Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«Искатели жемчуга» в цвете шафрана

15 января в Сиднее начались премьерные показы оперы «Искатели жемчуга» Жоржа Бизе. Для Австралийской оперы это более чем рискованный поступок — взяться за столь редко исполняемое сочинения параллельно с Метрополитен оперой (премьера состоялась 31 декабря 2015). И надо сказать, публика вознаградила коллектив за смелость: внезапными криками экстаза во время представления и бурными овациями — после. В музыкальном отношении спектаклю можно смело присвоить четыре звезды (из пяти возможных по мировым оперным стандартам).

Несмотря на акустические особенности Сиднейского театра — глубину оркестровой ямы, приглушающую звук, — оркестр звучал безупречно, на максимуме возможностей. Это заслуга французского дирижера, впитавшего музыкальный язык Бизе «с молоком матери». В его уверенном руководстве оркестром не было напряжения и менторства, а свобода голосоведения не нарушала продуманной ритмической канвы. Интуитивное чувство темпа вовлекало музыкантов в единый красочный поток. Сочные певучие струнные, мифологическая арфа-сказитель создавали необычайный восточный колорит, перенося зрителей на остров любовных грез, далекий Цейлон.

Драма разворачивается вокруг трех героев. Зурга, возглавляющий группу ловцов жемчуга и охотник Надир влюблены в прекрасную девушку Лейлу. Когда-то давно она стала причиной разрыва их дружбы. Но вот судьба снова свела героев вместе. Только теперь Лейла дала обет целомудрия и стала жрицей бога Брахмы, посредником между ловцами жемчуга и высшими силами, охраняющими их непростой труд.
Классический любовный треугольник, в котором отвергнутый (в данном случае, это Зурга) мстит за оскорбленную честь — узнав о том, что любовники снова вместе, он выносит им смертный приговор. Но непредсказуемая счастливая развязка ставит все с ног на голову. Зурга внезапно узнает, что Лейла была его таинственной спасительницей задолго до случившейся коллизии. Его сердце смягчается, обида уступает место дружбе и признательности. Таким образом, вместо ожидаемой трагедии, любовники спасаются бегством, а погибает Зурга, проявивший благородство. Развязка оставляет в замешательстве, потому что драматургически композитор готовит зрителя к трагическому финалу. И потому режиссеру, берущемуся за это сочинение, нужно быть особенно предусмотрительным.

Это первое крупное сочинение Бизе. Он написал «Искателей жемчуга» в 1863 году, в 24 года. И несмотря на недовольство критиков, публика была благосклонна. Опера не на слуху, потому что в ней не так много запоминающихся номеров. Самые известные — романс Надира и дуэт Надира и Зурги, оба случаются в первом акте, после этого шедевров не жди. Но зато романс «Je crois entendre encore» («В сиянье ночи лунной тебя я услыхал») прочно вошел в анналы классического бельканто. Советское оперное наследие оставило нам записи Сергея Лемешева, одного из лучших в мире исполнителей этой партии (https://www.youtube.com/watch?v=Zmt93rWOU7s). Пел он на русском, но по пронзительности чувства превзошел самого Энрико Каррузо. Затаенность и нежность этой простой напевной мелодии вынимают душу. Конечно, Надир в исполнении Павола Бреслика, тенора словацкого происхождения, даже на йоту не приблизился ни к Лемешеву, ни к Каррузо. Но ведь и не ждешь от австралийских солистов такого масштаба. Не учат их так. И чувства нынче другие. Зато спел он чисто и грамотно, в меру эмоционально, «по-английски». Хотя именно эта мера и стала причиной снижения оценки с пяти звезд до четырех.
То, что в Австралийской опере нет выдающихся певцов, далеко не секрет. Однако ансамбли слаженные, поют чисто и точно, а хоры так просто великолепные. Работа солистов с оркестром тоже качественная.

Что касается дуэта Надира и Зурги «Au fond du Temple Saint» («И там, среди цветов»), то, конечно же, это не Хворостовский с Кауфманом (https://www.youtube.com/watch?v=spEDV6-NpU), но звучало вполне достойно. И публику порадовало. Аргентинец Хосе Карбо в роли Зурги выглядел вполне убедительно.

Главный «козырем» спектакля стала исполнительница партии Лейлы — русская сопрано Екатерина Сюрина, которая продемонстрировала превосходные вокальные данные и артистизм. Достойны похвалы широкий диапазон, легкость и свежесть, мелодизм и чувственность певицы. Ее голос «по-русски» обаятелен, но к ее темпераменту хотелось бы более страстного партнера. В полной мере талант Сюриной раскрылся в арии «Me voila seule dans la nuit» (Вот я одна и ночь настала).
Постановка красочная, классическая, без психоанализа, что радует. Но во всем чувствуется малый бюджет — одни и те же костюмы (индийские сари), которые не меняются на протяжении всех действий, никаких замысловатых причесок или головных уборов, бутафория тоже довольно скудная. И по части сценографии однообразно: три смены — храм на берегу моря, храм на скале (на которую нет даже намека) и кабинет Зурги.

Яркий колорит задает рыжий цвет различных оттенков. Это цвет специй — шафрана, сандала, корицы и куркумы. Но стиль скорее растаманский, хипповский, нежели ориентально-мифологический.

Соревнуясь с Метрополитеном, австралийский режиссер Майкл Гоу мог бы лучше постараться. Все же как ни крути, а при отсутствии других современных постановок, критикам приходится сравнивать с театральными титанами. И в данном случае, сравнение будет не в пользу Гоу. Основная претензия — это слабые, не развитые мизансцены, к тому же, нет ни одной сцены ловли жемчуга. Море блестит жемчугом, но оно тоже не играет никакой роли в спектакле. Нет стихии, тогда как по сюжету действие разворачивается вокруг моря. Главная тема оказывается не раскрытой. Хор статичен и потому не интересен. И что самое невнятное — это финал. Опера заканчивается хэппи-эндом: герои скрываются, а Зурга остается один на сцене, убийца не успевает к нему подкрасться, как занавес падает.

В результате, остается ощущение всеобщего праздника в шафрановых тонах. Никакой крови, никакого насилия. Так что и детей не страшно повести на спектакль. Если не считать того, что в кульминационных моментах один из зрителей в экстазе на весь зал издавал протяжные стоны.

Не ближний свет, конечно, но меломанам только ради того, чтобы хоть раз в жизни живьем услышать «Искателей жемчуга», стоит приехать в Сидней или Нью-Йорк.
Премьерные спектакли в Сиднее продлятся до 12 марта:
https://opera.org.au/whatson/events/pearlfishers-sydney

А для желающих познакомиться с постановкой Метрополитен оперы (постановка Пенни Вулкок, дирижер Джанандрея Нозеда) — скоро такая возможность появится в кинотеатрах. В Австралии оперные трансляции начнутся 5 марта:
http://www.sharmillfilms.com.au/?p=4659


Ваш комментарий