Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Скрипка пела…

Трудно было представить, что чудный этот звук производят на свет две крохотные ручки, принадлежащие маленькой девочке.

Сразу вспомнились многочисленные концерты для одарённых детей, проводившиеся в Большом зале Московской консерватории много лет назад и, конечно, имена — Репин, Кисин, Венгеров… Но мы-то находились не в Большом и даже не в Малом зале Московской консерватории, а в Мельбурне, в популярном концертном зале Chapel Off Chapel на концерте группы «Цыгане», шел 2004 год.

— Вы случайно не знаете, сколько же этой девочке лет? — обратилась ко мне сидевшая рядом женщина, явно не верящая своим глазам.
— Десять недавно исполнилось, — ответила я шепотом.
Тем временем солирующую скрипку подхватили другие инструменты, и вот уже «Чардаш» закружил голову всей аудитории, и зрители дружно принялись отбивать ладонями ритм. Десятилетняя Дашенька смущённо стояла на сцене, и, похоже, сама не верила в происходящее.

Однако мы забежали вперёд, а ведь история наша началась много лет назад в самом, на первый взгляд, неожиданном месте — в Маньчжурии. В начале 20 века, а именно 9 мая 1921 года в семье горного инженера Михаила Осколкова родился сын Григорий (Дашенькин прадедушка). Город Харбин, где в то время осела семья Осколковых, славился многочисленной русской общиной и впоследствии его называли «pусским» городом. В 1934 году группа молодых русских музыкантов решила собрать свой, харбинский джазовый оркестр. Руководителем выбрали (путём голосования) Олега Лундстрема.

 Оркестр, основанный 68 лет назад, был недавно внесён в книгу рекордов Гиннеса как наиболее долго и активно существующий джазовый оркестр в мире. Именно этот биг-бэнд дал в своё время старт многим бывшим и настоящим звёздам российской эстрады и джаза, таким как Майя Кристаллинская, Валерий Ободзинский, Алла Пугачёва, Ирина Понаровская, Лариса Долина и многим другим.

Однако в 30-е годы, в Китае, большинство музыкантов оркестра считали джаз скорее увлечением, нежели профессией. Вот и наш герой, Гриша Осколков, музыкального образования не получал и в оркестр попал практически случайно. Судьба свела Григория с братом Олега Лундстрема — саксофонистом Игорем Лундстремом. Переехав в Шанхай в конце 30-х, оркестр остался без тромбониста, и Игорь Лундстрем предложил взять молодого харбинца  Григория Осколкова. Проблема, однако, заключалась в том, что на тромбоне Григорий играть не умел.

Молодой человек увлёкся джазом и выучился играть на трубе, что же касалось тромбона, то на овладение этим замечательным инструментом Игорь дал ему неделю.
Несколько лет спустя американские музыканты, да и просто англоговорящие любители джаза из американского Морского клуба, где Григорий работал по совместительству шофёром и музыкантом, уже уговаривали его ехать в Америку, так полюбилась им Гришина игра на тромбоне. В Шанхае за ним прочно прикрепилось прозвище «Маленький Томми Дорси» (в честь известного американского тромбониста). Вот таким удивительным образом карьера Григория Михайловича Осколкова была предрешена.

В конце 40-х, исчерпав свои возможности в Китае, коллектив решил отправиться на родину. Однако послевоенный Советский Союз в музыкантах, выросших на американской культуре, мягко говоря, не нуждался. Напротив, работники советзагранорганов не раз намекали «любителям приключений», что путешествие это не безопасно и окончится может, как говорится, в местах не столь отдалённых. Но, несмотря на увещевания родственников, знакомых и официальных лиц, в 1947 году оркестр в полном составе отбыл в город Казань. Этот странный, на первый взгляд, географический выбор уберёг музыкантов и их семьи от неминуемых арестов и ссылок в лагеря, к тому же их давняя мечта получить музыкальное образование наконец обрела реальную возможность осуществиться в Казанской консерватории.

В 1949 году у Осколковых родился сын. Назвать мальчика было решено Игорем в честь Игоря Леонидовича Лундстрема. Через несколько лет у мальчика обнаружился абсолютный слух, и Игорь был определён в Казанскую музыкальную школу по классу скрипки. В 1956 году оркестр Лундстрема вместе с семьями был приглашён в Москву и Игоря уже всерьёз рассматривали как будущего классического скрипача.
Однако любовь к джазу не давала покоя. Бесчисленная музыкальная библиотека, собранная отцом, встречи с такими людьми, как Эшпай, Саульский, Кролл, не говоря уже о музыкантах оркестра и, конечно, самом отце, человеке удивительной энергетики и таланта — давали о себе знать. Ещё будучи студентом Музыкально-педагогического института имени Гнесиных в Москве Игорь начинает свою джазовую карьеру с Валерием Ободзинским.
Поездить по стране пришлось немало, но к счастью молодая жена и тогда ещё трёхлетняя дочка Настя путешествовали вместе с ним. Надо заметить — жизнь джазового музыканта в Советском Союзе 1970-80-х годов была далека от идеала. Люди разлетались по разным концам света. Выбор пал на Австралию, и в 1992 году Игорь с семьёй перебирается в страну, которую до этого видел только на картинках географического атласа.

В Мельбурне Игорю повезло, он встретил множество людей, которые не только приняли его в своё общество, но и помогли найти свой путь. Любимая скрипка ожила в новом качестве. Сперва с лёгкой руки виолончелиста Александра Бегельфора Игорь присоединился к Concertino Trio, став бессменным аранжировщиком и солистом коллектива. В один прекрасный день Игорь познакомился с гитаристом Даглас-Де Врисом. Так появился на свет джазовый коллектив Gypsy Swing. Игорь мечтал о том, как объединить усилия двух коллективов — Concertino Trio и Gypsy Swing.

Вот тут и пришло время вернуться к нашей маленькой героине, Дашеньке. Родилась она в 1991 году в Москве. Разглядеть огонёк в 5-летнем ребёнке удалось бабушке с дедушкой, Игорю и Тане Осколковым, когда Дашенька приехала в Австралию в 1996 году. Через несколько лет она уже выигрывала призы на конкурсах, а в 8 лет сдала экзамен по скрипке за 6-й класс.

Начав постепенно выступать с обоими коллективами, Даша обрела уверенность, а также взаимную любовь и уважение со стороны, как русских, так и австралийских музыкантов. Австралийцы, греки, русские, евреи, датчане — в таком составе «Цыгане» дали свой первый концерт под новым названием.
Удивительное сочетание разнообразных инструментов, неожиданный и яркий репертуар, полная самоотдача — всё это было оценено зрителями по достоинству, а Даша с тех пор стала незаменимым членом коллектива.

(Печатается с сокращениями)


Ваш комментарий