Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Полуразрушенное прошлое

Сюда можно приехать самостоятельно. Побродить по заросшим паркам и посидеть в высокой траве у озерца. Исследовать пропитанные духом прошлого развалины, которые когда-то были усадьбами далеко не простых обывателей. От былого великолепия не осталось и следа. Но эти места обладают магической притягательностью.

Властям пока нет дела до заброшенных имений, раскиданных по Ленинградской области. Руки реставраторов не прикасаются и, может, никогда не прикоснутся к этим стенам. Хотя нынешняя резиденция президента — Константиновский дворец — когда-то тоже был больше похож на руины.
В действительности в Ленобласти — масса мест, хранящих потрясающе интересные истории их бывших владельцев. И находясь на территории бывших усадеб, можно просто закрыть глаза и представить события давно минувших дней — светящиеся окна, звучащую музыку, смех и разговоры за чашкой чая…
taici
Мир Демидовых
Усадьба Тайцы в середине 18 века принадлежала А. П. Ганнибалу. А в 1770-х годах село Тайцы перешло в собственность уральских горнопромышленников Демидовых, которым в то время принадлежали 50 заводов. Именно при Демидове усадьба возродилась — русский предприниматель пригласил для её строительства знаменитого архитектора Старова. Эту усадьбу уральский промышленник предназначал для больной туберкулезом дочери — впрочем, живописные пейзажи, чистейший воздух и родники не помогли: наследница скончалась и была похоронена прямо здесь, около солнечных часов.

По сути, усадьба возводилась с нуля — как и парк, который из дикого превращался в пейзажный параллельно со строительством дома, и раскинулся аж на 220 гектаров. Каждый из участков парка имел собственную планировку и архитектурно-ландшафтное решение, при этом все части объединялись системой водоемов, основой которых была речка Веревка. Все парковые сооружения по замыслу Старова были выполнены в разных стилях: романском, мавританском, турецком, готическом. Сегодня из парковых павильонов сохранились только Готические ворота, состоящие из двух симметричных павильонов — сторожей, соединённых стрельчатой аркой.

Двухэтажный каменный усадебный дом был построен на возвышенном берегу реки, в глубине парка. Квадрат, лежащий в основе его плана, предопределил решения всех фасадов, а террасы-лоджии позволяли, не выходя из здания, обойти его, обозревая окрестности — именно такое решение предложил архитектор, исходя из нездоровья дочери Демидова.
Главный дом усадьбы сохранился практически в первозданном виде — до сих пор можно видеть даже сторожевых гранитных львов у лестницы дома. Но от интерьеров, естественно, почти ничего не осталось — кроме красивой лестницы.
С 1896 года Тайцы перешли на баланс Дворцового ведомства, которое устроило в усадьбе санаторий для лечения легочных больных. Но к 30-м годам XX века выяснилось, что местный климат совсем не подходит туберкулезникам, а вот для страдающих гипертонической болезнью он, напротив — целебен. После Великой Отечественной войны в демидовской усадьбе располагался дом отдыха.
В настоящее время от былого дворцово-паркового ансамбля сохранились лишь 180 гектаров ландшафтного парка с арочным мостиком через Веревку, барский дом с хозяйственными корпусами и трехъярусные готические ворота. Особняк никак не используется и пустует.
Торосово
Драма в Торосово
В Торосово парк и развалины особняка барона Михаила Врангеля, лифляндского генерал-губернатора и дяди белого генерала начинаются прямо во дворе местной администрации. Полюбоваться здесь есть чем — по крайней мере, пока. Особенно если знать, что до 1870 года здесь было голое поле.
Дом, стилизованный под «английскую готику» и построенный в 1870 году, несмотря на заброшенный вид, до сих пор производит впечатление. Усадебный парк, созданный на месте пашен, — целиком рукотворный, с тщательно продуманной последовательностью чередования отдельных его участков и элементов. Так, например, по задумке, раскидистые кроны лип, лиственниц, дубов, ясеней и вязов чередовались с четкими силуэтами елей и пихт, и все это обогащалось разнообразием высаженных здесь декоративных кустарников. Дом расположен на возвышенности и виден из различных уголков парка. Наследники в начале XX века продолжили строительство, отремонтировав старые сооружения.

Последний владелец Торосова, Георгий Михайлович Врангель был убит в собственном имении в 1918 году отрядом красноармейцев, буквально изрешетивших «буржуя» пулями, разграбивших имение, но пощадивших жену и детей барона. Старший сын Георгия Михайловича Юрий после увиденного лишился рассудка и скончался в 1919 году в Петрограде, куда удалось бежать вдовствующей баронессе до её эмиграции.
Самый младший сын убитого Георгия Михайловича Врангеля, Борис, после начала Великой Отечественной войны вернулся в Россию. Будучи священником, он в составе Псковской православной миссии принимал участие в восстановлении церковно-религиозной жизни на Псковщине.

По воспоминаниям торосовских старожилов, во время оккупации «какой-то Врангель» приезжал в своё бывшее имение. Впрочем, тогда усадебный дом был занят под казарму немецкими солдатами.
Когда немцы отступили, Борис Врангель не ушёл с ними, как многие священники-миссионеры, а остался в России. В мае 1945 года он был арестован, а в сентябре осуждён особым совещанием при НКВД СССР на 20 лет заключения. Затем были лагеря. В 1950-х годах он освободился, жил во Пскове, служил псаломщиком. Скончался в июле 1995 года.
В бывшем имении Врангелей до 70-х годов XX в. размещалась школа, сейчас дом никак не используется. И хотя этот объект ещё числится памятником архитектуры, похоже, скоро охранять будет нечего. Руины бывшего врангелевского замка пока стоят, но, скорее всего, уже мало кто знает, какую страшную драму помнят эти стены. А остатки дома и погибающий парк мало кого интересуют — включая местную администрацию.

Царская Ропша
В 49 км от Петербурга расположен утопающий в зелени поселок Ропша. Во времена шведского владычества край был захвачен шведами, а в 1710 году, в ознаменование побед в Северной войне, когда Пётр I раздавал своим приближённым освобождённые земли, Ропшу он оставил за собой. Поскольку Ропша была богата на целебные минеральные источники, царь превратил её в свою лечебную усадьбу, построив здесь небольшой деревянный дворец в голландском стиле и церковь. Вокруг дворца, обветшавшего и разобранного в конце XVIII века, был разбит парк с цветниками регулярной планировки. А в 1714 году Петр I все же подарил это местечко князю Ромодановскому, начальнику Преображенского приказа — учреждения, имевшего право суда и следствия по наиболее важным политическим делам.
При Ромодановском в Ропше устраивались большие охоты, оканчивавшиеся шумными пирушками. Но здесь же располагалась ещё одна усадьба — имение государственного канцлера Головкина. После женитьбы сына канцлера на дочери Ромодановского две старинные усадьбы объединились в руках одного владельца, и по проекту известного архитектора Еропкина был выстроен дворец в стиле русского классицизма. К 1740 году Ропшинская усадьба, наряду с Петергофом, Царским Селом и Стрельной считалась образцом дворцово-паркового ансамбля.

После вступления на престол Елизаветы Петровны Головкин оказался в опале и был сослан в Сибирь, Ропшинское имение конфисковали и превратили в царскую резиденцию на пути из Петергофа в Царское Село. В облике усадьбы появились черты увеселительного времяпрепровождения: места для охоты, рыбной ловли, пикников. Были созданы пруды, где разводили форель, карпов и карасей к императорскому столу.
В 1748 году перепланировка дворца поручается знаменитому архитектору Растрелли, который, кроме великолепного дворца в стиле русского барокко, создаёт и знаменитый пейзажный парк с системой водоёмов и каскадов, гранитными причалами и арочными мостиками, с фонтаном-гротом. Старый головкинский дом стал тесен для многочисленной свиты императрицы — так что прежние палаты были удлинены в обе стороны, а к их боковым флигелям пристроили одноэтажные галереи. У концов галерей построили с одной стороны церковь, с другой — павильон Эрмитаж.

С Ропшинским дворцом связана одна из трагичных страниц русской истории — в 1762 году по приказу Екатерины II здесь был убит император Пётр III, унаследовавший престол после смерти Елизаветы Петровны и царствовавший всего полгода. После этих событий флер тайны окутал Ропшу настолько, что о ней перестали говорить и писать.

В 1764 году ропшинское имение было подарено фавориту императрицы Григорию Орлову, который больше внимания уделял обустройству своих владений в Гатчине, так что здешняя усадьба постепенно приходила в запустение. Но в 1780 году здесь начинаются большие строительные работы — когда усадьбу приобретает придворный ювелир Лазарев. В действительности, он оказался лишь подставным лицом, Ропша же перешла в руки императора Павла. Усадьбу начали перестраивать, а парк реконструировали, заменив прежнюю регулярную планировку пейзажной. У дворца появились молодые дубовые, ясеневые и еловые рощицы, по берегам пруда — ивы, березы и ольха.
В XIX Ропша превращается в столичный пригород, сюда члены царской семьи приезжают на охоту и рыбную ловлю. Накануне революции Ропша — увеселительная, охотничья и рыболовная усадьба Николая II.
Ропшинский дворец сохранился до наших дней в том виде, какой он получил после перестройки в конце XVIII века — правда, находится он отнюдь не в блестящем состоянии.
После революции Ропшинское имение было национализировано. В годы советской власти на этой территории создаётся рыбхоз «Ропша», Всесоюзный рыбный питомник и совхоз.
В годы Великой Отечественной войны территория была захвачена фашистами, дворец подожжён, многие дома деревни разрушены, парк изрыт траншеями и минирован.
После войны какое-то время дворцовые здания занимала воинская часть. Позже в Ропше располагалась Центральная экспериментальная станция всесоюзного HИИ озерного и речного рыбохозяйства, а во дворце был устроен дом отдыха для партийных и хозяйственных руководителей.
Затем было принято решение восстановить дворец в первоначальном виде и устроить в нем музей. Но средства на восстановление и реставрацию усадьбы так и не были выделены.


1 comment