Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Воспоминания о Харбине

Харбин, русский город на китайской земле… У каждого из них он свой. Кто-то вспоминает красивейший Бульварный проспект Нового города, по которому гулял со своей девушкой. Кто-то с улыбкой рассказывает про пекарню «Кама» за углом, где по утрам мама покупала бублики. А у кого-то самые веселые воспоминания связаны с дружескими посиделками в кафе «Марс» за непременной бутылочкой «Антипаса»!

Но какими бы ни были воспоминания, все они пропитаны нежностью к этому удивительному городу, наполнены любовью к нему и щемящей тоской по тому, молодому и беспечному, периоду жизни.
Сегодня рассказом о «своём Харбине» с нами поделилась Анна Михайловна Толокнева, жительница Русского Благотворительного Общества.

Детство в Нахаловке
Мы жили в Нахаловке (вообще этот район Харбина назывался Сунгарийский городок, но почему-то все называли его Нахаловка). Все наши соседи были русскими, девчонки и мальчишки с утра до ночи играли во дворе, катались на велосипедах. А вот я на велосипеде ездить так и не научилась, потому что папа не разрешал мне, говорил, что это не для девочек. Папа у нас был очень строгим, по вечерам нам не разрешено было гулять, а если шли с подружкой на концерт, то с ней и должны были вернуться к определенному времени. Одно из ярких воспоминаний детства — это, когда в наш город пришла Красная армия, и два солдата постучались к нам в дом — они разыскивали папу. Выяснилось, что это его друзья детства, из Читы.
Пока мы ждали папу мама разговаривала с ними, а мы с интересом слушали. А когда папа возвращался с работы, то одна женщина во дворе крикнула ему: «Поспеши, у тебя там полная квартира солдат!». Папа очень испугался и вошел в дом весь бледный. Один из солдат подошел к нему вплотную и говорит: «Ну, узнавай, кто я?» Папа вгляделся в него, но узнать не мог. И тогда тот выкрикнул: «Гришка!» Что тут началось: слезы, объятия. Мы налепили пельменей, коврижку поставили в духовку. Такая радость была! Потом всем двором их провожали.

Школьные годы
Я училась в женской профессиональной гимназии, где помимо основных предметов нам преподавали коммерческое дело, бухгалтерский учет — в общем, готовили к профессии финансиста. Мне очень легко давалась математика, и благодаря своим высоким отметкам, я была выбрана как лучшая ученица от гимназии в поездку по Китаю. Эту поездку устраивали японцы для лучших студентов, нас очень хорошо встречали в разных городах, размещали в дорогих отелях, возили по достопримечательностям. Особенно мне запомнился Порт-Артур, где мы побывали на кладбище русских войнов, на котором размещен огромный крест, поставленный Императором Николаем II. Кстати, я очень хорошо знала японский, потому что его преподавали в то время в обязательном порядке. Мой китайский был гораздо слабее, ведь для ежедневного общения мы использовали только русский язык.

Первая работа
После гимназии я устроилась работать секретарем отдела лесной промышленности на железной дороге. Этот отдел снабжал всю дорогу шпалами, а население Харбина — дровами. Все сотрудники были русскими, только переводчик — китаец, но тоже в совершенстве знавший русский язык. Какие это были веселые годы! Молодежь Харбина была очень активной: выпускали стенгазеты, участвовали в самодеятельности, широко отмечали все праздники. В нашем отделе работала талантливая художница Галина Суслова, которая делала все иллюстрации в газету, а я ей помогала. От каждого отдела к нам поступали статьи, мы придумывали карикатуры. В день выпуска газеты весь отдел редколлегии отправлялся в китайский ресторан отмечать такое событие. Помимо этого мы устривали импровизированные концерты в польском клубе, там же репетировали. Нам даже наняли профессиональную балерину, которая отрабатывала с нами танцевальные номера. Нередко мы принимали участие в вечерах самодеятельности театра «Модерн», в ходе которых от каждой организации и учебного заведения города выступал молодежный коллектив. Мне запомнился один певец, который представлял Лицей Святого Николая — маленький худенький паренек с просто фантастическим голосом. Потом он, кажется, уехал в СССР и выступал там.
А еще одним интересным событием были чемпионаты по шахматам. От каждой организации выбиралась команда из 10 мужчин и 1 женщины. Наши инженеры меня подготовили, и я даже выиграла первую игру. А после второго проигрыша горько рыдала, хотя меня все успокаивали. Хочу отметить, что такая бурная общественная жизнь даже не оставляла нам времени на какие-то любовные приключения, романы. С парнями мы именно дружили в самом хорошем смысле этого слова. А своего будущего мужа я встретила несколько лет спустя, уже переехав в Шанхай.

Святая память — Харбин
Харбин был очень красивым городом: с массой зелени, высокими зданиями. Любимым моим местом был Свято-Николаевский собор — просто сказочной красоты сооружение, построенное без единого гвоздя. Он находился в пяти минутах от моей работы, и я часто туда приходила. Собор был расположен в самом центре Нового города, а от него уже расходилось множество дорог. Одна дорога вела прямо к вокзалу. Вот сейчас закрою глаза и вижу, как иду от вокзала по проспекту, а храм словно вырастает мне навстречу, расцветая во всей своей красе. Что такое для меня Харбин.? Харбин для меня — это большая светлая память. Святая память…
 


Ваш комментарий