Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года
  • 14 December 2009

Книги, написанные по-русски

Сегодня наш гость Серафима Лаптева, писатель, журналист, редактор газеты «Чашка кофе».

— Простите, Владимир, но «Чашка кофе» уже в прошлом. Такой газеты в Сиднее больше нет.


— Но ведь была! Разноцветные страницы «ЧК» радовали читателей многие годы. И, кстати сказать, не только в Сиднее. «Чашку кофе» прочла залпом. Было такое ощущение, что выпила несколько чашек отменного кофе в доброй компании в виду прекрасных пейзажей». Это из рецензии в московском журнале «Журналистика и медиарынок».

— Ну, что ж, как говорится, и пейзажи меняются, и кофе нынче «отменное». А я, пользуясь случаем, ещё раз хочу сказать спасибо всем своим читателям, всем друзьям, которые помогали «Чашке» держаться на плаву в течение десяти нелегких, но творческих лет.


— А теперь чем вы заняты?
— Совсем недавно, в «Единении», была напечатана заметка «И спорт, и поэзия». Это о моей только что вышедшей из печати книжке…


— Да, конечно, помню. Пять шахматных сказок, прекрасно изданных, с цветными иллюстрациями. Так, значит, вы и в шахматы играете?
— Увы, играла когда-то в далёком прошлом. Даже чемпионкой была какого-то местного значения. От того времени теперь только память осталась, и вот значок…


— Кандидат в мастера. Отсюда, значит, и сказки ваши?
— Сказки — это, скорее всего, соединение шахмат и журналистики.


— А что ещё от профессии журналиста?
— Статьи, репортажи, заметки в русских изданиях. И ещё три книжечки очерков: «Мы живём в Сиднее», «Венок цветочных этюдов», «Как Золушка поменяла наряд». Надо сознаться, что без достаточного знания английского написать эти очерки было нелегко. Как всегда, помогали друзья. И ещё мне повезло познакомиться с хорошим издателем Владимиром Лейкиным. Посмотрите, как красиво, ярко, нарядно изданы цветочные этюды.


— По-моему, очерки из истории австралийских денег «Как Золушка поменяла наряд» изданы не хуже. Книжку в голубой глянцевой обложке приятно взять в руки.

— Однако, взяв книжку в руки, не спешите её открывать. Сначала внимательно рассмотрите десятидолларовую купюру на обложке. Мягкие, прозрачные, светлые тона — зелёный, голубой, оранжевый. Одна сторона банкноты посвящена аборигенам Австралии: юноша, покрытый ритуальным узором, древняя наскальная живопись, яркая путеводная звезда на утреннем небе… А на другой стороне банкноты запечатлено прибытие в Сиднейскую бухту 170-тонного брига Supply, одного из одиннадцати кораблей Первого флота. А вверху справа, над парусами корабля дата — 26 января 1988. Это первый день новой «денежной эры» — эры пластиковых, удобных в обращении денег. И эта историческая десятка на обложке — первая в мире пластиковая купюра. А теперь можно открыть книжку, и увлекательное путешествие в мир австралийских денег начнется…


— Где можно купить книжку?
— К сожалению, нигде. Весь тираж разошёлся довольно быстро. «Золушку» хорошо приняли в московской библиотеке фонда «Русское зарубежье», в научной библиотеке Санкт-Петербургского Монетного Двора, в русских отделах сиднейских библиотек.


— Планируете ли дополнительный тираж?

— Если найдётся спонсор…


— Приближается Новый год. Скажите, Серафима, что из вашего писательского багажа могли бы мы предложить нашим читателям?
— Благодарю за честь. По традиции в это время газеты и журналы предлагают читателям рождественские, ёлочные рассказы со счастливым концом. Пожалуй, к случаю будут небольшие зарисовки из серии «Встречи на улицах».

Беседовал В.КУЗЬМИН



Серафима ЛАПТЕВА

«А вы ноктюрн сыграть могли бы…?»
Ваша душа жаждет покоя и обновления — отправляйтесь на воскресный колокольный концерт в Сиднейском университете. Через ворота, увитые плющом, вы проходите в «зрительный зал» — внутренний двор, окаймлённый с четырёх сторон старинными стенами, устланный роскошным изумрудным газоном. Невысокий каменный бордюр, на который можно подстелить старый журнал, послужит вам удобной скамейкой. Над головой — высокое голубое небо. И словно из небесной выси льётся светлый перезвон колоколов, рождая в душе ответный отклик. В потоке то быстрой, радостной, то задумчивой и грустной музыки вы узнаете знакомые мелодии, и как чудесно они звучат в исполнении на колоколах! Гендель, Бах, Бетховен, Бизе, Леонкавалло, Григ, Гуно, Франк, Моцарт, Пуччини. Старинные народные песни и современные мелодии…
А после концерта вас пригласят подняться по крутой лестнице на высокую башню, туда, где и рождается эта прекрасная музыка, и где вы узнаете много интересного, и даже можете заказать концерт по случаю свадьбы или иного торжественного события.

«Не могли бы вы помочь?»
Худенькая хрупкая девушка стоит на двух костылях возле убегающей вверх ленты эскалатора и в веренице проходящих мимо людей ищет того, кто мог бы ей помочь.
— Извините, пожалуйста, не могли бы вы помочь мне? — останавливает она высокого светловолосого парня и объясняет ему, как нужно её поддерживать, чтобы она могла встать на движущуюся ступеньку, и чтобы не упала, и как потом надо осторожно успеть сойти с эскалатора.
Молодой человек сначала внимательно выслушивает инструкции. Но потом ему показалось, что их слишком много, и что вообще они ни к чему, когда есть более простой путь. Улыбнувшись ей, он легко поднял девушку вместе с её костылями, и лента увезла их в очень короткое, но такое замечательное путешествие.

Чёрные какаду
Возле дома растёт большое дерево Бенксия, или «боттлбраш» — бутылочная щётка, его лохматые шишки точь-в-точь бутылочные «ёршики». И вот однажды дерево оккупировала стая чёрных какаду — за несколько лет здешней жизни я впервые увидела таких больших и совершенно чёрных попугаев. Но когда они взлетают, а размах крыльев у них, пожалуй, больше метра, то становятся видны ярко-желтые подкрылки и хвост распускается жёлтым веером.
С утра до вечера попугаи срывали шишки, вылущивали их, держа одной лапой, и затем бросали на голову прохожим. К вечеру на дереве не осталось ни одной шишки. Говорят, что голодные птицы прилетели издалека, из тех мест, где бушевали в то время лесные пожары.


Ваш комментарий