Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Австралийский Крещатик

Случайности хороши тем, что иногда способствуют реализации добрых дел и смелых идей. А по сути, это всего лишь результат — оказаться в нужное время в нужном месте. Для меня таким местом оказался город Мельбурн, где прошлогодней весной выпала возможность познакомиться с чудесной русскоговорящей публикой, которая не только читает, но и пишет. Авторский вечер традиционно финишировал раздачей автографов, но на этом не завершился, ибо не отпускала тёплая творческая атмосфера, царившая в зале. При общении обнаружилось, что большинство публики — литераторы, чьи таланты в полной мере раскрылись уже в Австралии, куда в разное время занесла их жизнь и судьба.

Так я воочию познакомился и подружился с мельбурнским литературным объединением «Лукоморье», которому уже более десяти лет, в чьём активе сорок членов, людей, объединённых любовью к творчеству, к русской поэзии в частности и искусству в целом. Они активны и в творчестве, и в делах, организовывают встречи, конкурсы, издают свои книги, выпускают ежегодный альманах «Витражи» и даже утвердили собственную литературную премию, названную именем К.Бальмонта — первого большого русского поэта, ступившего на австралийскую землю.

Из всего этого вызрела идея: приблизить творчество коллег далёкого континента к светлым очам европейского читателя. Идея понравилась Борису Марковскому, главному редактору журнала «Крещатик», тем более что она очень подходила к его «географическому» формату (раннее вышли французский и американский номера с русскоязычной поэзией и прозой). К тому же сам журнал максимально интернационален: идея, главред и название из Киева, редакция в Германии, русскоязычен, издаётся в С-Петербурге, прописан в «Журнальном Зале», подписчики в Европе, Азии, Америке — теперь, надо полагать, добавится и Австралия…

Хорошая инициатива наказуема, и вот свежий — австралийский! — номер «Крещатика» перед нами. Хочется отдельно поблагодарить Залмана Шмейлина, причём не только как поэта и руководителя мельбурнского литобьединения, но и как организатора, редактора всего отобранного литературного материала, а его немало: более трёхсот журнальных страниц поэзии, прозы, эссеистики, переводов, более тридцати авторов…

Творческий уровень представленной антологии весьма высок. Открывается она обзорной статьёй Натальи Крофтс (Сидней) «История русской литературы Австралии», не отягощённой литературоведческой терминологией, просто и увлекательно повествующей о формировании русской литературной среды дальнего континента с начала прошлого века. Текст иллюстрирован фотографиями, содержит интересный исторический материал, биографические подробности, выдержки и цитаты. Интересен и автор — выпускница МГУ и Оксфорда; далее выступает в других ипостасях: демонстрирует переводы с английского, рисует очень разные женские портреты в прозе и, наконец, рифмует собственную жизненную одиссею, предвосхищая традиционную ностальгическую тему собратьев по перу.

Ну что, Одиссей, поплывём на Итаку —
на север, на запад, на юг?
Мой друг, нам с тобою не в новость — не так ли? —
за кругом наматывать круг…

Самый почтенный автор — Нора Крук (родилась в 1920 г. в Харбине). Перепад в датах написания её стихов — полвека!

Мы лечились Парижем. Французским и русским.
Богомольным, похабным, широким и узким…

О ностальгической теме хотелось бы сказать отдельно: она отнюдь не прямолинейна, в сборнике мало произведений, в которых сквозила бы тоска по родным, безвозвратно покинутым местам, с традиционно прилагаемыми сантиментами.

Бросив Русь, поселившись на время в раю, —
Я другого такого не видывал рая, —
Ностальгических песен я в нём не пою.
(Г. Казакевич)

Всё гораздо сложнее и глубже: на лирических страницах австралийских авторов непросто отыскать Австралию, зато прекрасно прослеживается жизнь советских 70-90-х.

Мать на кухне допивает вино,
Скорбно смотрит (как всегда!) в потолок.
За конфетами пойдём в гастроном,
— Сказку?
Жил когда-то Бог… добрый Бог.
(И. Даугавиете)

Время, когда происходит формирование личности, — вероятно, главное в жизни. Оттого и попытка заглянуть в себя: кто мы? Кем были? Кем стали? Оттуда же отголоски войны в рассказах (яркая проза Ирины Нисиной) и стихах…

Если бы на сердце
Ставили заплаты.
Если б сорок первый
Сразу в сорок пятый.
(Ю. Вайсман)

И, разумеется, интимная лирика и, конечно, «…служенье лире — попытка сделать этот мир добрей!» (Л. Куликовская).

И радостью сияя,
С улыбкой до ушей,
Он слово пришивает
Заплаткою к душе.
(Е. Могилевский)

Как в любой антологии, не все стихи равнозначны по силе и мастерству. Важно, что написаны они хорошо и, что самое главное, они — разные. Как многолик и читатель. И потому хочется верить, что этот самый читатель обязательно найдёт своего автора, свои полюбившиеся строчки и почувствует, что мир вокруг действительно становится добрей. А строчки такие есть, ими щедро украшены страницы…

Если в стихах слабо прослеживается австралийская экзотика, то в других жанрах её достаточно. Начиная с уже упомянутой статьи Натальи Крофтс, далее журналистские эссе Е.Дановой, повествование Игоря Гроссмана о приключениях с проводником-аборигеном Вараном и, наконец, путевой дневник Анатолия Шиманского «Австралия глазами русского» — довольно обширное и подробное описание австралийского круиза на двух верблюдах. Я, честно говоря, на такой поход вряд ли бы отважился, но у каждого свои представления о путешествиях…

Замыкают подборку переводы. Джена Вудхауз, Дэвид Лэйк, Венди Коуп, А.Хоуп… Что интересно, переводчики — те же авторы, чьи имена запомнились на поэтических страницах: Г. Казакевич, Н. Крофтс, Г. Лазарева. Знаю, что есть отличные переводы у Инги Даугавиете и Валентины Человской, в этом качестве здесь, к сожалению, не представленные. А Вланес, уроженец Астрахани, из Греции перебравшийся в Австралию, предложил свой перевод К.Кавафиса.

Подводя итоги, хочу сделать реверанс в сторону будущих читателей: сии рассуждения — никак не аналитическая статья, а всего лишь краткий обзор. Именно поэтому многих интересных авторов я не упомянул, а цитировать их вообще бесполезное занятие — придётся дублировать журнал. Проще и приятней полистать австралийский номер «Крещатика» и самостоятельно расставить акценты.

Появление такой антологии — безусловно, событие, как для русскоязычных авторов Австралии, так и для развития русской литературы в целом. Ведь издавались и раньше, пусть немногочисленные, подборки, и без сомнения в будущем увидят свет новые. Поэтому предлагаемый читателю материал — не итог, скорее этап. Этап открытия и познания новой русскоязычной литературы из далёкой и близкой Австралии. Как там у Залмана Шмейлина:

Я никогда не выясню, есть ли на свете Бог,
Который эмоционален — как ты и я.
Но знаю, что каждый, кому он расщедрился и помог,
На девяносто девять процентов рассчитывал на себя.

Да поможет вам Бог!

Об авторе: Сергей Лазо, поэт, бард, автор многочисленных поэтическких сборников и дисков. Пишет на русском и украинском языках. Заслуженный деятель искусств Украины.

Редакция сердечно поздравляет авторов нашего портала "Русская литература Австралии" с этой публикацией. Полностью "австралийский" номер журнала "Крещатик" можно прочитать в Журнальном Зале: http://magazines.russ.ru/kreschatik/2015/4


Ваш комментарий