Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Мелодия ее души

Как обозреватель «СОЮЗа» отыскал в далекой Австралии белорусскую цимбалистку

Белоруска Людмила Никольская единственная в Австралии играет на цимбалах. Словно благодатный огонь привезла она их сюда из Минска. Под звуки цимбал невидимым облаком выплывает ее Беловежская Пуща, ее маленькая брестская деревенька Здитово.

Из одаренных
Воспоминания детства остались зарубкой на Людином сердце: уставшая от работы мама с сестрами сидят за большим столом и в три чистейших голоса поют:
«Ой, у вишневому саду,
Там соловейко щебетав,
До дому я просилася,
А вин мене все не пускав…»
Маленькая Люда сидела в сторонке и горько плакала.
— Мне было жалко девку из песни, ее расплетенную косу и то, как ругала ее мать, — улыбаясь, вспоминает Людмила Никольская.
Людмилка росла ребенком чувственным, с тонкой, творческой душой. Мать, видя эту особинку, определила ее в музыкальную школу учиться игре на фортепиано.
Музыка давалась ей удивительно легко и приносила чувство радости и полета.
А вечерами Люда долго могла смотреть на звездное небо, ее мечтательная натура нашла на небосклоне маленькую и яркую звездочку.
Воображение придумало целую историю, в которой эта звездочка однажды выведет ее из деревни Здитово в большой и ни на что не похожий мир.
Как-то к ним в школу приехали педагоги из специальной средней школы при Минской консерватории, они прослушивали игру детей и отбирали самых одаренных.
Люда сыграла на фортепиано, и ей предложили продолжить учебу в специальной школе-интернате при республиканской консерватории.
Ее мама к заманчивому предложению отнеслась крайне настороженно. «Вот поеду в Минск с отчетом, своими глазами посмотрю на ту школу с интернатом, тогда видно будет», — сказала она как отрезала.
Командировка в столицу откладывалась целый месяц, и, когда Люся с матерью наконец переступила порог музыкальной школы, их встретили пустые коридоры и глухой голос вахтера, который советовал приезжать на следующий год…
По лестнице спускалась женщина, которая обратила внимание на горько плачущую девочку и ее расстроенную маму.
Услышав сбивчивый рассказ про затянувшийся приезд и про долгую дорогу практически с польской границы, она улыбнулась и обнадеживающе произнесла:
— Я пришла за отпускными, но пойдемте я вас послушаю.
Люда на фортепиано играла легко и старательно.
— У тебя абсолютный слух! Но я педагог по цимбалам, если желаешь, то пожалуйста, — сказала Лариса Николаевна Жданович.
Что такое цимбалы, ни Люда, ни мама не имели ни малейшего представления. Из школы они прямиком направились в музыкальный магазин — посмотреть на диковинные цимбалы.
— Нам показали изящный столик, который нам очень понравился, — улыбается Людмила Никольская.

Искренность звучания
В специализированной музыкальной школе в основном учились дети с хорошей подготовкой. Только Люда была новичком в классе неведомых ей цимбал. Но через полгода о ней заговорили в превосходном тоне: «А вы слышали, как играет Никольская?! У нее же не было никакой подготовки…» По окончании первого года учебы она уже была одной из лучших учениц.
— Понимаете, у цимбал есть ни с чем несравнимая искренность звучания. Я сегодня уже не представляю без них своей жизни, — говорит Людмила.
После окончания школы Людмила поступила в Белорусскую консерваторию. Когда Никольская получала диплом профессионального музыканта, то уже была лауреатом международного конкурса.
— За все моя безмерная благодарность профессору Татьяне Петровне Сергиенко, она вложила в меня душу. Всю и без остатка, а вот артистку из меня сделала и крылья на сцене дала доцент Татьяна Викторовна Елецкая, — говорит Людмила.
Бежали в Лету девяностые годы ХХ века, время на дворе было переломно-хаосное. Что ждало тогда молодого профессионального музыканта Никольскую? В лучшем случае серые будни в филармоническом оркестре.
Людмила вышла замуж за молодого инженера-электронщика.
— Мы были молоды и отчаянны в хорошем смысле этого слова. Решили, а не попробовать ли нам себя в эмиграции?
К тому времени ее старшая сестра уже жила в Австралии.
В 1999 году они вышли из самолета в Сиднейском аэропорту. Самым ценным в их незамысловатом багаже были двадцатикилограммовые цимбалы.
— Я могла прилететь без всего, но только не без цимбал. Это моя душа, если хотите, — тихо говорит Людмила.

Так бывает
Австралия — благодатное место на земле, но здесь никто никого не ждет. Чтобы получить право встать в один ряд с австралийскими коллегами, ей пришлось пройти учебные классы Сиднейской консерватории и университета.
В Австралии белорусский диплом — еще не повод для успеха…
Лет пятнадцать назад Людмила пришла в оркестр русских народных инструментов «Балалайка», который более полувека назад создали на Зеленом континенте эмигранты из Харбина.
— «Балалайка» стала моей семьей, моим счастливым случаем. В жизни очень многое случилось благодаря этому коллективу, — говорит Людмила.
В 2007 году о «Балалайке» узнал хабаровский бизнесмен Олег Стусенко. Он послушал диски с записями и был сражен тем, как в англоязычной стране играют, чувствуют и понимают русскую музыку.
В итоге пригласил австралийских музыкантов на гастроли в Хабаровск.
На концерте, когда Люда играла сольный номер, он влюбился в нее как мальчишка. Пересохло во рту и казалось, что сердце выскочит из груди.
После концерта он взял в руки гитару и исполнил несколько песен из репертуара Александра Розенбаума. Когда он пел, влюбилась она…
На тех гастролях он смог только пригласить ее на танец. Они общались всего несколько минут, которых вполне хватило, чтобы понять две жизни.
Потом была страстная переписка из серии «так не бывает». Олег не поверил, что души могут так совпасть, и на одни сутки прилетел в Австралию. Совпало!..
С тех пор они вместе. В Австралии. Их дочь Даша уже ходит в школу.
— Было очень непросто. У меня и у Олега были семьи, дети. Рвать всегда безумно больно. Но мы решились, — смущенно говорит Людмила.

Поклон Полесью
В 2011 году австралийская «Балалайка» вновь полетела в Россию, гастроли проходили в Москве и Санкт-Петербурге.
Однажды питерским вечером она поняла, что не сможет вернуться в Австралию, не побывав в родной Беларуси. Это было так рядом…
Олег взял машину напрокат, и они рванули в сторону ее детства.
Едва пересекли границу, как Люда попросила остановить машину и тихо опустилась на землю возле первой березки. Ее плечи дрожали, а Олег не смел ее окликнуть.
— Мы побывали у родных могил, я обняла свою родню, заехали в мой родной интернат. Мы с моими тетями спели песни на три голоса, — улыбается Люда.
Она уезжала с чувством, как будто приняла святое причастие.
Сегодня Людмила одна из успешных музыкантов Сиднея. Она преподает музыку в одной из школ, ее цимбалы полюбились австралийской публике. Единственная цимбалистка Зеленого континента играет с лучшими музыкантами далекой страны.
Ее любимые драники по-прежнему короли на кухне. А как она солит грибы! Точно так, как солили их в деревеньке Здитово, у самой польской границы.
Пару лет назад, когда в Канберре открывалось посольство Республики Беларусь, Людмила Никольская играла там на своих минских цимбалах. Дипломаты не могли сдержать слез…
У нее есть мечта: приехать в родную Беларусь с концертом, она уже договорилась с одним известным композитором, он напишет целый концерт для цимбал.
Это будет ее земной поклон и безмерная благодарность земле, которая дала ей жизнь, чувственную душу и музыку.

Александр ЯРОШЕНКО, Российская газета


Ваш комментарий