Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«Бег» М.Булгакова на австралийской сцене

Интервью с режиссёром Сергеем Черкасским перед премьерой спектакля М.Булгакова «Бег» (Flight) в Сиднее.

В октябре в Сиднее на сцене Национального института драматического искусства NIDA будет проходить очередная премьера. На этот раз необычная, австралийские студенты поставят спектакль Flight по пьесе Михаила Булгакова «Бег».

Мы беседуем с режиссером-постановщиком, профессором из Санкт-Петербурга Сергеем Черкасским.
Flight S Cherkassky
- Как родилась идея поставить этот спектакль в Австралии?

- Лет шесть назад, после моего мастер-класса по пьесе А.Чехова «Чайка», я познакомился с тогдашним руководителем NIDA Джоном Кларком. И он предложил подумать о спектакле на их сцене в Сиднее. Обсуждения шли долго, и вот полтора года назад я получил приглашение от нынешнего директора NIDA Лин Уильямс. Естественно, мне было интересно предложить для постановки русский репертуар. И когда руководитель актёрского отделения Тони Найт упомянул имя Булгакова, я сразу же предложил поставить его пьесу «Бег», о работе над которой давно мечтал. В апреле этого года я приезжал в Сидней знакомиться со студентами, и вот в сентябре начались репетиции.
Пьесу Михаила Булгакова, читаемого во всём мире (газета «Таймс» назвала «Мастера и Маргариту» одним из лучших романов двадцатого века), представлять русскоязычному читателю, наверное, особо не нужно. «Бег» был начат писателем сразу после успеха его «Дней Турбиных» на сцене МХТ в 1926 году. Но пьеса не была поставлена при жизни Булгакова. Великие режиссёры Станиславский и Мейерхольд пытались получить разрешение на постановку «Бега», но без успеха. Сталин, который смотрел «Дни Турбиных», наверное, раз пятнадцать, затем запретил и «Дни Турбиных», и постановку «Бега», и публикацию всех последующих работ Булгакова. Впервые «Бег» встретился со зрителем лишь в 1957 году.

- Премьера в конце октября, то есть на подготовку у вас всего 6 недель.
- Можно сказать, что это стандартные сроки для англо-американского театра. Это в России мы привыкли репетировать спектакль долго, с перерывами, порой по году...

- Сколько актёров участвует в спектакле?
- Постановка «Бега» - неожиданно большой проект для NIDA. Спектакль обычно ставится составом одного курса, на котором занимается человек двадцать. Но в этом эпическом спектакле заняты студенты двух курсов, то есть около 40 человек. Эти актёры будут играть более 120 ролей.

- Как австралийцы воспринимают далёкую, в общем-то, от них реальность гражданской войны в России?
- Исторические события пьесы, конечно, далеки от молодых австралийцев. Но не мешает же нам смотреть спектакль о Гамлете то, что мы не знаем подробностей жизни средневековой Дании. Исторические подробности, детали нас подпитывают, но в театре рассказываем о вечных темах. В «Беге» для меня дорога одна из центральных тем булгаковского творчества - тема человеческого достоинства, тема ответственности за то, что происходит вокруг нас.
Булгаков, мобилизованный в армию как врач, сам явился свидетелем трагических событий гражданской войны. И ужас человека, который не может остановить убийство одного человека другим, осознание того, что мы повинны в ужасах вокруг нас, нашли отражение в нескольких рассказах писателя и позже - в этой пьесе. А потом и в «Мастере и Маргарите». Недаром некоторые фразы бесконечного разговора Понтия и Иешуа почти дословно совпадают с диалогом Хлудова с «красноречивым вестовым» Крапилиным.
Конечно, мы погружаемся в тему, изучаем материал. Так, недавно на репетиции, актёр Ross Langley, который играет генерала Хлудова, чертил карту и рассказывал своим однокурсникам, играющим штабных офицеров, о военных действиях в Крыму 1920 года. И названия, звучащие в приказах Хлудова в «Беге» - Юшунь, Карпова балка, Чонгар, Таганаш, обрели более иной, более конкретный смысл, когда студенты разглядывали военные карты. Это была часть работы Росса над ролью. Много информации мы почерпнули в мемуарах прототипа Хлудова, генерала Слащева, которые были изданы и в Константинополе, и в Москве. Он был жестоким военным и замечательным тактиком. И благодаря его действиям война в Крыму затянулась на год-полтора.
Так что исторические события в пьесе будут показаны. Но наша задача выйти на вопросы, которые волнуют сегодняшнего зрителя. Это диалектический процесс. Чем больше мы знаем о правде истории, тем больше мы можем сказать современному зрителю. Ну, а влюбить актёров в пьесу - это задача режиссёра.

- Вы здесь в театре с утра и до ночи. Сейчас пятница восемь вечера, вы ещё работаете. А как студенты относятся к напряжённому графику репетиций.

- Студенты-артисты работают с большим энтузиазмом. Поэтому мне очень интересно на репетиции. В спектакле участвуют не только студенты-актеры, но и студенты-художники. Декорации, костюмы также делают студенты. Поэтому в орбиту русской темы и творчества Булгакова сейчас вовлечены значительно больше чем 40 человек актёров. Ну, а насколько мы вошли в тему, будут судить уже зрители на премьере.

- Каков профессиональный уровень австралийских студентов в сравнении, например, с российскими.
- Когда общаешься со студентами школ, которые являются лидерами образования в своей стране, то всегда встречаешь очень талантливых людей. И здесь в NIDA я встретил немало интересных, умных, подающих надежды студентов. «Талант - единственная новость». Уровень преподавания в NIDA высок - и актёрское мастерство, и движение, и вокал. Студенты знают и русскую литературу, я был приятно удивлён, когда они стали рассказывать мне о великом актёре XIX века Михаиле Щепкине. Подозреваю, что это заслуга Карен Викери, которая читает им курс истории театра.

- NIDA довольно известный институт.

- Конечно! Это ведущее театральное учебное учреждение Австралии. Здесь учился Мэл Гибсон, известные австралийские актёры Кэйт Бланшет, Тони Коллет, Хьюго Вэйвинг.

- Вам приходится передавать тонкие нюансы пьесы студентам на английском языке. Это наверное, довольно сложно.

- Главное, чтобы был человеческий контакт, а с австралийскими студентами он к счастью установился. Ведь в театре слова - не самое главное. Как и в жизни, мы постигаем человека через интонации, паузы, детали поведения, поступки. И в процессе репетиций, когда нужное слово иногда выпадает - машу руками или показываю. Все смеются, подсказывают, работа идёт быстрее. Так что языковых проблем, в целом, нет. И к тому же у меня уже был подобный опыт. Я ставил спектакли в RADA (Королевской академии драматического искусства) в Лондоне. И конечно, у меня есть параллельный русский текст пьесы, и на репетициях идёт работа и над уточнением текста англоязычного перевода.

- Вы второй раз в Австралии. Учитывая, что у вас практически ежедневные репетиции, была ли возможность что-либо посмотреть?

- Надеюсь, после премьеры у меня будет неделя времени попутешествовать. Пока удалось немного посмотреть только Сидней. В ходе подготовке сцены тараканьих бегов в спектакле, чтобы актёры смогли почувствовать и позже передать азарт игроков, мы сходили вместе на стадион, где проходят забеги гончих собак. Студенты кричали и шумели, выигрывали и проигрывали, и получили нужный для сцены опыт.
Сидней - город со своим особенным лицом, его не перепутаешь. Старая архитектура девятнадцатого века соседствует тут с современными небоскребами. Я с особой нежностью отношусь к сиднейскому Оперному театру. Много лет подряд я месяц в году работаю в датской театральной школе в Копенгагене, где жил архитектор Йон Утзон, который построил это замечательное здание. Кстати, в Дании сейчас просто бум интереса к Австралии, который вызвала австралийка Мэри, ставшая датской принцессой. Такая сказочная история.

- Расскажите, где вы работаете в Петербурге, когда вы не в поездках.

- Я окончил Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства (тогда она называлась ЛГИТМиКом - Ленинградским институтом театра, музыки и кинематографии) как режиссёр и работал в разных театрах страны. Был главным режиссёром в Красноярске, работал в Москве, Петербурге, а сейчас моё основное место работы - Театральная академия, где когда-то учился сам, я руководитель актёрской мастерской. И одновременно продолжаю ставить спектакли в театрах. Диссертация моя была посвящена преемственности в российском режиссёрском образовании ХХ века.

- Как развивается театр в России сегодня?

- Театр в России сегодня достаточно разнообразен - и творчески, и организационно. Это и традиционный репертуарный театр с постоянной труппой - таких театров, по-прежнему, большинство. Есть театры федерального, городского, муниципального уровня. Много студий. Есть театральные компании бродвейского типа, где идут современные мюзиклы. Для Австралии это, может быть, привычно, а у нас появилось не так давно. И сейчас это уже стало нормой, когда 3-4 мюзикла путешествуют по стране. Есть и система театра-антрепризы, когда актёров собирают из разных театров для участия в одном спектакле. И хотя во многих театрах по-прежнему существует система, где актёры постоянно находятся в штате, сейчас происходит размывание идеи театра-дома, прославившей русский театр со времён МХТа Станиславского и Немировича-Данченко. Немногим художественным руководителям удаётся сохранить такой театр-дом сегодня, например, Льву Додину. Он, кстати, приезжал в Австралию со своим Малым театром.

- Но театральные залы не пустуют, интерес восстановился?
- Я не чувствовал, что интерес к театру когда-либо терялся. Конечно, театр всегда «в кризисе», ещё со времён Аристотеля... И это нормальное состояние театра, залог его жизнеспособности и энергии развития. Одна из самых счастливых особенностей российского театра в том, что у нас есть огромный запас прочности во взаимоотношениях между зрителями и актерами-режиссерами. Исторически театр у нас возник не как место развлечения, а как место для решения самых насущных проблем. Театр меньше всего подвергался цензуре. Поэтому театр брал на себя функцию свободной прессы, образовательную функцию. Недаром, А. Н. Островский называл московский Малый театр вторым университетом. А когда в советские времена религиозная жизнь была ограничена, театр стал единственным местом, где можно было серьёзно и вместе говорить о душе.

- Жизнь обычного актёра в Австралии не очень простая. Если ты не звезда, то чтобы прокормить себя и семью, приходится подрабатывать где-нибудь ещё, в магазине или на фабрике.

- При современной англо-американской и может быть, австралийской, как вы упомянули, системе 90 процентов актёров должны подрабатывать. Они не находятся в постоянных труппах и заняты в проектах. Пять недель репетиций, четыре недели поиграли - и жди нового случая. Так что это судьба не только австралийских актёров. Что касается России, то зарплата актёров, находящихся в штате театра, также недостаточна для проживания. Поэтому актёры рвутся выступать часто в сомнительных сериалах. Но все понимают, и это традиционно для России, что профессию актёр приобретает в театре. Кино, телевидение скорее потребляют актёрские навыки, а создаются, воспитываются они в театре.
Театр всегда в России нёс зрителям больше чем только развлечения, был воспитателем души и думаю, что так и будет продолжаться.


Премьера спектакля М.Булгакова «Бег» (Flight) состоится в театре NIDA 27 октября.

Спектакли - 27, 28, 29 октября  7.30 вечера,

30 октября - 2ч. дня и 7.30 вечера.


Справки и заказ билетов 02 9697 7613 Адрес: 215 Anzac Parade Kensington, напротив главного входа в университет НЮУ.

Беседовал

 


Ваш комментарий