Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Бизнесмен может послать только в неформальной обстановке

Одна из крупнейших российских компаний онлайн-рекрутинга HeadHunter провела опрос «Употребляется ли в Вашем офисе нецензурная лексика?», в котором приняли участие 3 387 человек. Как выяснилось, с разной периодичностью мат можно услышать в 85% российских офисов.

Похоже, работа в рекламе, маркетинге и медиа — самая тяжелая и нервная, поскольку, согласно опросу, наиболее несдержанны в выражениях не кто иной, как сотрудники отделов маркетинга и рекламы — 50,63%. За ними следуют IT-специалисты (50,05%). Чуть меньше ненормативной лексики употребляют в своей речи люди, занятые в транспорте и логистике (50%), телекоммуникациях и связи (49%) и розничных сетях (46%). Среди специализаций, которые редко употребляют ненормативную лексику, первое место занимают услуги для населения (49%), затем идут банки, финансы, страхование (47%) и услуги для бизнеса (47%).
Наиболее воспитанными оказались представители следующих отраслей: услуги для населения, подбор персонала, услуги для бизнеса и FMCG. Впрочем, в питерских офисах ругаются все же меньше, чем в московских — видимо, сказывается статус жителя «культурной столицы». Так, например, в Москве часто матерятся 46,41% против 39,12% в Петербурге, а вот по шкале «редко» Северная столица обгоняет Москву — 48,76% против 40,6% соответственно.

«Бывает, что при организации важного приема я говорю своим подчиненным: „Все должно быть зае…“ — и меня понимают так, как нужно. Нецензурная лексика порой помогает обозначить цель емко и ярко», — говорит владелец ресторанов «Матросская тишина» и «Зов Ильича» Игорь Мельцер.


«Непарламентские выражения» — часть лексики всех социальных слоев России. Их употребляют в большей или меньшей степени практически везде. И в бизнесе — тоже. Другое дело, что в деловых кругах уже давно существует тенденция табуирования нецензурной лексики.

Это касается, прежде всего, «высших сфер» — переговоров, деловых встреч, обсуждений условий контрактов. Если же речь идет о повседневной работе в офисе, мат имеет место быть. Менеджер одного из издательских домов Москвы признается: «У нас в офисе мат не то чтобы приветствуется, но не запрещается, и мы этим активно пользуемся. Одно время каждое утро у нас начиналось с песни группы «Ленинград» «Вот такая х…».

По словам Игоря Мельцера, «в офисе у нас мат употребляют все и часто, хотя специальной установки материться нет. Сам я довольно редко пользуюсь этой лексикой».


«Матерные» сферы

«Сейчас мат в бизнесе используется довольно редко — люди уже „фильтруют базар“. Как правило, „непарламентские выражения“ употребляют в узком кругу сослуживцев. Причина проста — мат становится одним из вариантов выплеска эмоций. Например, если в чем-то убедить коллегу не получается, то это — наиболее быстрый и простой способ. Ненормативная лексика чаще всего используется в неформальной обстановке или в состоянии стресса. Когда все спокойно, об этом не может быть и речи», — говорит психолог-консультант, советник компании «Квартет» Андрей Серов.

Кроме того, к мату обращаются для более красочного описания событий или характеристики ситуаций.
По мнению психологов, мат можно услышать в компаниях с авторитарным или либеральным стилями руководства. В первом случае нецензурные выражения имеют ярко выраженную эмоциональную окраску, помогают человеку сконцентрироваться и молниеносно понять: «Что-то не так». Правда, по словам психологов, использование мата происходит лишь в чрезвычайных ситуациях — например, когда приказ должен быть выполнен незамедлительно.

В случае с либеральным стилем руководства все проще. Мат здесь абсолютно не имеет агрессивной окраски, он — всего лишь стиль общения. Прежде всего, речь идет о «творческих коллективах» — дизайнерах, художниках, рекламистах. «Происходит как бы отделение себя от общей массы, негативная окраска отсутствует», — говорит Андрей Серов.

И все же, нецензурная лексика существует и используется. «Я знаю одну небольшую компанию — штат примерно 50 человек. Директор — очень яркий, эмоциональный человек, он активно занимается улучшением жизни своих подчиненных, они ходят в бассейн, в клубы, например… Он общается с ними, как с друзьями. В рабочей обстановке мат в компании запрещен. А в неформальной обстановке он вполне допустим — как эмоциональная составляющая общения», — рассказывает Михаил Бородянский из компании ИМАГО.
В целом же, по мнению психологов, сейчас «проблемы мата» в деловых кругах, которая была абсолютно реальной лет 5–6 назад, не существует.
«Появилось понятие корпоративной культуры. Сейчас бизнес стал цивилизованным, поэтому мат является нонсенсом и не соответствует современному образу бизнесмена.
Нынешние бизнесмены — люди с несколькими высшими образованиями, они не пьют, не курят, не выражаются, не употребляют наркотики. Отсутствие вредных привычек повышает их статус. Они стабильны», — говорит психолог Владимир Раковский.


«Темное» прошлое

Так было не всегда.
«Раньше на совещаниях различного рода, и на переговорах в том числе мат было можно услышать легко. Что-то объяснялось, выплескивалось, руководитель доводил свои решения и высказывал мнения именно такой формой речи», — говорит Андрей Серов.
Владимир Раковский объясняет это явление так: «Лет 7–8 назад бизнес только зарождался, все было построено по другим принципам. Отнять, украсть, убить… можно было все. Это даже было не бизнесом, а зарабатыванием денег, захватом ресурсов. Мат и сила служили приоритетом, работали на авторитет «босса».

После становления рынка, в период развития бизнеса многие «те» люди ушли. Соответственно, произошли изменения — и не только в лексике. Сняли массивные цепи, «мерседесы» перестали быть фетишем, «пальцы веером» уже давно стали немодным явлением…
«Сейчас чаще говорят о репутации и имидже, а использование ненормативной лексики не вписывается в имидж „правильного“ бизнесмена. Использование мата вполне реально способно подмочить репутацию», — говорит Серов.

Правда, и сейчас есть несколько «но». До сих пор используют мат некоторые владельцы среднего бизнеса — в качестве самоутверждения. «Я здесь хозяин и могу делать, что хочу», — их девиз. Для них мат — это способ принуждения, укрепление своей власти, позиция превосходства.

По словам Владимира Раковского, мат может использоваться как один из методов манипулирования человеком. «Есть скрытые техники манипулирования сознанием, когда внимание человека отвлекается. Идет поток слов, внимание сосредоточено на них и с их помощью клиента отвлекают. Например, мат или хлопки переключают сознание, создают состояние аффекта, ошеломляют. Тогда можно захватить внимание — а дальше уже идет манипуляция. Человек ошеломлен. Состоянием замешательства можно воспользоваться. Человеком можно управлять, давая ему скрытые команды или внушения», — говорит он.

Кроме того, мат может служить средством привлечения внимания к себе, некоего эпатажа. Это уже, по мнению Раковского, «черный» PR.


«Дикий» Запад
По словам Михаила Бородянского, наши «цивилизованные» менеджеры нередко впадают в «культурный шок» на переговорах с представителями иностранных компаний, без проблем употребляющих термины на тему «fuck». «На Западе такая терминология не считается зазорной и применяется довольно широко. Как правило, это ничего не значит», — объясняет он. Наши бизнесмены, услышав подобные «импортные» словечки в ходе переговоров, обычно начинают глуповато улыбаться и напряженно соображать: «Что бы это значило? Переход к неформальному общению? Мы — друзья навеки?» Иногда пытаются подражать, разбавляя свою речь теми же словами, что вызывает недоумение у зарубежных партнеров. «Ещё бы, наши вставляют их словечки, не понимая контекста и правил употребления, что, естественно, вызывает встречное непонимание», — говорит Михаил.
Зато после «официальной части» переговоров, уже в ресторане, иностранцы «идут на сближение», пуская в ход аккуратно вызубренные русские нецензурные выражения. «Наши, конечно, смеются. И это сближает», — комментирует Бородянский.
По мнению Андрея Серова, мат позволяет людям психологически расслабиться. И, кстати, на таком «расслаблении» вполне можно делать деньги. Это прекрасно получается у Игоря Мельцера. Серов считает, что этот петербургский бизнесмен сделал очень тонкий психологический расчет, дав возможность эмоционального выплеска именно в таком виде.
Сам Мельцер считает, что концепция «говорить прямо на самые сокровенные темы» — единственно верное решение, которое использовалось при создании клуба жесткой эротики «Хали-Гали». Игорь признается, что гораздо проще было бы создать 2–3 специализированных магазина по продаже крепких спиртных напитков или 2–3 ресторана «среднего размера» — по прибыли это сопоставимо с «Хали-Гали», а по трудозатратам было бы гораздо меньше головной боли. «Для нашего кабаре необходим постоянный креатив, создание новой программы требует работы массы людей», — перечисляет он.
По его словам, очень много деловых контактов завязалось именно с состоятельными посетителями кабаре. «У „Хали-Гали“ есть постоянные клиенты — это прежде всего „топы“ компаний, имеющие широкие связи в Москве и регионах России, они часто привозят к нам своих партнеров по бизнесу», — говорит Мельцер.
Как рассказал Игорь Мельцер, специального отбора нецензурных слов, которые сыплются из уст ведущего программы, как из рога изобилия, не происходит. «Но его поведение четко прорабатывается — мат ни в коем случае не должен быть личностным. Это же правило работает и в нашем офисе — когда я позволяю себе выражаться на „пятиминутках“, это никоим образом не звучит в адрес кого-то конкретного. Обычно крепкие выражения употребляются применительно к действиям или событиям, это наиболее энергоемкие слова, к тому же вместо целой фразы иногда достаточно сказать 2–3 слова — и всем все понятно. А использовать мат в качестве слов-связок, заполняющих паузы в речи, это — просто плохое воспитание», — считает Мельцер.


Ваш комментарий