сложным во время работы над фильмом?
— Самое сложное как для режиссёра? Во-первых, это дебют. А вообще всё самое сложное, от начала до конца. Это и монтаж, все 34 полноценных варианта фильма, это и создание музыки, создание дизайнов и так далее. Наверное, самым простым для меня была работа с актёрами. Потому что я сам всегда жду режиссёров, которые бы пришли и работали со мной. Так вот, я понимал, чего не хватает моим коллегам. Работа с актёрами было самым простым и «вкусным». Всё остальное было большой и продуманной импровизацией.

Эта встреча с Константином Хабенским открыла его для многих зрителей не только как талантливого актёра и режиссёра, но и как невероятно обаятельного и интересного собеседника. А также человека с большим сердцем, помогающего другим. Австралийским ценителям русского кинематографа и студентам, изучающим русский язык, было также интересно пообщаться с российским актёром и поделиться своими впечатлениями о фильме «Собибор» после его просмотра.

«Очень сильный фильм, великолепная кинематография, режиссёрская работа и актёрский талант Константина Хабенского! Я бы сравнил этот фильм с картиной „Иди и смотри“ режиссёра Элема Климова по своему психологическому воздействию и неприукрашиванию действительности войны», — сказал Стаффорд Беттридж, давний ценитель русского и советского кинематографа, выпускник Брисбенского университета в области производства фильмов.
Хотелось бы также отметить великолепную кинооператорскую работу такого сложного фильма, как «Собибор». Константин Хабенский рассказал, что кинооператор этого фильма — Рамунас Грейчюс из Литвы, мастер жанра военной драмы, на счету которого немало военных фильмов, включая картину «Битва за Сталинград».

Реальная история Собибора и Александра Печерского — человека, спасшего жизни многих людей, оставляет без ответа очень важные, на мой взгляд, вопросы: почему его подвиг не был оценен в Советском Союзе и почему эту страницу истории пытались предать забвению в советское время? Советское правительство отказалось пустить Александра на Нюрнбергский процесс против нацистов в качестве свидетеля как бывшего узника концлагеря Собибор. Его не выпускали из страны и на встречи с оставшимися в живых заключёнными. Лишь совсем недавно, через много лет после его смерти, Александр Печерский был посмертно награждён Орденом Мужества…
Константин Хабенский сделал то, о чём при жизни мечтал реальный герой его фильма — об экранизации истории Собибора у себя в стране.

Пятнадцатый по счёту кинофестиваль «Русское возрождение» показал, что интерес к российскому кино в Брисбене и в Австралии в целом растёт с каждым годом и привлекает всё больше зрителей самых разных возрастов и национальностей. И всё это — благодаря отличной организации проведения кинофестиваля, работы директора Николая Максимова, волонтёров и помощников.
Ну и, конечно, благодаря интересной насыщенной программе, приезжающим звёздам кино и праздничной атмосфере, царящей на открытии «Русского возрождения».
Светлана КОНДРАТЕНКО, Брисбен


Ваш комментарий